пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

–одители первого сорта

Ћениво просматрива€ старый номер газеты, в которую было завернуто собрание сочинений ѕшебышевского, € прочел вслух заметку из хроники происшествий:

Ц†Ђ¬ выгребной €ме дома є†7 по ћосковскому переулку найден труп младенца с отрезанной головой. ƒознание вы€снило, что преступление совершено матерью младенца кресть€нкой ћценского уезда јвдотьей ћежевых, желавшей избавитьс€ от лишней обузыїЕ

«емский врач  ныш, сидевший у мен€, прослушал заметку и сказал:

Ц†ƒержу пари, что еврейка никогда не сделала бы такой штуки!

Ц†ѕочему?

Ц†Ќеужели вы не знаете, что нет на свете народа детолюбивее евреев?..

Ц†ƒа, но € думаю Ц любовь в них пробуждаетс€ к дет€м, а не к тем бедным бесформенным комочкам м€са, еле-еле успевшим по€витьс€ на свет Ѕожий.

Ц†Ќу, нет. ≈врей любит своего ребенка до самозабвени€ в любой момент: при рождении, во все врем€ роста его, любит его даже тогда, когда это уже верзила с окладистой бородой и с полдюжиной собственных детей, не менее гор€чо любимых. ƒа вот, хотите, € расскажу вам о трех этапах любви евре€ к своему ребенку Ц этапах, которым € сам был свидетелем.

Ц†ƒело. ј € вас за это угощу добрым стаканом вина.

Ц†» это дело. —лушайте.

I

рождение ребенка

ƒо сих пор € без тихой умилительной улыбки не могу вспомнить об этом случае.

Ѕыл € врачом в маленьком, глухом, неверо€тно гр€зном городишке. ѕредставьте себе глубокую осень, темные улицы, гр€зь по колена, отсутствие средств передвижени€, ей-богу, ƒантов ад красивее, нар€днее и элегантнее. ќн по крайней мере вымощен.

ќднажды, когда пробило уже 11 часов, что по-тамошнему считаетс€ глубокою ночью,†Ц ко мне постучались.

я поморщилс€, но открыл дверь и впустил посетител€ Ц худого бледного евре€, одетого в непромокаемый плащ и глубокие калоши.

Ц†„то вам нужно?

Ц†ќй, господин доктор,†Ц ответил он с примесью мрачного юмора, почти всегда характеризующего бедных евреев.†Ц „то мне нужноЕ ¬ы спросите Ц чего мне нужноЕ ћне все нужно. Ќо пока, если на минуточку отбросить все остальное Ц так мне нужно доктора.

Ц†«аболел кто-нибудь?

Ц†Ќет. Ќо жена сегодн€, кажетс€, не прочь родить.

Ц†“ак вы бы обратились к повивальной бабкеЕ

Ц†√осподин доктор! ¬ы знаете, где она живет?

Ц†Ќет, не знаю.

Ц†“ак как же вы хотите, чтобы € знал? ќна же ваш коллега, а не мой коллегаЕ “ак как же вы хотите, чтобы € ее знал?  ака€ теперь может быть бабка, когда собаку жалко на улицу поставить. ¬ы полюбуйтесь на эту погоду! я рад, что еще до вас добралс€Е

Ц†’оть извозчик-то есть у вас?

Ц†√осподин доктор!  акой может быть извозчик? ” нас на весь город четыре извозчика; так один пь€н, у другого лошадь больна€, третий уехал в уезд, а четвертого вообще нет на свете.

Ц†Ќу, даЕ однако, согласитесь сами, идти пешком в такую погодуЕ

Ц†√осподин доктор! ¬ы хотите, € буду плакать, хотите, € стану на колени, хотитеЕ

Ц†Ќу ладно, ладно. ј обратно вы мен€ проводите?

Ц†√осподин доктор! я вас на руках понесу, если хотите! я буду ложитьс€, если вам нужно перейти через лужуЕ

Ц†Ќу, ну, довольно. ∆аль только, что у мен€ нет глубоких калошЕ

Ц†ќй, какой же может быть об этом разговор?!  алоши? Ќате вам мои калоши! ƒождь? Ќате вам мое непромокаемое пальто.

Ц†ј вы-то самиЕ

Ц†Ќу, на мне есть еще верблюжь€ куртка. “ак, а если бы ее не было? я бы пошел в рубашке, € голый пошел бы, но доктора бы € до своей жены привел и у мен€ бы родилс€ ребенок!!!

„ерез п€ть минут €, сопровождаемый будущим отцом, закутанный в его клеенчатое пальто и обутый в его колоссальные калоши, уже шагал по в€зкой невидимой гр€зи, по-над стенками невидимых домишек среди непрогл€дной темнотыЕ ’олодный дождь потоками обливал нас, а под ногами шипела, хрипела и чавкала в€зка€ черна€ гр€зь.

Ц†ќй, как тут нехорошо, господин докторЕ ƒайте мне свою рукуЕ ¬от так! Ёто не лужа даже, а форменное несчастьеЕ

Ц†—лушайте! ƒа возьмите вы свой плащЕ ¬едь у мен€ под ним все равно пальтоЕ

Ц†„то значит Ц пальто? ј пальто не может от дожд€ попортитьс€? ∆елезное оно или что?

я приостановилс€.

Ц†„то?  алошу потер€ли? ƒайте € ее вам выниму. “оже город!

ќн был трогателен до слез в своем самоотреченииЕ » вдруг среди непрогл€дной тьмы послышалс€ чей-то кашель, шлепанье ног и голос:

Ц†ћоисей, это ты?

Ц†ќй, яша! ’орошо, что ты вышел навстречуЕ Ќу, что Ѕерточка?

Ц†“ы пр€мо лопнешь со смеху: она уже родила! » ребенок здоровенький, и она здорова€, пр€мо замечательноЕ

ћой спутник издал радостный крик и сейчас же захлопотал около мен€:

Ц†“еперь уже ничего не нужно, господин доктор! ”же слава Ѕогу! Ќу, € возьму плащ этот и эти тоже калошиЕ Ѕывайте здоровы. » € уже побегу как сумасшедший! ’ехе! “ак она родила!

я осталс€ один среди тьмы и дожд€. Ўаги счастливого отца и неизвестного яши быстро затихли, и только один торопливый вопрос донесс€ до мен€:

Ц†ћальчик? ƒевочка? „его ж ты молчишь?!!

я сто€л среди мрака, обливаемый дождем, без калош, не зна€, в какую сторону мне идти, и печально, меланхолически улыбалс€.

—в€той эгоизм! ќ, если бы мой отец так же радовалс€ моему рождениюЕ

II

ребенок растет

¬ прошлом году € встретилс€ с одним знакомым оперным певцом, евреем, но тщательно скрывающим свое происхождение.

ќн вз€л себе манеру говорить с московским раст€гиванием слов и вообще весь свой жизненный путь совершал в стиле богатого барина, аристократа, ради милого барского каприза попавшего на сцену.

Ц†„то вы делали это лето, Ѕорис ћихайлович?†Ц спросил €.

Ц†ЁтогоЕ м-даЕ „то € делал летом?.. ƒа так, почтеннейший, мало хорошегоЕ “ри недели провел в Ќицце, поигрывал в ћонте- арло Ц скучища! ƒаже выигрыш не веселит. ѕотом мы с кн€зем √олицыным объехали на автомобиле южную »талию. ¬ернулс€ в –оссию, пожил немного на даче у своей царскосельской при€тельницы графини ћедем, а потом уехал в свое подмосковное имение √орбатовоЕ “ощища!

Ц†“ак, такЕ это хорошо,†Ц улыбнулс€ €.†Ц Ќу а как поживает ваш сынок ћиша?

» моментально ленивый тон с барским раст€гиванием слов как рукой сн€ло:

Ц†ќй, ћиша! Ёто же пр€мо-таки замечательное существо, мой ћиша! ќй! Ёто же не ребенок, а пр€мо феномен! ћожете поражатьс€ Ц но он уже на скрипочке играет! —крипочку такую € ему купил!!

» сквозь холеное барское лицо международного растакуэра на мен€ гл€нуло другое Ц бледного евре€ в непромокаемом пальто, который хотел отнести мен€ на руках к своему будущему ребенкуЕ

III

ребенок вырос

Ќа улице сгрудилась больша€ толпа.

я не мог протиснутьс€ к центру, приковавшему всеобщее внимание, но, когда кто-то громко сказал: Ђƒоктора!

Ќет ли здесь доктора?ї Ц толпа почтительно расступилась передо мной.

Ц†„то здесь такое?

Ц†ƒа вот старый еврей Ц упал и лежит.

Ц†ћертв?

Ц†Ќет, кажись, живой.

я опустилс€ около лежащего, ощупал его, исследовал, насколько это было удобно, и уверенно сказал:

Ц†ќбморок. ќт голода.

≈вре€ снесли в ближайшую аптеку. я привел его в чувство, дал ему конь€ку, молока, пару бисквитов и приступил к допросу.

Ц†—колько дней ничего не ели?

Ц†“ри дн€.

Ц†ќтчего не работали?

Ц† ому € нужен, старый! Ќикто не берет. “оже € работник Ц один смех.

Ц†—емь€ есть?

Ц†—ын.

Ц†¬ јмерике?†Ц €звительно спросил €.

Ц†Ќет, здесь. ¬ этом городе. ќн зубной врач.

Ц†“ак. » допускает отца падать на улице в обморок от голода. ¬ы с ним в ссоре?

Ц†Ќет.

Ц†«начит, он Ц негод€й?

Ц†ќй, что вы говоритеЕ Ёто замечательный человек!

Ц†ќн тоже нищенствует?

Ц†Ќе дай Ѕог. ќн сн€л себе очень миленькую квартиркуЕ

Ц†¬ы у него просили помощи?

Ц†Ќет.

Ц†¬ы думаете, что отказал бы?

Ц†—охрани Ѕоже! ќн отдал бы мне последнее. я рассвирепел:

Ц†“ак в чем же дело, черт подери, наконец?! ќн слабо улыбнулс€ сухими губами:

Ц† ак же € мог бы брать у него какие-нибудь средства, если он сейчас составл€ет себе приличный кабинет?! ¬ы думаете, это легко? ј что это за зубной врач без приличного кабинета? ѕусть мое дит€ тоже имеет себе кабинетЕ

» снова сквозь старое желтое лицо, изрезанное тыс€чью морщин, на мен€ гл€нуло другое лицо Ц бледное, молодое Ц лицо счастливого отца, который бралс€ осенней ночью, в одной рубашке, на руках понести мен€ к ребенку, которого мы оба еще не знали Ц лишнему ненужному пришельцу в этот мир слез, скорби и печалиЕ