пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

—мерть африканского охотника

I

ќбщие рассуждени€. —кала

ћой друг, моральный воспитатель и наставник Ѕорис ѕопов, провозившийс€ со мной все мои юношеские годы, часто говорил своим глухим, ласковым голосом:

Ц†«наете, как бы € нарисовал картину Ђ∆изньї? ѕо необъ€тному полю, изрытому могилами, т€жело движетс€ громадна€ стекл€нна€ стенаЕ Ћюди с безумно выкатившимис€ глазами, напр€женными мускулами рук и спины хот€т остановить ее наступательное движение, бьютс€ у нижнего кра€ ее, но остановить ее невозможно. ќна движетс€ и сваливает людей в подвернувшиес€ €мы Ц одного за другимЕ ќдного за другим! ¬переди ее Ц пустые отверстые могилы; сзади Ц наполненные, засыпанные могилы. » кучка живых людей у кра€ видит прошлое: могилы, могилы и могилы. ј остановить стену невозможно. ¬се мы свалимс€ в €мы. ¬се.

я вспоминаю эту ненаписанную картину и, пока еще стекл€нна€ стена не смела мен€ в могилу, хочу признатьс€ в одном чудовищном поступке, совершенном мною в дни моего детства. ќб этом поступке никто не знает, а поступок дикий и дл€ детского возраста неслыханный: у основани€ большой желтой скалы, на берегу мор€, недалеко от —евастопол€, в пустынном месте Ц € закопал в песке, € похоронил одного англичанина и одного французаЕ

ћир праху вашему Ц краснобаи и обманщики!

—текл€нна€ стена движетс€ на мен€, но € прикладываю к ней лицо и, сплюснув нос, вижу оставшеес€ позади: моего отца, индейца ¬а-пити и негра Ѕашелико. ј за ними в т€желых прыжках и извивах мощных тел мечутс€ львы, тигры и гиены.

Ёто все главные действующие лица той истории, котора€ окончилась таинственными похоронами у основани€ большой скалы на пустынном морском берегу.

* * *

ћои родители жили в —евастополе, чего € никак не мог пон€ть в то врем€: как можно было жить в —евастополе, когда существуют ‘илиппинские острова, южный берег јфрики, пограничные города ћексики, громадные прерии —еверной јмерики, мыс ƒоброй Ќадежды, реки ќранжева€, јмазонка, ћиссисипи и «амбези?..

ћен€, дес€тилетнего пионера в душе, местожительство отца не удовлетвор€ло.

ј зан€тие? ќтец торговал чаем, мукой, свечами, овсом и сахаром.

 онечно, € ничего не имел против торговлиЕ но вопрос: чем торговать? я допускал торговлю кошенилью, слоновой костью, вымененной у туземцев на безделушки, золотым песком, хинной коркой, драгоценным розовым деревом, сахарным тростникомЕ я признавал даже такое опасное зан€тие, как торговл€ черным деревом (негроторговцы так называют негров).

Ќо мыло! Ќо свечи! Ќо пиленый сахар!

ѕроза жизни т€готила мен€. я уходил на несколько верст от города и, пролежива€ целыми дн€ми на пустынном берегу мор€, у подножи€ одинокой скалы, мечталЕ

ѕиратское судно решило пристать к этому месту, чтобы закопать награбленное сокровище: скованный железом сундук, полный старинных испанских дублонов, гиней, золотых бразильских и мексиканских монет и разной золотой, осыпанной драгоценными камн€ми утвариЕ

√рубые голоса, загорелые лица, хриплый смех и ром, ром без концаЕ

я, спр€тавшись в одному мне известном углублении на верхушке скалы, молча слежу за всем происход€щим: мускулистые руки энергично роют песок, опускают в €му т€желый сундук, засыпают его и, сделав на скале таинственную отметку, уезжают на новые грабежи и приключени€. ќдну минуту € колеблюсь: не примазатьс€ ли к ним? ’орошо поездить вместе, погретьс€ под жарким экваториальным солнцем, пограбить мимо идущих Ђкупцовї, сцепитьс€ на абордаж с английским бригом, дорого продава€ свою жизнь, потому что встреча с англичанами Ц верный галстук на шею.

— другой стороны, можно к пиратам и не примазыватьс€. ƒруга€ комбинаци€ не менее заманчива: вырыть сундук с дублонами, притащить к отцу, а потом купить на Ђвырученные деньгиї фургон, в которых езд€т южно-африканские боэры, оружи€, припасов, нан€ть нескольких охотников дл€ компании да и двинутьс€ на африканские алмазные пол€.

ѕоложим, отец и мать забракуют јфрику! Ќо Ѕоже ты мой! ќстаетс€ прекрасна€ —еверна€ јмерика с бизонами, бесконечными прери€ми, мексиканскими вакеро и раскрашенными индейцами. –ади такой благодати стоило бы рискнуть скальпами Ц ха-ха!

—олнце накаливает морской песок у моих ног, тени постепенно удлин€ютс€, а €, выт€нувшись в холодке под облюбованной мною скалой, книга за книгой поглощаю двух своих любимцев: Ћуи Ѕуссенара и капитана ћайн –ида.

ЂЕ–асположившись под тенью гигантского баобаба, путешественники с удовольствием вдыхали вкусный аромат жарившейс€ над костром передней ноги слона. Ќегр √еркулес сорвал несколько плодов хлебного дерева и присоединил их к вкусному жаркому. ќсновательно позавтракав и запив жаркое несколькими глотками кристальной воды из ручь€, разбавленной ромом, наши путешественники, и т.†д.ї.

я глотаю слюну и шепчу, обуреваемый завистью:

Ц†”меют же жить люди! Ќу-сЕ позавтракаем и мы.

»з тайного хранилища в расселине скалы € вынимаю пару холодных котлет, тарань, кусок пирога с м€сом, бутылку бузы и Ц начинаю насыщатьс€, изредка погл€дыва€ на чистый морской горизонт: не приближаетс€ ли пиратское судно?

ј тени все длиннее и длиннееЕ

ѕора и в свой блокгауз на –емесленной улице.

я думаю,†Ц скала эта на пустынном берегу стоит и до сих пор, и расселина сохранилась, и на дне ее, веро€тно, еще лежит сломанный ножик и баночка с порохом Ц там все по-прежнему, а мне уже тридцать два года, и все чаще кто-нибудь из добрых друзей восклицает с радостным смехом:

Ц†√л€ди-ка! ј ведь у теб€ тоже по€вилс€ седой волос.

II

ѕервое разочарование

Ќе знаю, кто из нас был большим ребенком,†Ц € или мой отец.

¬о вс€ком случае, €, как истый краснокожий, не был бы способен на такое бурное про€вление восторга, как отец в тот момент, когда он сообщил мне, что к нам едет насто€щий зверинец, который пробудет всю —в€тую неделю и, может быть (в этом месте отец подмигнул с видом дипломата, разоблачающего важную государственную тайну), останетс€ и до ма€.

¬нутри у мен€ все замерло от восторга, но наружно € не подал виду.

ѕодумаешь, зверинец!  акие там звери? Ќебось, и агути нет, и гну, и анаконды Ц матери вод, не говор€ уж о жирафах, пеккари и муравьедах.

Ц†ѕонимаешь Ц львы есть! “игры!  рокодил! ”дав! ”кротители и хоз€ин у мен€ кое-что в лавке покупают, так говорили. ¬от это, брат, штука! »ндеец там есть Ц стрелок, и негр.

Ц†ј что негр делает?†Ц спросил € с побледневшим от восторга лицом.

Ц†ƒа уж что-нибудь делает,†Ц неопределенно пром€млил отец.†Ц ƒаром держать не будут.

Ц† акого племени?

Ц†ƒа племени, брат, хорошего, сразу видно. ¬есь черный, как ни поверни Ќа первый день пасхи пойдем Ц увидишь.

 то поймет мое чувство, с которым € нырнул под красную кумачовую с желтыми украшени€ми отделку балагана?  то оценит симфонию звуков хриплого аристона, хлопань€ бича и потр€сающего рева льва?

√де слова дл€ передачи сложного дивного сочетани€ трех запахов: львиной клетки, конского навоза и пороха?..

Ёх, очерствели мы!..

ќднако когда € опомнилс€, многое в зверинце перестало мне нравитьс€.

¬о-первых Ц негр.

Ќегр должен быть голым, кроме бедер, покрытых €ркой бумажной материей. ј тут € увидел профанацию: негра в красном фраке, с нелепым зеленым цилиндром на голове. ¬о-вторых, негр должен быть грозен. ј этот показывал какие-то фокусы, бегал по р€дам публики, вынима€ из всех карманов замасленные карты, и вообще относилс€ ко всем очень заискивающе.

¬-третьих Ц т€желое впечатление произвел на мен€ ¬а-пити,†Ц индеец, стрелок из лука. ѕравда, он был в индейском национальном костюме, украшен какой-то шкурой и утыкан перь€ми, как петух, ноЕ где же скальпы? √де ожерелье из зубов серого медвед€-гризли?

Ќет, все это не то.

» потом: человек стрел€ет из лука Ц во что?†Ц в черный кружок, нарисованный на дерев€нной доске.

» это в то врем€, когда в двух шагах от него сид€т его злейшие враги, бледнолицые!

Ц†—тыдись, ¬а-пити, краснокожа€ собака!†Ц хотел сказать € ему.†Ц “вое сердце трусливо, и ты уже забыл, как бледнолицые отн€ли у теб€ пастбище, сожгли вигвам и угнали твоего мустанга. ƒругой пор€дочный индеец не стал бы раздумывать, а влепил бы сразу парочку стрел в физиономию вон тому акцизному чиновнику, сытый вид которого доказывает, что гибель вигвама и угон мустанга не обошлись без его содействи€.

”вы! ¬а-пити забыл заветы своих предков. Ќи одного скальпа не содрал он сегодн€, а просто расклан€лс€ на аплодисменты и ушел. ѕрощай, труслива€ собака!

„ем дальше, тем больше падало мое настроение: худосочна€ девица надевала себе на шею удава, будто это был в€заный шерст€ной платок.

∆ивой удав Ц и он стерпел это, не обвил негодницу своими смертоносными кольцами? Ќе сжал ее так, чтобы кровь из нее брызнула во все стороны?! „ерв€к ты несчастный, а не удав!

Ћев! ÷арь зверей, величественный, грозный, одним прыжком вынос€щийс€ из густых зарослей и, как гром небесный, обрушивающийс€ на спину антилопыЕ Ћев, гроза чернокожих, бич стад и зазевавшихс€ охотников, прыгал через обруч! —тановилс€ всеми четырьм€ лапами на раскрашенный шар! √иена становилась передними ногами ему на круп!..

ƒа будь € на месте этого льва, € так т€пнул бы этого укротител€ за ногу, что он другой раз и к клетке близко бы не подошел.

  гиена тоже обнаглела, как сама€ последн€€ др€ньЕ

ѕрошу не осуждать мен€ за кровожадностьЕ я рассуждал, так сказать, академически.

¬с€кий должен делать свое дело: индеец снимать скальп, негр Ц есть попавших к нему в лапы путешественников, а лев Ц терзать без разбору того, другого и третьего, потому что читатель должен пон€ть: пить-есть вс€кому надо.

“еперь € и сам недоумеваю: что € наде€лс€ увидеть, €вившись в зверинец? ѕару львов, вырвавшихс€ из клетки и доедающих в углу галерки не успевшего удрать матроса? »ндейца, старательно снимающего скальпы со всего первого р€да обезумевших от ужаса зрителей? Ќегра, разложившего костер из выломанных досок слоновой загородки и поджаривающего на этом костре мучного торговца —луцкина?

¬еро€тно, это зрелище было бы единственное, которое мен€ бы удовлетворилоЕ

ј когда мы выходили из балагана, отец сообщил мне ликующим тоном:

Ц†ѕредставь себе, € пригласил сегодн€ вечером к нам в гости хоз€ина, индейца и негра. ѕовеселимс€.

Ёто была та же отцовска€ черта, котора€ приводила его к покупке на базаре каракатиц, которых мы потом вдвоем с отцом и съедали. я Ц из любви к приключени€м, он Ц из желани€ доказать всем домашним, что покупка его не носит определенного характера бессмысленности.

Ц†ƒа-с ѕригласил. »нтересные люди.

— таким видом, веро€тно, –отшильд теперь приглашает к себе Ўал€пина.

ƒух меценатства свил себе в отце прочное гнездо.

III

¬торое разочарование. —мерть

”дар за ударом!

»ндеец ¬а-пити и негр Ѕашелико €вились к нам в серых пиджаках, которые сидели на них, как перчатка на карандаше.

ќни по примеру хоз€ина зверинца христосовались с отцом и мамой.

Ќегр Ц каннибал Ц христосовалс€!

 раснокожа€ собака Ц ¬а-пити, которого засме€ли бы индейские скво (бабы),†Ц христосовалс€!

Ѕоже, Ѕоже! ќни ели кулич. ѕосле жареного миссионера Ц кулич! ј грозный индеец ¬а-пити мирно съел три крашеных €йца, измазав себе всю кирпичную физиономию синим и зеленым цветом. Ёто Ц вместо раскраски в цвета войны.

 ончилось тем, что отец, хватив киевской наливки свыше меры, зат€нул Ђ¬иют витры, виют буйныї, а индеец ему подт€гивал!!

ј негр танцевал с теткой польку-мазуркуЕ ѕравда, при этом ел ее, но только глазамиЕ

» в это врем€ играл не тамтам, а торбан под умелой рукой отца.

ј грозный немец, хоз€ин зверинца, просто спал, забыв своих львов и слонов.

* * *

”тром, когда еще все спали, € встал и, надев фуражку, тихо побрел по берегу бухты.

ƒолго брел, грустно брел.

¬от и мо€ скала, вот и расселина Ц мое пище- и книгохранилище.

я вынул Ѕуссенара, ћайн –ида и уселс€ у подножи€ скалы. ѕерелистал книгиЕ в последний раз.

» со страниц на мен€ гл€дели индейцы, поющие: Ђ¬иют витры, виют буйныї, гл€дели негры, танцующие польку-мазурку под звуки хохлацкого торбана, львы прыгали через обруч и слоны стрел€ли хоботом из пистолетаЕ

я вздохнул.

ѕрощай, мое детство, мое сладкое, изумительно интересное детствоЕ

я вырыл в песке под скалой €му, положил в нее все томики француза Ѕуссенара и англичанина капитана ћайн –ида, засыпал эту могилу, встал и выпр€милс€, обвед€ горизонт совсем другим взгл€домЕ ѕиратов не было и не могло быть; не должно быть. ћальчик умер. ¬место него Ц родилс€ юноша.

* * *

¬ слонов лучше всего стрел€ть разрывными пул€ми.

. . . . .