пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ћельком

ѕо одному непри€тному и скучному делу € был вызван из ћосквы и освободилс€ только к дес€ти часам вечера, развинченный и злой. ƒругого дела у мен€ не было, но € торопливо шел на станцию, по привычке человека, у которого лежит в боковом кармане записна€ книжка, а в ней против каждого дн€ отмечены дес€тки мест, куда нужно поспеть, и ругал, ругалЕ право, не знаю кого. ¬есь свет ругал: и тех, кто вызвал мен€ по этому глупому делу, и себ€ за то, что поехал, и собак, существование которых в этой местности € предполагал, и дождливое лето, и ночной мрак, который уже царил всюду, особенно сгуща€сь в узеньких путаных переулках, пролегавших между дачами. ѕосередине еще светлела дорога, но по кра€м, где под тенью высоких деревьев проходила пешеходна€ тропинка, было так же черно, как и у мен€ на душе. ѕо времени свету полагалось больше Ц это происходило в последних числах июн€, Ц но перед тем только что пронеслась сильна€ гроза, с проливным дождем и ветром, и посеревшие тучи еще не успели рассе€тьс€, точно им было так же трудно и непри€тно двигатьс€ в теплом и сыром воздухе, как и мне. ћинутами они спохватывались, как пь€ница, который вспоминает, что в одном из карманов у него еще завал€лс€ непропитый п€так, и, возвратившись, с треском бросает его удивленному целовальнику, Ц и посылали на землю редкие, запоздавшие капли, лениво удар€вшиес€ о листь€ и траву и наполн€вшие окрестность тихим шуршанием. ƒеревь€ не шевелились, и только когда € с усиленной бранью налетал плечом на темный ствол сосны или задевал ногой кустарник, на мен€ сыпались частые теплые брызги. ” мен€ уже начинала €вл€тьс€ при€тна€ догадка о том, что вместо станции € иду к черту на кулички, когда деревь€ внезапно раздвинулись, точно провалились, и в нескольких шагах на просветлевшем пространстве тускло блеснули мокрые рельсы.

ћаленька€ крыта€ платформочка, задавленна€ окружающим лесом и ежеминутно пугаема€ громыхающими поездами, робко прижималась к земле. Ќа ней не было даже кассы, и в продолжительной агонии кочалс€ холост€к-фонарь, не только не рассеива€ тьмы, но скорее увеличива€ ее. Ќа стене висело большое, оборванное по кра€м и никогда не читаемое расписание каких-то поездов с мудреными лини€ми и черными ободами, а в углу сто€ла единственна€ лавка, на которую € плотно уселс€. ƒо поезда оставалось еще более часу, и € приготовилс€ терпеливо ждать. ƒл€ этих случаев у мен€ всегда бывала припасена газета или книга, но читать было темно, да и не хотелось. Ёти чужие и выдуманные люди, о которых будет говорить газета или книга, давно уже вызывали во мне скуку и зависть. „то мне до того, что там где-то грем€т витии, кипит жизнью шумна€ толпа, и крики победы, и €ростные вопли побежденных поднимаютс€ к небу, Ц когда вокруг мен€ спит самый воздух, и сам € кисну и буду киснуть в этой неподвижной духоте? ј в книге еще хуже: сочиненные ѕетры будут любить и целовать выдуманных ћарий, во им€ прокл€того реализма порок будет торжествовать, а слюн€ва€ добродетель ныть и киснуть, киснуть и ныть! ƒа и не все ли равно: быстро или медленно пойдет врем€? «а этим часом пойдут другие, и их тоже нужно будет убивать, Ц так пусть они умирают сами, а € буду только подсчитывать трупы.

”влеченный нытьем, € не заметил, как на платформу вышли из разных концов две пары. ѕервую составл€ли два подвыпившие господина. ќдин из них был высокий худощавый старик с желтым лицом и реденькой седой бороденкой, от тонкого и широкого рта спускавшейс€ клочками на гусиную шею. »з-под котелка, оставл€вшего в тени верхнюю часть лица, спускалс€ тонкий и длинный нос, на конце острый, как у покойника. —путник его обладал широким и красным лицом, подобным ломтю зрелого арбуза, Ц причем роль зерен выполн€ли маленькие черные глазки, Ц стриженой круглой головой, на которой торчал белый картуз. Ќад пухлыми губами чернели маленькие усики. ќт всей его молодой, толстой фигурки несло нестерпимым блаженством и какой-то обидной кротостью. —тарик уселс€ возле мен€ и заговорил высоким, хриплым фальцетом, которому он старалс€ придать €звительность и иронию:

Ц Ѕудьте, —емен —еменыч, солидарнее! ¬ас немного намочило, вы и почин€йтесь.

Ц Ќо чем же € починюсь, ¬асиль »гнатыч? Ѕуфета нет.

Ц Ёто дело ваше. “олцыте и отверзетс€.

Ц „ему отверзатьс€-то? —тена.

ћолодой человек в подтверждение своих слов стукнул кулаком в тонкую стену, издавшую звук пустого пространства, и откачнулс€ назад, но сделав при этом такой вид, как будто ему давно уже хотелось откачнутьс€ и он только пользуетс€ удобным случаем.

Ц Ќо зачем утруждаете вы мен€ вашими гнусными вопл€ми? Ц спросил старик.

¬есь он был преисполнен вежливости, иронии и €да, которым особую силу придавали частые знаки препинани€.

Ц —ердце у мен€ золотое, с хорошим человеком поговорить желательно. ѕокурим, старина?

Ц Ёто дело ваше. ј только € не старина, € Ц ¬асиль »гнатыч и вс€кой пь€ной свинье не товарищ.

Ц ј сами-то вы не пили? Ц оскорбилс€ тот.

Ц Ёто дело наше.

ƒруга€ пара сто€ла между тем в нерешимости.

Ц ”йдем, —аша, тут пь€ные.

Ц Ќичего, они тихие, с€дем вон там, в углу.

¬ысока€ женска€ фигура в сером клеенчатом плаще медленно тронулась, и за ней последовал тот, кого называли —аша.  огда они проходили мимо фонар€, свет упал на красивое женское лицо и юношу с длинными волосами и в синей с косым воротом рубашке. ¬идом своим он напоминал интеллигентного рабочего или студента, сн€вшего форму. ƒевушка держалась спокойно и говорила решительно, мало придава€ значени€ тому, что ее улышат. √олос ееЦчистый и м€гкийЦзвучал лаской в самом простом слове. “акие женщины, с ласковым голосом и уверенными движени€ми, особенно хорошо ухаживают за больными.

–азостлав на полу клеенчатый плащ, они уселись, тесно прижавшись друг к другу, и из-за лохматой головы на плечо легла тонка€ бела€ рука.

Ц ћилый, тебе не холодно?

Ц  онечно нет, Ц ответил он с тем пренебрежением, каким мужчины отвечают на женскую заботливость.

ј мне уже становилось холодно, и € з€бко ежилс€ в своем одиноком и жестком углу.

Ц ј как нас знатно вымочило! Ц продолжал тот же ласковый голос со скрытым смехом. Ц » как страшно в лесу, когда гроза.

Ц Ќу, что там страшного. —корее Ц при€тно. ј твои там, дома, не будут беспокоитьс€ о тебе? «апропала неведомо куда.

Ц ѕусть их, Ц ответила девушка и счастливо рассме€лась, но тотчас же перешла в серьезный тон: Ц ј странно, правда, что врем€ так долго т€нетс€ без теб€. “ы когда был здесь?

Ц ¬чера.

Ц ¬чера? Ц прот€нул голос. Ц » то ведь вчера. ¬от потеха-то! я думала, что они врут.

Ц  то они?

Ц ƒа вот те, что романы пишут.

Ц  стати, кончила ты  аутского? ” мен€ просили его.

ќтвета € не слыхал. ”же давно доносилс€ издали гул, тихий и неотзывчивый в сером воздухе, поглощающем звуки. “о шел не то пассажирский, не то курьерский поезд, не останавливающийс€ на этой платформе. ѕостепенно гул возрастал, и из-за стены, закрывавшей от мен€ правую сторону пути, внезапно вырвалось черное и огненное чудовище и промчалось, как вихрь, с громом и л€згом, таща за собой т€желые вагоны. ќсвещенные окна сливались в одну блест€щую полосу с мелькающими силуэтами голов. — низенькой платформы, сто€вшей почти на одном уровне с рельсами, видно было, как торопливо верт€тс€ колеса, кажущиес€ легкими и прозрачными.

Ќаступила минутна€ тишина, нарушенна€ блаженным молодым человеком, в котором этот пронесшийс€ ураган, видимо, пробудил новые силы. ќтча€нно-фальшивым голосом он запел:

Ѕледный мес€цЕ плывет над ре-е-коюЕ

Ц ¬решь, Ц комментировал старик с €звительностью. Ц ¬озьмите глаза в зубы, и вы увидите тучи.

Е¬се в а-объ€ть€хЕ ночной тишиныЕ

Ц ’ороша тишина! ќрет как пришпандоренный.

ЕЌичего мне на светеЕ не надо-о-оЕ

Ц » оп€ть врете. ѕолбутылки надо.†

Е“олько видетьЕ теб€ одноЄ!..

Ц Ёту рожу-то? “ьфу, Ц с омерзением плюнул старик.

Ц ѕослушайте! ѕочему вы говорите, что у нее рожа? ¬ы сами видели, кака€ у нее прелестна€ личность.

Ц   вашей пь€ной роже никака€ личность не подойдет.

ћолодой человек задумалс€ и решительно произнес:

Ц «а эти слова € больше с вами незнаком.

Ц ƒело ваше.

— другой стороны слышалось:

Ц “ы понюхай, —аша, как хорошо пахнет: листь€ми и еще чем-то.

Ц ƒа уж нюхал.

Ц Ќет, пожалуйста, еще.

ёноша с шипением пот€нул воздух, и оба рассме€лись. Ќа блаженного молодого человека молчание действовало удручающе, и он заговорил, подража€ ироническому тону старика:

Ц ј вот с каким поездом мы поедем?

Ц Ќи с каким.

Ц Ќ-ну? Ц изумилс€ молодой человек и икнул. Ц ѕочему же это, хотел бы € знать?

Ц ѕотому что не пуст€т. —кажут: куда, пь€на€ морда, лезешь?

Ц Ёто кто же морда-то? —кажем: две пь€ные морды.

Ц ƒа еще по шее накладут, Ц ехидничал старик.

Цќ?

Ц ƒа протокол состав€т.

Цќ? Ц все больше таращились глаза молодого человека.

Ц ƒа в титы. ѕосиди, голубчик, охладись, а то чувствителен больно.

ћолодой человек задумалс€ и торжественно провозгласил:

Ц я с вами больше незнаком, потому что вы вредный человек.

Ќесмотр€ на то что эту торжественную формулу он заключил новой звучной икотой, видно было, что он огорчилс€ и весь как-то потускнел, точно по его блаженству прошлись сапожной щеткой. я пон€л теперь и причину этого омраченного блаженства: оно было тем отпечатком, который накладывают на человека ласки и поцелуи любимой женщины. Ќо на что злилс€ старик?

Ц  акой мрачный господин, Ц сказала шепотом девушка, очевидно, намека€ на мен€.

ћне было при€тно, что € замечен и что, главное, замечена мо€ мрачность. ѕусть хоть пожалеют мен€ эти милые люди, Ц мен€, у которого нет любви.

Ц Ѕабушку схоронил, Ц предположил юноша.

Ёто предположение было поразительно глупо.  то бывает так мрачен, схоронив бабушку, и почему именно бабушку, а не дедушку?

Ц ’а-ха-ха! Ц звонко рассме€лась девушка, но сейчас же, с своим обычным переходом к милой серьезности, добавила раскаивающимс€ голосом: Ц Ѕыть может, он болен, а мы смеемс€.

Ёто была эпитафи€, с которой мен€ снова опустили в пучину небыти€, откуда извлекли на одну минуту, чтобы мо€ мрачность €рче оттенила их светлое счастье. » снова повелс€ ими серьезный, деловой разговор о загранице, о медицинском институте, о правилах приема в него, о книжках прочитанных и тех, которые нужно еще прочесть, а в этот разговор врывалась шаловливым лучом мила€ и пуста€ болтовн€, легка€ и красива€, словно бела€ пена на поверхности золотистого крепкого вина. ¬есь мир казалс€ им пуст€ком, и каждый пуст€к был целым миром. „увствовалось то благоговейное внимание, с которым эта высока€, красива€ девушка ловила каждое слово, которое скупо, как драгоценность, выпускал длинноволосый юноша.  аким благодарным смехом отвечала она, когда это слово оказывалось умным и острым. –ассыпь сейчас перед ней ÷ицерон все самые пышные цветы из своего неув€даемого венка, блистай перед ней √ейне всеми перлами €звительной насмешки и мистически-страстной нежности, плачь и хмурьс€ перед нею ƒанте, соберись тут, наконец, все великие умы и сердца и положи к ногам ее дары свои, она, эта красива€ девушка, не обернула бы к ним головы и жадным ухом ловила бы каждое слово длинноволосого молодца. ќна смеетс€, счастлива€ и благодарна€, точно все это: и ее возлюбленный, и смешные пь€ные, и сумрачный господин, схоронивший свою бабушку, существуют лишь дл€ полноты ее счасть€. ћы не были живые люди, Ц мы были лишь тени, картинки.

Ц  ак быстро бежит врем€! Ц жаловалась она.

Ц ј € не знал, как убить это врем€!

Ц ћожет быть, мои часы спешат?

ћаленькие золотые часики сблизились с большими серебр€ными часами, и обе головы склонились над ними. Ќо, веро€тно, кроме часов, сблизилось что-нибудь другое, потому что слишком уже долго не определ€лс€ насто€щий час.

Ц  ажетс€, верно? Ц смущенно сказал женский голос с легкой дрожью.

Ц ¬ерно! Ц авторитетно сказал юноша.

¬ерно!  ак слепы эти счастливые люди. Ќеверно! “ыс€чу раз неверно! » прокл€нете тот день, когда ваши часы пойдут так правильно, что ни в одной убитой минуте вы не ошибетесь, и маленькие часики далеко от вас будут отбивать такие же грустные и пустые секунды!

“учи уже проходили, и на западе пр€мо против платформы светлой полосой проступило чистое, прозрачное небо. Ќа нем чернели, как вырезанные из плотной бумаги, силуэты разбросанных деревьев. —вежее и суше стал воздух, на ближайшей даче глухо зарокотал ро€ль, и к нему присоединились согласные, стройные голоса.

Ц ѕойдем слушать, Ц быстро вскочила девушка и потащила за рукав неуклюже поднимавшегос€ юношу.

ѕойдем и мы, Ц пусть до конца оттаивает застывшее сердце. ѕели хорошо, как редко поют на дачах, где кажда€ безголоса€ собака считает себ€ об€занной к вытью. » песн€ была грустна€ и нежна€. ћ€гкий, красивый баритон гудел сдержанно и взволнованно, как будто подтвержда€ то, на что страстно жаловалс€ высокий и звучный тенор. ј жаловалс€ он на то, что дни и ночи думает все о ней одной.

Ц ќб одной тебе думу думаю, Ц плакал тенор.

Ц ƒуму думаю, Ц грустно соглашалс€ баритон.

Ц ќб одной тебе, мо€ душечка, Ц звенел слезами тенор.

Ц ƒушечка, Ц м€гко подтверждал баритон.

Ц » умру €, жизнь проклинаючи, об одной тебе вспоминаючиЕ

Ц ќб одной тебе вспоминаючи, Ц с глубокою тоскою подтвердил баритон, и все стихло.

¬переди мен€ молча и неподвижно сто€ла парочка и, когда песн€ кончилась, разом вздохнула Ц и поцеловалась. я отправилс€ на платформу, откуда послышалс€ отча€нно-фальшивый голос, беззаботно обходившийс€ всего двум€ нотами, одинаково скверными: простым криком и диким криком. ћолодой человек с золотым сердцем не мог остатьс€ нечувствительным к любовному призыву и отвечал, как умелЕ

Ќичего мнеЕ на светеЕ не нада-аЕ

“олько видеть теб€ одноЄЕ

Ц ¬рете! Ц шипел старик, пыта€сь заглушить кричащего. Ц ƒубину хорошую надо!

Ѕедный старик! “еперь € пон€л, почему он так злилс€. ќн завидовал, как и €.

ѕотрещал звонок, извещающий о выходе поезда, и вскоре послышалс€ тот же ровный и тихий гул. —ейчас поезд унесет мен€ отсюда, и навеки исчезнет дл€ мен€ эта низенька€ и темна€ платформочка, и только в воспоминании увижу € милую девушку.  ак песчинка, скроетс€ она от мен€ в море человеческих жизней и пойдет своею далекой дорогой к жизни и счастью.

—нова из-за стены вырвалось черное чудовище и, сдержанное могучей властью, остановило, вздрагива€, свой стремительный бег. Ќаход€ друг на друга и треща и скрип€ тормозами, проползали вагоны и остановились с глухим стуком. —тало тихо, и только шипел воздух, выход€ из тормозных труб.

ѕь€ных действительно на поезд не пустили, и старик с злорадством говорил:

Ц „то? ѕоехали?

Ц Ќич-чево. ѕоедем на следующем.

Ц ј на следующем и по шее накладут.

я сто€л на площадке вагона, против длинноволосого юноши, пристально смотревшего на высокую, стройную фигуру, таким же продолжительным взгл€дом впившуюс€ в него. ѕоезд дернулс€ и плавно пошел, отрывисто стуча и покачива€сь на стыках рельсов.

Ц ƒо свидань€, —аша, Ц сказала девушка.

Ц ƒо свидань€, Ц ответил он.

Ц ѕрощай, Ц тихо молвил €, склон€€ голову.

Ц ƒо завтра! Ц донеслось уже издали и глухо.

Ц ƒо завтра! Ц крикнул он.

ЂЌавсегдаї, Ц ответил тихо €. ЂЌавсегдаї, Ц прощались со мной черные силуэты деревьев и убегали назад. ЂЌавсегдаї, Ц сказала платформа и скрылась за поворотом.

ќднако пойти в вагон, а то становитс€ холодновато: мечты мечтами, а насморк насморком. ƒа загл€нуть заодно и в записную книжку: куда и куда бежать мне завтра спозаранку.