пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ѕрекрасна жизнь дл€ воскресших

Ќе случалось ли вам гул€ть по кладбищам?

≈сть сво€, очень своеобразна€ и жутка€ поэзи€ в этих огороженных, тихих и заросших сочной зеленью уголках, таких маленьких и таких жадных.

ƒень изо дн€ несут в них новых мертвецов, и уже вот весь живой, огромный и шумный город перенесен туда, и уже народившийс€ новый ждет своей очереди, Ц а они сто€т, все такие же маленькие, тихие и жадные. ќсобенный в них воздух, особенна€ тишина, и другой там и лепет деревьев Ц элегический, задумчивый, нежный. —ловно не могут позабыть эти белые березки всех тех заплаканных глаз, которые отыскивали небо между их зеленеющими ветв€ми, и словно не ветер, а глубокие вздохи продолжают колебать воздух и свежую листву.

“ихо, задумчиво бредете по кладбищу и вы. ”хо ваше воспринимает тихие отголоски глубоких стонов и слез, а глаза останавливаютс€ на богатых пам€тниках, скромных дерев€нных крестах и немых безвестных могилах, укрывших собой людей, которые немы были всю жизнь, безвестны и незаметны. » надписи на пам€тниках читаете вы, и встают в вашем воображении все эти исчезнувшие из мира люди. ¬идите вы их молодыми, смеющимис€, люб€щими; видите вы их бодрыми, говорливыми, дерзко уверенными в бесконечности жизни.

» они умерли, эти люди.

Ќо разве нужно выходить из дому, чтобы побывать на кладбище? –азве не достаточно дл€ этого, чтобы мрак ночи охватил вас и поглотил дневные звуки?

—колько пам€тников, богатых и пышных! —колько немых, безвестных могил!

Ќо разве нужна ночь, чтобы побыть на кладбище? –азве не достаточно дл€ этого дн€ Ц беспокойного, шумного дн€, которому довлеет злоба его?

«агл€ните в душу свою, и будет ли тогда день или ночь, вы найдете там кладбище. ћаленькое, жадное, так много поглотившее. » тихий, грустный шепот услышите вы Ц отражение былых т€желых стонов, когда дорог был мертвец, которого опускали в могилу, и вы не успели ни разлюбить его, ни позабыть; и пам€тники увидите вы, и надписи, которые наполовину смыты слезами, и тихие, глухие могилки Ц маленькие, зловещие бугорки, под которыми скрыто то, что было живо, хот€ вы не знали его жизни и не заметили смерти. ј может быть, это было самое лучшее в вашей душеЕ

Ќо зачем говорю €: загл€ните. –азве и так не загл€дывали вы в ваше кладбище каждый день, сколько есть этих дней в длинном, т€желом году? Ѕыть может, еще только вчера вы вспоминали дорогих покойников и плакали над ними; быть может, еще только вчера вы похоронили кого-нибудь, долго и т€жело болевшего и забытого еще при жизни.

¬от под т€желым мрамором, окруженна€ частой чугунной решеткой, покоитс€ любовь к люд€м и сестра ее, вера в них.  ак они были красивы и чудно хороши, эти сестры!  аким €рким огнем горели их глаза, какой дивной мощью владели их нежные белые руки!

— какой лаской подносили эти белые руки холодное питье к воспаленным от жажды устам и кормили алчущих; с какой милой осторожностью касались они €зв бол€щего и врачевали их!

» они умерли, эти сестры, от простуды умерли они, как сказано на пам€тнике. Ќе выдержали леден€щего ветра, которым охватила их жизнь.

ј вот дальше покосившийс€ крест знаменует место, где зарыт в землю талант.  акой он был бодрый, шумный, веселый; за все бралс€, все хотел сделать и был уверен, что покорит мир.

» умер Ц как-то незаметно и тихо. ѕошел однажды на люди, долго пропадал там и вернулс€ разбитый, печальный. ƒолго плакал, долго порывалс€ что-то сказать Ц и так, не сказавши, и умер.

¬от длинный р€д маленьких бугорков.  то там?

јх да. Ёто дети. ћаленькие, резвые: шаловливые надежды. »х было так много, и так весело и людно было от них на душе, Ц но одна за другой умирали они.

 ак много было их, и как весело было с ними на душе! “ихо на кладбище, и печально шелест€т листь€ми березки.

ѕусть же воскреснут мертвецы! –аскройтесь, угрюмые могилы, разрушьтесь вы, т€желые пам€тники, и расступитесь, о железные решетки!

’оть на день один, хоть на миг один дайте свободу тем, кого вы душите своей т€жестью и тьмой!

¬ы думаете, они умерли? ќ нет, они живы. ќни молчали, но они живы.

∆ивы!

ƒайте же им увидеть си€ние голубого безоблачного неба, вздохнуть чистым воздухом весны, упитьс€ теплом и любовью.

ѕриди ко мне, мой уснувший талант. „то так смешно протираешь ты глаза Ц теб€ ослепило солнце? Ќе правда ли, как €рко светит оно? “ы смеешьс€? јх, смейс€, смейс€ Ц так мало смеху у людей. Ѕуду с тобой сме€тьс€ и €. ¬он летит ласточка Ц полетим за нею! “ы от€желел в могиле? » что за странный ужас вижу € в твоих глазах Ц словно отражение могильной тьмы? Ќет, нет, не надо. Ќе плачь. Ќе плачь, говорю € тебе!

¬едь так прекрасна жизнь дл€ воскресших!

ј вы, мои маленькие надежды!  акие милые и смешные личики у вас.  то ты, потешный, толстый карапуз? я не узнаю теб€. » чему ты смеешьс€? »ли сама могила не устрашила теб€? “ише, мои дети, тише. «ачем ты обижаешь ее Ц ты видишь, кака€ она маленька€, бледненька€ и слаба€? ∆ивите в мире Ц и не кружите мен€. –азве не знаете вы, что € тоже был в могиле, и теперь кружитс€ мо€ голова от солнца, от воздуха, от радости.

ѕришли и вы, величавые, чудные сестры. ƒайте поцеловать ваши белые, нежные руки. „то € вижу? ¬ы несете хлеб? ¬ас, нежных, женственных и слабых, не испугал могильный мрак, и там, под этой т€желой громадой, вы думали о хлебе дл€ голодных? ƒайте поцеловать мне ваши ножки. я знаю, куда пойдут они сейчас, ваши легкие быстрые ножки, и знаю, что там, где пройдут они, вырастут цветы Ц дивные, благоухающие цветы. ¬ы зовете с собой? ѕойдемте.

—юда, мой воскресший талант Ц что зазевалс€ там на бегущие облачка? —юда, мои маленькие, шаловливые надежды.

—тойте!..

я слышу музыку. ƒа не кричи же ты так, карапуз! ќткуда эти чудные звуки? “ихие, стройные, безумно-радостные и печальные. ќ вечной жизни говор€т ониЕ

ЕЌет, не пугайтесь. Ёто сейчас пройдет. ¬едь от радости € плачу!

јх, как прекрасна жизнь дл€ воскресших!