пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

—трашный ћальчик

ќбраща€ взор свой к тихим розовым долинам моего детства, € до сих пор испытываю подавленный ужас перед —трашным ћальчиком.

Ўироким полем расстилаетс€ умилительное детство Ц безм€тежное купанье с дес€тком других мальчишек в ’рустальной бухте, шатанье по »сторическому бульвару с целым ворохом наворованной сирени под мышкой, бурна€ радость по поводу какого-нибудь печального событи€, которое давало возможность пропустить учебный день, Ђбольша€ переменаї в саду под акаци€ми, змеившими золотисто-зеленые п€тна по растрепанной книжке Ђ–одное —лової ”шинского, детские тетради, радовавшие взор своей снежной белизной в момент покупки и внушавшие на другой день всем благомысл€щим люд€м отвращение своим гр€зным п€тнистым видом, тетради, в которых по тридцати, сорока раз повтор€лось с достойным лучшей участи упорством: ЂЌитка тонка, а ќка широкаї или пропагандировалась несложна€ проповедь альтруизма: ЂЌе кушай, ћаша, кашу, оставь кашу ћишеї, переснимочные картинки на пол€х географии —мирнова, особый, сладкий сердцу запах непроветренного класса Ц запах пыли и прокисших чернил, ощущение сухого мела на пальцах после усердных зан€тий у черной доски, возвращение домой под ласковым весенним солнышком, по протоптанным среди густой гр€зи, полупросохшим, упругим тропинкам, мимо маленьких мирных домиков –емесленной улицы и, наконец,†Ц среди этой кроткой долины детской жизни, как некий грозный дуб, возвышаетс€ крепкий, смахивающий на железный болт кулак, венчающий худую, жилистую, подобно жгуту из проволоки, руку —трашного ћальчика.

≈го христианское им€ было »ван јптекарев, улична€ кличка сократила его на Ђ¬аньку јптекаренкаї, а € в пугливом, кротком сердце моем окрестил его: —трашный ћальчик.

ƒействительно, в этом мальчике было что-то страшное: жил он в местах совершенно неисследованных Ц в нагорной части ÷ыганской —лободки; носились слухи, что у него были родители, но он, очевидно, держал их в черном теле, не счита€сь с ними, запугива€ их; говорил хриплым голосом, поминутно сплевыва€ тонкую, как нитка, слюну сквозь выбитый ’ромым ¬озжонком (легендарна€ личность!) зуб; одевалс€ же он так шикарно, что никому из нас даже в голову не могло прийти скопировать его туалет: на ногах рыжие, пыльные башмаки с чрезвычайно тупыми носками, голова венчалась фуражкой, изм€той, переломленной в неподлежащем месте и с козырьком, треснувшим посредине самым вкусным образом.

ѕространство между фуражкой и башмаками заполн€лось совершенно выцветшей форменной блузой, которую охватывал широченный кожаный по€с, спускавшийс€ на два вершка ниже, чем это полагалось природой, а на ногах красовались штаны, столь вздувшиес€ на коленках и затрепанные внизу, что —трашный ћальчик одним видом этих брюк мог навести панику на население.

ѕсихологи€ —трашного ћальчика была проста, но совершенно нам, обыкновенным мальчикам, непон€тна.  огда кто-нибудь из нас собиралс€ подратьс€, он долго примеривалс€, вычисл€л шансы, взвешивал и, даже все взвесив, долго колебалс€, как  утузов перед Ѕородино. ј —трашный ћальчик вступал в любую драку просто, без вздохов и приготовлений: увидев не понравившегос€ ему человека, или двух, или трех, он кр€кал, сбрасывал по€с и, замахнувшись правой рукой так далеко, что она чуть его самого не хлопала по спине, бросалс€ в битву.

«наменитый размах правой руки делал то, что первый противник летел на землю, вздыма€ облако пыли; удар головой в живот валил второго; третий получал неуловимые, но страшные удары обеими ногамиЕ ≈сли противников было больше, чем три, то четвертый и п€тый летели от снова молниеносно закинутой назад правой руки, от методического удара головой в живот Ц и так далее.

≈сли же на него нападали п€тнадцать, двадцать человек, то сваленный на землю —трашный ћальчик стоически переносил дождь ударов по мускулистому гибкому телу, стара€сь только повертывать голову с тем расчетом, чтобы приметить, кто в какое место и с какой силой бьет, дабы в будущем закончить счеты со своими ист€зател€ми.

¬от что это был за человек Ц јптекаренок. Ќу, не прав ли € был, назвав его в сердце своем —трашным ћальчиком?

 огда € шел из училища в предвкушении освежительного купани€ на Ђ’русталкеї, или бродил с товарищем по »сторическому бульвару в поисках €год шелковицы, или просто бежал неведомо куда по неведомым делам,†Ц все врем€ налет тайного, неосознанного ужаса теснил мое сердце: сейчас где-то бродит јптекаренок в поисках своих жертвЕ ¬друг он поймает мен€ и изобьет мен€ вконец Ц Ђпустит юшкуї, по его живописному выражению.

ѕричины дл€ расправы у —трашного ћальчика всегда находилисьЕ

¬стретив как-то при мне моего друга —ашку √аннибоцера, јптекаренок холодным жестом остановил его и спросил сквозь зубы:

Ц†“ы чего на нашей улице задавалс€? ѕобледнел бедный √аннибоцер и прошептал безнадежным тоном:

Ц†яЕ не задавалс€.

Ц†ј кто у —нурцына шесть солдатских пуговиц отн€л?

Ц†я не отн€л их. ќн их проиграл.

Ц†ј кто ему по морде дал?

Ц†“ак он же не хотел отдавать.

Ц†ћальчиков на нашей улице нельз€ бить,†Ц заметил јптекаренок и, по своему обыкновению, с быстротой молнии перешел к подтверждению высказанного положени€: со свистом закинул руку за спину, ударил √аннибоцера в ухо, другой рукой ткнул Ђпод вздохї, отчего √аннибоцер переломилс€ надвое и потер€л вс€кое дыхание, ударом ноги сбил оглушенного, увенчанного син€ком √аннибоцера на землю и, полюбовавшись на дело рук своих, сказал прехладнокровно:

Ц†ј тыЕ†Ц Ёто относилось ко мне, замершему при виде —трашного ћальчика, как птичка перед пастью змеи.†Ц Еј ты что? ћожет, тоже хочешь получить?

Ц†Ќет,†Ц пролепетал €, перевод€ взор с плачущего √аннибоцера на јптекаренка.†Ц «а что жеЕ я ничего.

«агорелый, жилистый, не первой свежести кулак закачалс€, как ма€тник, у самого моего глаза.

Ц†я до теб€ давно добираюсьЕ “ы мне попадешь под веселую руку. я тебе покажу, как с баштана незрелые арбузы воровать!

Ђ¬се знает прокл€тый мальчишкаї,†Ц подумал €. » спросил, осмелев:

Ц†ј на что они тебеЕ ¬едь это не твои.

Ц†Ќу и дурак. ¬ы воруете все незрелые, а какие же мне останутс€? ≈сли еще раз увижу около баштана Ц лучше бы тебе и на свет не родитьс€.

ќн исчез, а € после этого несколько дней ходил по улице с чувством безоружного охотника, бредущего по тигровой тропинке и ожидающего, что вот-вот зашевелитс€ тростник и огромное полосатое тело м€гко и т€жело мелькнет в воздухе.

—трашно жить на свете маленькому человеку.

* * *

—трашнее всего было, когда јптекаренок приходил купатьс€ на камни в ’рустальную бухту.

’одил он всегда один, несмотр€ на то, что все окружающие мальчики ненавидели его и желали ему зла.

 огда он по€вл€лс€ на камн€х, перепрыгива€ со скалы на скалу, как жилистый поджарый волчонок, все невольно притихали и принимали самый невинный вид, чтобы не вызвать каким-нибудь неосторожным жестом или словом его сурового внимани€.

ј он в три-четыре методических движени€ сбрасывал блузу, зацепив на ходу и фуражку, потом штаны, ст€нув заодно с ними и ботинки, и уже красовалс€ перед нами, четко вырисовыва€сь смуглым, из€щным телом спортсмена на фоне южного неба. ’лопал себ€ по груди и если был в хорошем настроении, то, огл€дев взрослого мужчину, затесавшегос€ каким-нибудь образом в нашу детскую компанию, говорил тоном приказани€:

Ц†Ѕратцы! ј ну, покажем ему Ђракаї.

¬ этот момент вс€ наша ненависть к нему пропадала Ц так хорошо прокл€тый јптекаренок умел делать Ђракаї.

—толпившиес€, темные, поросшие водоросл€ми скалы образовывали небольшое пространство воды, глубокое, как колодецЕ » вот вс€ детвора, сгрудившись у самой высокой скалы, вдруг начинала с интересом гл€деть вниз, оха€ и по-театральному всплескива€ руками:

Ц†–ак! –ак!

Ц†—мотри, рак! „ерт знает, какой огромадный! Ќу и штука же!

Ц†¬от так рачище!.. √л€ди, гл€ди Ц аршина полтора будет.

ћужичище Ц какой-нибудь булочник при пекарне или грузчик в гавани Ц конечно, заинтересовывалс€ таким чудом морского дна и неосторожно приближалс€ к краю скалы, загл€дыва€ в таинственную глубь Ђколодцаї.

ј јптекаренок, сто€вший на другой, противоположной скале, вдруг отдел€лс€ от нее, взлетал аршина на два вверх, сворачивалс€ в воздухе в плотный комок, спр€тав голову в колени, обвив плотно руками ноги, и, будто повисев в воздухе полсекунды, обрушивалс€ в самый центр Ђколодцаї.

÷елый фонтан Ц нечто вроде смерча Ц взвивалс€ кверху, и все скалы сверху донизу заливались кип€щими потоками воды.

¬с€ штука заключалась в том, что мы, мальчишки, были голые, а мужик Ц одетый и после Ђракаї начинал напоминать вытащенного из воды утопленника.

 ак не разбивалс€ јптекаренок в этом узком скалистом колодце, как он ухитр€лс€ поднырнуть в какие-то подводные ворота и выплыть на широкую гладь бухты Ц мы совершенно недоумевали. «амечено было только, что после Ђракаї јптекаренок становилс€ добрее к нам, не бил нас и не зав€зывал на мокрых рубашках Ђсухарейї, которые приходилось потом грызть зубами, дрожа голым телом от свежего морского ветерка.

* * *

ѕ€тнадцати лет отроду мы все начали Ђстрадатьї.

Ёто Ц совершенно своеобразное выражение, почти не поддающеес€ объ€снению. ќно укоренилось среди всех мальчишек нашего города, переход€щих от детства к юности, и самой частой фразой при встрече двух Ђфрайеровї (тоже южное арго) было:

Ц†ƒр€стуй, —ережка. «а кем ты стр€даешь?

Ц†«а ћаней ќгневой. ј ты?

Ц†ј € еще ни за кем.

Ц†¬ри больше. „то же ты, дрюгу боишьс€ сказать, что ли ча?

Ц†ƒа мине  ат€  апитанаки очень привлекаеть.

Ц†¬решь?

Ц†Ќакарай мине √осподь.

Ц†Ќу, значит, ты за ней стр€даешь.

”личенный в сердечной слабости, Ђстрадалец за  атей  апитанакиї конфузитс€ и дл€ сокрыти€ прелестного полудетского смущени€ загибает трехэтажное ругательство.

ѕосле этого оба друга идут пить бузу за здоровье своих избранниц.

Ёто было врем€, когда —трашный ћальчик превратилс€ в —трашного ёношу. ‘уражка его по-прежнему вс€ пестрела противоестественными изломами, по€с спускалс€ чуть не на бедра (необъ€снимый шик), а блуза верблюжьим горбом выбивалась сзади из-под по€са (тот же шик); пахло от ёноши табаком довольно едко.

—трашный ёноша, јптекаренок, перевалива€сь, подошел ко мне на тихой вечерней улице и спросил своим тихим, полным грозного величи€ голосом:

Ц†“ы чиво тут делаешь, на нашей улице?

Ц†√ул€юЕ†Ц ответил €, почтительно пожав прот€нутую мне в виде особого благоволени€ руку.

Ц†„иво ж ты гул€ешь?

Ц†ƒа так себе.

ќн помолчал, подозрительно огл€дыва€ мен€.

Ц†ј ты за кем стр€даешь?

Ц†ƒа ни за кем.

Ц†¬ри!

Ц†Ќакарай мен€ √оспЕ

Ц†¬ри больше! Ќу? Ќе будешь же ты здр€ (тоже словечко) шл€тьс€ по нашей улице. «а кем стр€даешь?

» тут сердце мое сладко сжалось, когда € выдал свою сладкую тайну:

Ц†«а  ирой  остюковой. ќна сейчас после ужина выйдет.

Ц†Ќу, это можно.

ќн помолчал. ¬ этот теплый нежный вечер, напоенный грустным запахом акаций, тайна распирала и его мужественное сердце.

ѕомолчав, спросил:

Ц†ј ты знаешь, за кем € стр€даю?

Ц†Ќет, јптекаренок,†Ц ласково сказал €.

Ц† ому јптекаренок, а тебе д€денька,†Ц полушутливо, полусердито проворчал он.†Ц я, братец ты мой, стр€даю теперь за Ћизой ≈вангопуло. ј раньше € стр€дал (произносить Ђ€ї вместо Ђаї Ц был тоже своего рода шик) за ћаруськой  оролькевич. «дорово, а? Ќу, брат, твое счастье. ≈сли бы ты что-нибудь думал насчет Ћизы ≈вангопуло, тоЕ

—нова его уже выросший и еще более окрепший жилистый кулак закачалс€ у моего носа.

Ц†¬идал? ј так ничего, гул€й. „то жЕ вс€кому стр€дать при€тно.

ћудра€ фраза в применении к сердечному чувству.

12†но€бр€ 1914 года мен€ пригласили в лазарет прочесть несколько моих рассказов раненым, смертельно скучавшим в мирной лазаретной обстановке.

“олько что € вошел в большую, уставленную кроват€ми палату, как сзади мен€ с кровати послышалс€ голос:

Ц†«дравствуй, фрайер. “ы чего задаешьс€ на макароны?

–одной моему детскому уху тон прозвучал в словах этого бледного, заросшего бородой раненого. я с недоумением погл€дел на него и спросил:

Ц†¬ы это мне?

Ц†“ак-то, не узнавать старых друзей? ѕогоди, попадешьс€ ты на нашей улице Ц узнаешь, что такое ¬анька јптекаренок.

Ц†јптекарев?!

—трашный ћальчик лежал передо мной, слабо и ласково улыба€сь мне.

ƒетский страх перед ним на секунду вырос во мне и заставил и мен€ и его (потом, когда € ему призналс€ в этом) рассме€тьс€.

Ц†ћилый јптекаренок? ќфицер?

Ц†ƒа.

Ц†–анен?

Ц†ƒа.†Ц », в свою очередь: Ц ѕисатель?

Ц†ƒа.

Ц†Ќе ранен?

Ц†Ќет.

Ц†“о-то. ј помнишь, как € при тебе —ашку √аннибоцера вздул?

Ц†≈ще бы. ј за что ты тогда Ђдо мен€ добиралс€ї?

Ц†ј за арбузы с баштана. ¬ы их воровали, и это было нехорошо.

Ц†ѕочему?

Ц†ѕотому что мне самому хотелось воровать.

Ц†ѕравильно. ј страшна€ у теб€ была рука, нечто вроде железного молотка. ¬оображаю, кака€ она теперьЕ

Ц†ƒа, брат,†Ц усмехнулс€ он.†Ц » вообразить не можешь.

Ц†ј что?

Ц†ƒа вот, гл€ди.

» показал из-под оде€ла короткий обрубок.

Ц†√де это теб€ так?

Ц†Ѕатарею брали. »х было человек п€тьдес€т. ј нас, этогоЕ ћеньше.

я вспомнил, как он с опущенной головой и закинутой назад рукой слепо бросалс€ на п€терых Ц и промолчал. Ѕедный —трашный ћальчик!

* * *

 огда € уходил, он, пригнув мою голову к своей, поцеловал мен€ и шепнул на ухо:

Ц†«а кем теперь стр€даешь?

» така€ жалость по ушедшем сладком детстве, по книжке Ђ–одное —лової ”шинского, по Ђбольшой переменеї в саду под акаци€ми, по украденным пучкам сирени,†Ц така€ жалость затопила наши души, что мы чуть не заплакали.