пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ќтец

—тоит мне только вспомнить об отце, как он представл€етс€ мне взбирающимс€ по лестнице, с оживленным озабоченным лицом и размашистыми движени€ми, сопровождаемый несколькими дюжими носильщиками, обремененными т€желой ношей.

Ёто странное представление рождаетс€ в мозгу, веро€тно, потому, что чаще всего мне приходилось видеть отца взбирающимс€ по лестнице, в сопровождении кр€хт€щих и ругающихс€ носильщиков.

ћой отец был удивительным человеком. ¬се в нем было какое-то оригинальное, не такое, как у другихЕ ќн знал несколько €зыков, но это были странные, ненужные никому другому €зыки: румынский, турецкий, болгарский, татарский. Ќи французского, ни немецкого он не знал. »мел он голос, но когда пел, ничего нельз€ было разобрать Ц такой это был густой, низкий голос. —лышалось какое-то удивительное громыхание и рокот, до того низкий, что казалс€ он выход€щим из-под его ног. Ћюбил отец стол€рные работы Ц но тоже они были както ни к чему Ц делал он только дерев€нные пароходики. ¬озилс€ над каждым пароходиком около года, делал его со всеми детал€ми, а когда кончал, то, удовлетворенный, говорил:

Ц†“акую штуку можно продать не меньше чем за п€тнадцать рублей!

Ц†ј матерь€л стоил тридцать!†Ц подхватывала мать.

Ц†ћолчи, ¬ар€,†Ц говорил отец.†Ц “ы ничего не понимаешьЕ

Ц† онечно,†Ц горько усмеха€сь, возражала мать.†Ц “ы много понимаешьЕ

√лавным зан€тием отца была торговл€. Ќо здесь он превосходил себ€ по странности и ненужности Ц с коммерческой точки зрени€ Ц тех операций, которые в магазине происходили.

ƒл€ отца не было лучшего удовольстви€, как отпустить кому-нибудь товар в долг. ѕокупатель, задолжавший отцу, делалс€ его лучшим другомЕ ќтец зазывал его в лавку, поил чаем, играл с ним в шашки и бывал обижен на мать до глубины души, если она, узнав об этом, говорила:

Ц†Ћучше бы он деньги отдал, чем в шашки играть.

Ц†“ы ничего не понимаешь, ¬ар€,†Ц деликатно возражал отец.†Ц ќн очень хороший человек. ƒве дочери в гимназии учатс€. —ам на войне был. “ы бы послушала, как он о военных пор€дках рассказывает.

Ц†ƒа нам-то что от этого! ћало ли кто был на войне Ц так всем и давать в долг?

Ц†“ы ничего не понимаешь, ¬ар€,†Ц печально говорил отец и шел в сарай делать пароход.

—о мной у него были хорошие отношени€, но характеры мы имели различные. я не мог пон€ть его увлечений, скептически относилс€ к пароходам и, когда он подарил мне один пароход, дума€ привести этим в восторг, € хладнокровно, со скучающим видом потрогал какую-то дерев€нную штучку на носу крошечного судна и отошел.

Ц†“ы ничего не понимаешь, ¬аська,†Ц сказал, сконфузившись, отец.

я любил книжки, а он купил мне полдюжины какихто голубей-трубачей. ѕочему € должен был восхищатьс€ тем, что у них хвосты не плоские, а трубой, до сих пор считаю невы€сненным. ћне приходилось вставать рано утром, дава€ этим голуб€м корм и воду, что вовсе не увлекало мен€. „ерез три-четыре дн€ € привел в исполнение адский план Ц открыл дверцу голубиной будки, дума€, что голуби сейчас же улет€т. Ќо прокл€тые птицы вертели хвостами и мирно сидели на своем месте. ¬прочем, открыта€ дверца принесла свою пользу: в ту же ночь кошка передушила всех трубачей, принес€ мне облегчение, а отцу горе и тихие слезы.

 ак все в отце было оригинально, так же была оригинальна и необычна его страсть Ц покупать редкие вещи. “ребовани€, которые предъ€вл€л он к этого рода операци€м, были следующие: чтобы вещь приводила своим видом всех окружающих в удивление, чтобы она была монументальна и чтобы все думали, что вещь куплена за п€тьсот рублей, когда за нее заплачено только тридцать.

* * *

ќднажды на лестнице дома, где мы жили, послышалось топанье многочисленных ног, крики и кр€хтенье. ћы выбежали на площадку лестницы и увидели отца, который вел за собою несколько носильщиков, обремененных большой, странного вида вещью.

Ц†„то это такое?†Ц с беспокойством спросила мать. Ћучезарное лицо отца си€ло гордостью и скрытой радостью человека, замыслившего прехорошенький сюрприз.

Ц†”видите,†Ц дрожа от нетерпени€, говорил он.†Ц —ейчас поставим его.

 огда Ђегої поставили и носильщики, облагодетельствованные отцом, удалились, Ђонї оказалс€ колоссальной величины умывальником с мраморной лопнувшей пополам доской и красным потрескавшимс€ деревом.

Ц†Ќу?†Ц торжествующе обратилс€ отец к окружающим.†Ц ¬о сколько вы оцените эту штуку?

Ц†ƒа дл€ чего она?†Ц спросила мать.

Ц†“ы ничего не понимаешь, ¬ар€. јлеша, скажи-ка ты Ц сколько, по-твоему, стоит сей умывальник?

јлеша Ц льстец, гипперболист и фальшива€ низкопоклонна€ душонка Ц всплеснул измазанными чернилами руками и ненатурально воскликнул:

Ц† ака€ прелесть! —колько стоит! „етыреста двадцать п€ть рублей!

Ц†’а-ха-ха!†Ц торжествующе захохотал отец.†Ц ј ты, ¬ар€, сколько скажешь?

ћать скептически покачала головой.

Ц†ƒа что жЕ рублей п€тнадцать за него еще можно дать.

Ц†ћного ты понимаешь! ћожете представить Ц весь этот мрамор, красное дерево и все Ц стоит по случаю всего двадцать п€ть рублей. ¬от сейчас мы его попробуем! ћарь€! ¬оды.

¬ монументальный рукомойник налили ведро водыЕ Ќажата€ ногой педаль не вызвала из крана ни одной капли жидкости, но зато когда мы посмотрели вниз, ноги наши были окружены целым озером воды.

Ц†“ечет!†Ц сказал отец.†Ц Ќадо позвать слесар€. ћарь€! —бегай.

—лесарь повозилс€ с полчаса над умывальником, вз€л за это шесть рублей и, уход€, украл из передней шапку. ”мывальник поселилс€ у нас.

 огда отца не было дома, все с наслаждением умывались из маленького стенного рукомойника, но если это происходило при отце, он кричал, ругалс€, заставл€л всех умыватьс€ из его покупки и говорил:

Ц†¬ы ничего не понимаете!

” всех было основание избегать большого умывальника. ” него был ехидный отвратительный нрав и непосто€нство в симпати€х. »ногда он обнаруживал собачью прив€занность к сестре Ћизе и давалс€ умыватьс€ из него нормальным, обычным способом. »ли дружилс€ с јлешей, был предупредителен к нему Ц покорный, как ребенок, лил прозрачную струю на черные јлешины руки и не позвол€л себе непристойных выходок.

—о всеми же другими поступал так: стоило только нажать педаль, как из крана со свистом вылетала горизонтальна€ стру€ воды и попадала неосторожному человеку в живот или грудь; потом стру€ моментально опадала и, притаившись, ждала следующего нажати€ педали. „еловек нагибалс€ и подставл€л руки, наде€сь поймать прокл€тую струю в том самом месте, куда она била. Ќо стру€ не дремалаЕ

”вид€ склоненные плечи, она взлетала фонтаном вверх, обрушивалась вниз, обливала голову и затылок доверчивого человека, моментально пропадала и, нацелившись на ноги, орошала их так щедро, что человек, побежденный умывальником, с прокл€тием отскакивал в сторону и убегал.

»ногда же умывальник вертел струей, как зме€ головой, поворачивал ее, кривл€лс€, и тогда нужно было бегать вокруг этой монументальной др€ни, чтобы поймать руками ускользающую увертливую струю. ѕотом уже мы придумали делать на нее форменную облаву: становились вокруг, прот€гивали дес€ток рук, и загнанна€ стру€, как ни изворачивалась, а кому-нибудь попадалаЕ

* * *

ќднажды на лестнице раздалс€ знакомый топот и кр€хтеньеЕ Ёто отец, предводительству€ армией носильщиков, вел новую покупку.

“о была странна€ процесси€.

¬переди три человека тащили громадный четырехугольник с отверстием посередине, за ними двое несли странный точеный стержень, а сзади замыкали шествие еще два человека с каким-то подобием громадного глобуса и стекл€нным матовым полушарием величиной с крышу небольшого сарайчика.

Ц†„то это?†Ц с тайным страхом спросила мать.

Ц†Ћампа,†Ц весело отвечал отец.

Ц†ј € думала Ц тумба дл€ афиш.

Ц†Ќе правда ли,†Ц подхватил отец,†Ц прегромадна€ вещь. я и торговалс€ полчаса, пока мне не уступили.

Ћампу установили р€дом с умывальником. ќна была ростом под потолок и вида самого странного, на редкость неудобного Ц т€жела€, некрасива€, похожа€ на какое-то чудовищное африканское растение.

Ц†Ќу, как думаешь, јлешаЕ —колько она стоит?

Ц†“ри тыс€чи!†Ц уверенно сказал јлеша.

Ц†’а-ха! ј ты что скажешь, ¬ар€? ћать, севши в уголку, беззвучно плакала.

— отца весь восторг сразу слетел, и он, обескураженный, подошел к матери, нагнулс€ и нежно поцеловал ее в голову.

Ц†Ёх, ¬ар€! “ы ничего не понимаешь!.. ¬аська! —колько, по-твоему, должна стоить така€ лампа?

Ц†—емь тыс€ч,†Ц сказал €, обойд€ вокруг лампы.†Ц ѕо крайней мере, € дал бы за нее столько, лишь бы ее отсюда убрали.

Ц†ћного ты понимаешь!†Ц растер€лс€ отец.

Ћампа оказалась из одного семейства с умывальником.  еросин (четырнадцать фунтов), налитый в нее, потек, отравил воздух, а когда слесарь исправил ее (тот самый, который украл шапку), то лампа вт€нула в себ€ громадный черный фитиль и ни за что не хотела выпустить его. ¬ытащенный какими-то щипцами, фитиль загорелс€, но так начадил, что соседи пришли спасать нас от пожара, предлага€ бесплатные услуги по выносу вещей и тушению огн€.

ј громадна€ необъ€тна€ лампа горела маленьким микроскопическим огоньком, таким, какой теплитс€ в лампадке у икон, тихо потрескивала и €звительно прищелкивала своим крохотным красным €зычком.

ќтец сто€л перед ней в немом восторге.

ќднажды на лестнице послышалс€ такой же шум, грохот и крики.

Ц†„то еще?†Ц выскочила мать.

Ц†„асы,†Ц счастливо сме€сь, сообщил отец.

Ёто было самое поразительное, самое неслыханное из всего купленного отцом.

ѕо громадному циферблату стремительно носились две стрелки, не счита€сь ни с временем, ни с усили€ми людей, которые вздумали бы удержать их от этого. ¬низу грозно раскачивалс€ колоссальный ма€тник, дела€ размах аршина четыре, а впереди весь механизм хрипло и т€жело дышал, как загнанный носорог или полузадушенный подушкой человекЕ

 то их сделал?  акому пь€ному, ненормальному, воспаленному алкоголем мозгу €вилась мысль соорудить этот безобразный неуклюжий аппарат, со всеми част€ми, болезненно, как в бреду, преувеличенными, с ходом без логики и с пь€ным отвратительным дыханием внутри, дыханием их творца, который, может быть, околел уже где-нибудь под забором, истерзанный белой гор€чкой, изглоданный ревматизмом и подагрой.

„асы стали р€дом с умывальником и лампой, перемигнулись и сразу пон€ли, как им вести себ€ в этом доме.

ћа€тник стремительно носилс€ от стены к стене и все норовил сбить с ног нас, когда мы стремглав проскакивали у него сбокуЕ ћеханизм ворчал, кашл€л и стонал, как умирающий, а стрелки резвились на циферблате, разбега€сь, сход€сь и кружась в лихой вакхической пл€скеЕ

ќтец вздумал подчинить нас времени, показываемому этими часами, но скоро убедилс€, что обедать придетс€ ночью, спать в полдень и что нас через неделю исключат из училищ за по€вление на уроки в одиннадцать часов вечера.

„асы пригодились нам, как спортивный, невиданный доселе нигде аппаратЕ ћы брали трехлетнюю сестренку ќлю, усаживали ее на колоссальный ма€тник, и она, уцепившись судорожно за стержень, носилась, трепещуща€, испуганна€, из стороны в сторону, возбужда€ веселье окружающей молодежи.

ћать назвала эту комнату Ђѕрокл€той комнатойї.

÷елый день оттуда доносилс€ удушливый запах керосина, журчали ручейки воды, вытекавшей из умывальника на пол, а по ночам нас будили и пугали страшные стоны, которые испускали часы, перемежа€ иногда эти стоны хриплым зловещим хохотом и ржаньем.

ќднажды, когда мы вернулись из школы и хлынули толпой в нашу любимую комнату повеселитьс€ около часов, мы отступили, изумленные, испуганные: комната была пуста, и только три крашеных четырехугольника на полу показывали те места, где сто€ли отцовы покупки.

Ц†„то ты с ними сделала?†Ц спросили мы мать.

Ц†ѕродала.

Ц†ћного дали?†Ц спросил молчавший доселе отец.

Ц†“ри рубл€. “олько не они дали, а €Е „тобы их унесли. Ќикто не хотел св€зыватьс€ с ними даромЕ

ќтец опустил голову, и по пустой комнате гулко прошелс€ его подавленный шепот:

Ц†ћного ты понимаешь! “еперь он умер, мой отец.