пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

«ащита (»стори€ одного дн€)

ѕо коридору суда прохаживалс€ высокий, худощавый блондин, одетый во фраке. «вали его јндреем ѕавловичем  олосовым, и он третий уже год состо€л в звании помощника прис€жного поверенного. ѕеред каждым крупным делом јндрей ѕавлович сильно волновалс€, но на этот раз его дурное состо€ние переходило границы обычного. ѕричин на то было много. √лавнейшей из них были больные нервы. ѕоследний год они пр€мо-таки отказывались служить, и вод€ные души, принимаемые  олосовым, помогали очень мало. Ќужно было бросить курить, но он не мог решитьс€ на это, так сильна была привычка. » теперь ему захотелось покурить, хот€ во рту у него уже образовалс€ тот непри€тный осадок, который так знаком всем кур€щим запоем.  олосов отправилс€ в докторскую комнату, оказавшуюс€ свободной, лег на клеенчатый диван и закурил. ќх, как он устал! ÷елую неделю не вылезает он из фрака. ƒа какое неделю! “о у мировых судей, то в съезде, вчера целый день до дев€ти часов вечера прома€лс€ в окружном суде по пустейшему гражданскому делу. “оварищи завидуют, что он так много зарабатывает, став€т примером неутомимости, а куда все это идет? “ри тыс€чи рублей в год, которые он с таким трудом выколачивает, плывут между пальцами. ∆изнь все дорожает, дети требуют на себ€ все больше и больше. ƒолги растут. ѕослезавтра срок за квартиру, нужно платить п€тьдес€т рублей, а у него в наличности всего дес€ть. ќп€ть выворачиватьс€, значит. ∆енаЕ

ѕри воспоминании о долгах и жене  олосов поморщилс€ и вздохнул.

Ц ѕослушай, куда ты запропастилс€? я теб€ искал-искал! Ц влетел в комнату товарищ  олосова по сегодн€шней защите, ѕомеранцев, тоже помощник прис€жного поверенного, успевший приобрести репутацию талантливого криминалиста.

 расивый брюнет, подвижной, говорливый и жизнерадостный, но несколько шумный и надоедливый, ѕомеранцев был редким баловнем судьбы. ƒома, в богатой семье, его боготворили, счастье сопутствовало ему во всех делах, Ц как по рельсам катилс€ он к славе и деньгам.

Ц Ќам нужно условитьс€ относительно защиты, Ц быстро говорил ѕомеранцев.

Ц ќтв€жись, Ѕога ради, потом, Ц ответил вздрогнувший  олосов.

Ц ƒа как же потом?

 олосов устало махнул рукой, и ѕомеранцев, передернув плечами, торопливо вышел.

ƒело, по которому выступали  олосов и ѕомеранцев, было по фабуле несложно. Ќа одной из окраин ћосквы, там, где кабак смен€ет закусочную, чайную и снова смен€етс€ кабаком и где ют€тс€ Ђподонки столичного населени€ї произошло убийство.  акой-то заезжий молодец, по видимости приказчик или прасол, кутил ночь в сопровождении двух оборванцев и гул€щей девки Ђ“аньки-Ѕелоручкиї, показывал кошель с деньгами, а на другое утро был найден на огородах задушенным и ограбленным. „ерез неделю “анька и оборванцы были задержаны и сознались в убийстве.  олосов должен был защищать “аньку-Ѕелоручку. ¬ тюрьме, куда он отправилс€ на свидание с обвин€емой, его встретило нечто неожиданное. “анька, или “ан€, как он начал называть ее, была молоденька€, хорошенька€ девушка с гладко зачесанными русыми волосами, скромна€ и пуглива€. ќдиночное ли заключение смыло с ее лица гр€зь позорного ремесла, или жестокие душевные страдани€ одухотворили его, но ни в чем не было видно того презренного и жалкого создани€, о каких привык слышать јндрей ѕавлович. “олько голос, несколько охрипший и грубый, говорил о ночах разврата и пь€нства.

ѕосле первого же свидани€  олосов пон€л, что “анька ни душой, ни телом не повинна в убийстве. —трах погубил ее. —трах существа, наход€щегос€ внизу общественной лестницы и придавленного всеми, кто находитс€ выше. ¬с€кий был сильнее “ани и вс€кий обижал ее, был ли то ее любовник, драчливый и жестокий, или городовой, си€ющий всеми своими значками и бл€хами и одним своим юпитеровским видом приводивший в панический ужас обладательницу желтого билета. »з страстной и порывистой речи “ани, когда ее глаза горели и худенькое тело вздрагивало от накопившейс€ ненависти к гонител€м,  олосов увидел, что “ан€ способна и на самозащиту. “ак защищаетс€ заспанный зверек, запрокинувшийс€ на спину и €ростно скал€щий зубы на подн€тую руку, но в самой этой напускной €рости более ужаса и смертельной тоски, чем в самом отча€нном вопле. —о слезами и сомнением в том, что кто-нибудь может поверить ее словам, “ан€ рассказывала, как произошло убийство.  огда все они вышли из последнего кабака и проходили пустырем, »ван √орошкин, ее любовник, и ¬асилий ’оботьев накинулись на незнакомца и стали душить его.

Ц »спугалась €, барин, до смерти. «акричала на них: Ђ„то вы, душегубы, делаете?ї ¬анька на мен€ только цыкнул, а тот уж хрипеть начинает. Ѕросилась к ним, а ¬анька, злодей, как ударит мен€ ногой по животу. Ђћолчи, говорит, а то тебе то же будет!ї ѕустилась € от них бежать по огородам, сама не знаю, как у ћарфушки до постели довалиласьЕ ѕлаток, как бежала, потер€лаЕ

Ќа другой день “ан€ упрекнула »вана в соде€нном, но тот двум€ ударами кулака убедил ее в непреложности совершившего факта, а через полтора часа “ан€ пела песни, плакала и пила водку, купленную на награбленные деньги.

 олосов еще раза два был у “ани, и после каждого посещени€ предсто€ща€ защита казалась ему все труднее. Ќу, что он скажет на суде? ¬едь надо рассказать все, что есть горького и несправедливого на свете, рассказать о вечной, неумолкающей борьбе за жизнь, о стонах побежденных и победителей, одной грудой вал€ющихс€ на кровавом полеЕ Ќо разве об этих стонах можно рассказать тому, кто сам их не слышал и не слышит?

¬чера ночью (днем он был зан€т) јндрей ѕавлович готовилс€ к защите. —перва работа не клеилась, но после нескольких стаканов крепкого чаю и дес€тка папирос разбросанные мысли стали складыватьс€ в систему. ¬се более возбужда€сь, взвинчива€ себ€ удачными выражени€ми, красивыми фразами,  олосов наконец составил гор€чую, убедительную речь, прежде всех убедившую его самого. Ќа минуту в нем исчез страх, который как бы передалс€ ему от “ани, и он лег спать, уверенный в себе и победе. Ќо бессонница сделала свое дело. —егодн€ у него голова т€жела и пуста. ќтдельные фразы из речи, которые он набросал на бумаге, кажутс€ искусственными и слишком громкими. ¬с€ надежда на то, что нервы приподнимутс€, и в нужную минуту он овладеет собой.

ќн сегодн€ уже виделс€ с “аней и был непри€тно поражен той одеревенелостью, котора€ сквозила в ее голосе.

Ц —мотрите же, “ан€, вы передавайте все так, как и мне говорили. ’орошо?

Ц ’орошо, Ц ответила покорно “ан€, но в этой покорности звучал тот одному ему пон€тный страх, которым было проникнуто все ее существо.

ƒело началось.

 огда отворилась дверь, ведуща€ из коридора за решетку, за которой помещаютс€ подсудимые, и они начали входить один за другим, публика, наскучивша€ ожиданием, всколыхнулась. «в€кнули шпоры жандармов, блеснули их обнаженные тесаки, и зрители пон€ли, что драма начинаетс€. ѕронесшийс€ по залу шорох и шепот показали, что происходит обмен впечатлений. ќрдинарна€ наружность »вана √орошкина и ’оботьева вызвала нелестные замечани€, зато “ан€ понравилась Ц насто€ща€ героин€ драмы.

ѕосле обычного допроса подсудимых об их имени и звании “ан€, на вопрос председател€ об ее зан€тии, ответила:

Ц ѕроститутка!

» это слово, брошенное в середину расфранченных чистых женщин, сытых и довольных мужчин, прозвучало, как похоронный колокол, как грозный упрек умершего всем живым. Ќо ничь€ не опустилась голова, ничьи не потупились глаза. ≈ще более жадным любопытством засветились они Ц подсудима€ так хорошо ведет свою роль.

ѕервым начал объ€снени€ √орошкин, представл€вший собою смуглого, довольно красивого мужчину с самодовольными манерами признанного сутенера. √оворил он не тороп€сь, выбира€ выражени€ и име€ такой вид, как будто он хорошо сознает свое превосходство над окружающими и стесн€етс€ особенно €рко обнаруживать его. ѕо его словам выходило, что все трое имели одинаковую долю в совершении убийства. ќн держал неизвестного за руки, “анька набросила ему петлю на шею, а ’оботьев душил. ’оботьев, во всех отношени€х безличный субъект, повторил ту же историю, расход€сь с √орошкиным лишь в неважных подробност€х относительно дележа денег. —покойный перед ожидающей его каторгой, он не мог примиритьс€ с тем, что »вану досталась львина€ дол€ награбленного. Ќаступила очередь “ани.

 олосов со страхом ожидал ее слов, и после первых звуков ломающегос€ голоса пон€л, что дело плохо.  уда-то исчезла та искренность и простота, которые так подкупали; его и были, в сущности, единственным оружием “ани. ѕута€сь в ненужных подробност€х и отступлени€х, оскорбл€€ слух вульгарностью и резкостью выражений, “ан€ слишком заметно старалась оправдатьс€ и сваливать вину на других, и чем больше старалась, тем худшее производила впечатление. ЂЋучше совсем бы уж молчала!ї Ц со злобой на “аню подумал  олосов, мучительно улавлива€ каждую неверную нотку. ќн не гл€дел на прис€жных и публику, но всем телом чувствовал, что растут непри€знь и недоверие.

Ц ≈сли вы не виновны в убийстве, то почему же вы сознались в нем в полиции и у следовател€? Ц спросил председатель.

“ан€ зам€лась и потом ответила, что в полиции ее били. ¬ этом ответе чувствовалась пр€ма€ и Ђнагла€ї ложь. ƒа и действительно “ан€ ничего не говорила об этом своему защитнику. Ќо чем иным, кроме бить€, могла она объ€снить всем этим важным господам свой страх перед приставом, который на нее только глазом повел, а ей Ѕог знает что почудилось! –азве этот барин с золотыми пуговицами поймет, что можно бо€тьс€ даже одних только светлых пуговиц? Ќа этот раз не только барин, но и  олосов не пон€л “ани. —жав со злостью зубы, он уткнулс€ в пюпитр, чтобы не видеть недоверчивых улыбок.

Ц ј следователь вас тоже бил? Ц с легкой иронией продолжал председатель.

¬ задних р€дах публики пронесс€ подленький смешок.

“ан€ молчала.

Ц ј не судились ли вы за кражу портмоне у пь€ного? ћировой судь€ приговорил вас к двум мес€цам тюремного заключени€?

“ан€ молчала.   чему она будет говорить? ∆аль только, что она рассердила јндре€ ѕавловича, не сумевши как следует рассказать.

Ќачалс€ бесконечный допрос свидетелей. ѕеред все более туманившимис€ глазами  олосова проходили вежливые, многоречивые и благообразные содержатели кабаков, заспанные и как будто чем-нибудь оглушенные прислуживающие. ќдни загромождали свою речь тыс€чью мелких подробностей, и их нельз€ было заставить замолчать; из других приходилось выт€гивать каждое слово. ѕо€вилс€ свидетель Ц симпатичный, чисто одетый мальчик, худенький и застенчивый. ѕосле нескольких одобрительных слов председатель спросил, что делали Ѕелоручка и другие, когда заходили к его бабушке в хату.

Ц  алтошку чистили, Ц ответил мальчик и, взгл€нув исподлобь€ на председател€, улыбнулс€.

”лыбнулс€ суд, улыбнулись прис€жные, улыбнулась и тихо плакавша€ “ан€, и слезинки блеснули на ее глазах.  олосов заметил эту любовную улыбку матери, похоронившей своего ребенка, и подумал: Ђ–ади одной этой улыбки нужно оправдать ееї. „асы шли за часами, и јндрей ѕавлович чувствовал себ€ все хуже и хуже. ѕеред утомленными глазами его прот€гивались блест€щие нити; слух с трудом воспринимал звуки; смысл речей тер€лс€ дл€ него, и раз он вызвал уже замечание председател€ по поводу вторично предложенного одного и того же вопроса. јпати€ и скука зат€гивали его. ќн пыталс€ расшевелить себ€, в перерывах курил до головокружени€, выпил рюмку конь€ку, но минутное возбуждение смен€лось полным упадком энергии. ЂЅоже, что со мной?ї Ц приходила минутами мысль, и где-то ощущалс€ страх, а по спине поднималс€ холодок. ѕомеранцев, смелый, бойкий, настойчивый, вел следствие прекрасно: выматывал душу из свидетелей, вступал в ожесточенные схватки с председателем и прокурором и вызывал в публике одобрительные отзывы.

–ечи начались только в одиннадцатом часу вечера ѕрокурор, пожилой сутуловатый человек, с умным, но мало выразительным лицом, с тихой, спокойной и красивой речью, был грозен и неумолим, как сама логика, Ц эта логика, лживее которой нет ничего на свете, когда ею мер€ют человеческую душу. ќстава€сь на почве фактов, и только фактов, без трескучих фраз и деланных эффектов, прокурор петлю за петлей нанизывал на сеть, опутавшую “аню. Ѕесстрастно, эпически начертав картину среды, в которой жили преступники, он приступил к описанию самого злоде€ни€.

 олосову, нервно перебиравшему холодными руками свои заметки, казалось, что с каждым словом обвинител€ в зале тухнет лампочка и становитс€ темнее. ќн чувствовал сзади себ€ притихшую “аню; ее глаза расшир€ютс€ при каждом слове, которое, как т€желый молот, гвоздит ее голову. ¬первые со всей ужасающей €сностью и подавл€ющей силой  олосов пон€л, кака€ безмерно т€жела€ лежит на нем ответственность. —ердце замирало у него, руки тр€слись, а грозный голос твердил: Ђ“ы убийца! ты убийца!..ї  олосов бо€лс€ огл€нутьс€ назад: вдруг он встретит глаза “ани и прочтет в них мольбу о спасении и слепую веру в него? «ачем он в тюрьме успокаивал ее и говорил о возможности оправдани€?..

Е¬се более чернеет грозна€ туча обвинени€, нависша€ над головой “ани. — тем же жестоким спокойствием прокурор говорит о позорном прошлом Ђ“аньки-Ѕелоручкиї, зап€тнавшей свои белые ручки в неповинной крови. ¬споминает о краже, добавл€€, что, быть может, она была уже не первойЕ

¬ притихшей зале не хватает воздуха.  олосов задыхаетс€. ќн закрывает глаза и, как преступник перед казнью, видит в глубокой дали солнце, зеленые луга, голубое чистое небо.  ак тихо и спокойно сейчас у него дома! ƒети сп€т в своих кроватках. ’орошо бы пойти к ним. —тать на колена и припасть головой, ища защиты, к их чистенькому тельцу. Ѕежать от этого ужаса! Ѕежать!.. Ѕежать? Ќо ведь у нее тоже был ребенок? “олько в одном крике, продолжительном, отча€нном, диком, мог выразить  олосов свое чувство. ќ, если бы у него был €зык богов!  ака€ громова€, безумна€ речь пронеслась бы над этой толпой! –астворились бы жестокие сердца, рыдани€ огласили бы залу, свечи потухли бы от ужаса, и сами стены содрогнулись бы от жалости и гор€!  ак т€жело быть человеком, только человеком!..

ѕрокурор кончил свою речь. ѕосле минутного перерыва, наполненного кашлем, сморканием и шумом передвигаемых ног, начал говорить ѕомеранцев. ≈го плавна€, красива€ речь льетс€, как ручеек. «доровый, м€гко вибрирующий голос как бы рассеевает тьму. ¬от послышалс€ легкий смех Ц ѕомеранцев вскользь бросил остроту по адресу прокурора.  олосов смотрит на полное, красивое лицо товарища, следит за его округленными жестами и вздыхает: Ђ’орошо тебе; не знаешь ты гор€ и не понимаешь его!..ї  огда наконец  олосов начал говорить, он не узнал своего голоса: глухой, надтреснутый, непри€тный ему самому. ѕрис€жные, сперва насторожившиес€, после первых фраз начали двигатьс€, смотреть на часы, позевывать. ‘разы деланные, неестественные идут одна за другой, навод€ скуку на утомленных судей. Ўаблонное, опротивевшее повторение сотен речей, слышанных ими. ѕредседатель перестает следить за речью и о чем-то перешептываетс€ с членом суда. Ђ’от€ бы кончить поскорее!ї Ц думает  олосов.

ѕрис€жные заседатели отправились в совещательную комнату.  ак мучительно т€нутс€ эти полчаса!  олосов стараетс€ избегать товарищей и разговоров, но один, молодой, веселый, толстый и не понимающий, что можно говорить и чего нельз€, настигает его:

Ц „то это вы, батенька, так плохо нынче? ј мы нарочно пришли вас послушать.

 олосов любезно улыбаетс€, бормочет что-то, но тот, увидев ѕомеранцева, устремл€етс€ к нему, издалека крича:

Ц «дорово, —ергей ¬асильевич! «дорово!

¬от и звонок. Ѕолтавша€, гул€вша€ и куривша€ публика толпой валит в залу, толка€сь в двер€х. »з совещательной комнаты выход€т гуськом прис€жные заседатели, и зала замирает в ожидании. –ты полураскрыты, глаза с жадным любопытством устремлены на бумагу, которую спокойно берет председатель от старшины прис€жных, равнодушно прочитывает и подписывает.  олосов стоит в двер€х и смотрит, не отрыва€сь, на бледный профиль “ани.

—таршина читает, с трудом разбира€ нечеткий почерк:

Ц ¬иновна ли кресть€нка ћосковской губернии, Ѕронницкого уезда, “ать€на Ќиканорова ѕалашова, двадцати одного года, в том, что в ночь с восьмого на дев€тое декабр€Е с целью воспользоватьс€ имуществомЕ в сообществе с другими лицамиЕ удушилаЕ

Ц ƒа, виновна.

ѕоказалось ли это  олосову, или “ан€ действительно покачнулась? »ли покачнулс€ он сам?

Ќужно ждать еще полчаса, пока суд вынесет приговор. јндрей ѕавлович не в состо€нии оставатьс€ среди этой оживленной толпы и уходит в дальние, пустынные и слабо освещенные коридоры. ћедленно ходит он взад и вперед, и шаги его гулко раздаютс€ под сводами. ¬от со стороны залы слышитс€ топот ног, шум, голоса Ц все кончилось.  олосов поспешно идет вразрез толпе, слышит громкие, как бы ликующие возгласы: Ђƒес€ть лет каторги!їЕ и останавливаетс€ у дверей, из которых выход€т преступники.  огда “ан€ проходит мимо него, он берет ее безжизненно опущенную руку, наклон€етс€ и говорит:

Ц “ан€! ѕрости мен€!

“ан€ поднимает на него тусклые без выражени€ глаза и молча проходит дальше.

 олосов и ѕомеранцев живут по соседству и поэтому ехали домой на одном извозчике. ƒорогой ѕомеранцев очень много говорил о сегодн€шнем деле, жалел “аню и радовалс€ снисхождению, которое дано ’оботьеву.  олосов отвечал односложно и неохотно. ƒома  олосов, не тороп€сь, разделс€, спросил, спит ли жена, и, проход€ мимо, детской, машинально вз€лс€ за ручку двери, чтобы, по обыкновению, зайти поцеловать детей, но раздумал и прошел пр€мо к себе в спальню.