пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

–усский в ≈вропах

Ћетом 1921 года, когда Ђэтої уже кончилось,†Ц в курзале одного заграничного курорта собралась за послеобеденным кофе сама€ разношерстна€ компани€: были тут и греки, и французы, и немцы, были и венгерцы, и англичане, один даже китаец былЕ

–азговор шел благодушный, послеобеденный.

Ц†¬ы, кажетс€, англичанин?†Ц спросил француз высокого бритого господина. ќбожаю € вашу нацию: самый дельный вы, умный народ в свете.

Ц†ѕосле вас,†Ц с чисто галльской любезностью поклонилс€ англичанин. ‘ранцузы в минувшую войну делали чудесаЕ ¬ груди француза сердце льва.

Ц†¬ы, €понцы,†Ц говорил немец, попыхива€ сигарой,†Ц изумл€ли и продолжаете изумл€ть нас, европейцев. Ѕлагодар€ вам слово Ђјзи€ї перестало быть символом дикости, некультурностиЕ

¬ другом углу грек тужилс€, тужилс€ и наконец сказал:

Ц†«амечательный вы народ, венгерцы!

Ц†„ем?†Ц искренно удивилс€ венгерец.

Ц†Ќу как жеЕ ¬енгерку хорошо танцуете. ј однажды € купил себе суконную венгерку, расшитую разными этакими штуками. ’орошо носилась! ¬ино оп€ть же: нарезатьс€ венгерским Ц самое св€тое дело.

Ц†» вы, греки, хорошие.

Ц†ƒа что вы говорите?! „ем?

Ц†ЌуЕ вообще. ѕри€тный такой народ.  лассический. ћаслины вот тоже. ѕериклы вс€кие.

ј сбоку у стола сидел один молчаливый бородатый человек и, опустив буйную голову на ладони рук, сосредоточенно, печально молчал.

Ћюбезный француз давно уже погл€дывал на него, наконец не выдержал, дотронулс€ до его широкого плеча.

Ц†¬ы, веро€тно, мсье, турок? ѕо-моему Ц одна из лучших наций в мире!

Ц†Ќет, не турок.

Ц†ј кто же, осмелюсь спросить?

Ц†ƒа, так, вообще, приезжий. ƒа вам, собственно, зачем?

Ц†„резвычайно интересно узнать.

Ц†–усский €!!

 огда в тихий дремлющий летний день вдруг откуда-то сорветс€ и налетит порыв ветра, как испуганно и озабоченно закачаютс€, зашелест€т верхушки деревьев, как беспокойно завоз€тс€ и защебечут примолкшие от зно€ птицы, какой тревожной р€бью вдруг подернетс€ зеркально-уснувший пруд!

¬от так же закачались и озабоченно, удивленно защебетали венгерские, французские, €понские головы; так же доселе гладкие зеркально-спокойные лица подернулись р€бью тыс€чи самых различных, взаимно борющихс€ между собой ощущений.

Ц†–усский? ƒа что вы говорите? Ќасто€щий?

Ц†ƒетки! јльфред, ћадлена! ¬ы хотели видеть насто€щего русского Ц смотрите скорей! ¬от он, видите, сидит.

Ц†Ѕедн€га-то бедн€га, да € давеча, когда расплачивалс€, бумажник два раза вынимал. ѕереложить в карманы брюк, что ли!

Ц†—мотрите, вон русский сидит.

Ц†√де, где?! —лушайте, а он бомбу в нас не бросит?

Ц†ћожет, он голодный, господа, а вы на него вызверились.  ак вы думаете, удобно ему предложить денег?

Ц†Ќемца бы от него подальше убрать. ј то немцы больно уж ему насолилиЕ как бы он его не тово!

‘ранцуз сочувственно, но с легким оттенком страха жал ему руку, €понец ласково, с тайным соболезнованием гладил его по плечу, кое-кто предлагал сигару, кое-кто плотнее застегнулс€. «аботлива€ мать, схватив за руку плачущего јльфреда и ћадлену, пыхт€, как буксирный пароход, утащила их домой.

Ц†ќчень вас большевики мучили?†Ц спросил добрый €понец.

Ц†—кажите, а правда, что в ћоскве собак и крыс ели?

Ц†ќбъ€сните, почему русский народ свергнул Ќикола€ и выбрал Ћенина и “роцкого? –азве они были лучше?

Ц†ј что такое вз€тка? Ќапиток такой или танец?

Ц†ѕравда ли, что у вас сейфы вскрывали? »ли, € думаю, это одна из тыс€ч небылиц, распространенных врагами –оссииЕ ј правда, что если русскому рабочему запеть Ђ»нтернационалї,†Ц он сейчас же начинает вешать на фонаре прохожего человека в крахмальной рубашке и очках?

Ц†ј правда, что некоторые русские покупали фунт сахару за п€ть-дес€ть рублей, а продавали за тыс€чу?

Ц†—кажите, совнарком и совнархоз опасные болезни? ѕравда ли, что разбойнику –азину поставили на главной площади пам€тник?

Ц†ј вот € слышал, что буржуазные классы имеют тайную ужасную привычку, поймав рабочего, прокусывать ему артерию и пить теплую кровь, покаЕ

Ц†√орит!!†Ц крикнул вдруг русский, шваркнув полупудовым кулаком по столу.

Ц†„то горит? √де? Ѕоже мойЕ ј мы-то сидимЕ

Ц†ƒуша у мен€ горит! ¬ина!! Ёй, кельнер, камерьере, шестерка Ц как теб€ там?! ¬олоки вина побольше! ¬сех угощаю!! ѕоймете ли вы тоску души моей?! —умеете ли загл€нуть в бездну хаотической первозданной души слав€нской? ¬сем давай бокалы. Ёхма! Ђ”мри, похоро-о-н€т, как не жил на светеїЕ

—гущались темно-синие сумерки.

–усский, страшный, растрепанный, держа в одной руке бутылку Ђѕоммери-секї, а кулаком другой руки гроз€ заграничному небу, говорил:

Ц†—очувствуете, говорите? ј мне чихать на ваше такое заграничное сочувствие!! ¬ы думаете, вы мне все, все, сколько вас есть Ц мало крови стоили, мало моей жизни отн€ли? “ы, немецка€ морда, ты мне кого из ÷иммервальда прислал? –азве так воюют? ј ты, л€гушатник тамЕ Ђћон ами да мон ами, бон да бонї, а сам вз€л да большевикам  рым и ќдессу отдал? –азве это боновое дело! –азве это фратерните? –азве € могу забыть? ј тебе разве € забуду, как ты своих носатых китайских чертей прислал Ц наш  ремль поганить, нашу дорЕ доррогую –оссию губить, а? ј венгерецЕ тоже и ты хорош: тебе бы мышеловками торговать да венгерку пл€сать, а ты в социалистические революции полез, Ѕела  унев, черт их подери, на престолы сажатьЕ а? ќх, горько мне с вами, ох, тошнехонькоЕ ѕить со мной мое вино вы можете сколько угодно, но пон€ть мою душеньку?! √орит внутри, братцы! «акопал € свою молодость, свою радость в землю сыруюЕ Ђ”мру-у, похоро-о-н€т, как не-е жил на свете!ї

» долго еще в опустевшем курзале, когда все постепенно, на цыпочках, разошлись Ц долго еще разносились стоны и рыдани€ полупь€ного одинокого человека, не пон€того, униженного в своем насто€щем трезвом виде и еще более не пон€того в пь€номЕ » долго лежал он так, неразгаданна€ м€туща€с€ душа, лежал, положив голову на ослабевшие руки, пока не подошел метрдотель:

Ц†√осподинЕ “ут счет.

Ц†„то? ѕожалуйста! –усский человек за всех должен платить! ѕолучите сполна.