пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

—мех

I

¬ половине седьмого € был уверен, что она придет, и мне было отча€нно весело. ѕальто мое было застегнуто на один верхний крючок и раздувалось от холодного ветра, но холода € не чувствовал; голова мо€ была гордо откинута назад, и студенческа€ фуражка сидела совсем на затылке; глаза мои по отношению к встречавшимс€ мужчинам выражали покровительство и удаль, по отношению к женщинам Ц вызов и ласку: хот€ уже четыре дн€ € любил одну только ее, но € был так молод, и сердце мое было так богато, что остатьс€ совершенно равнодушным к другим женщинам € не мог. » шаги мои были быстрые, смелые, порхающие.

¬ без четверти семь пальто мое было застегнуто на две пуговицы, и € смотрел только на женщин, но без вызова и ласки, а скорее с отвращением. ћне нужна была только одна женщина Ц остальные могли провалитьс€ к черту: они только мешали и своим мнимым сходством с ней придавали моим движени€м неуверенность и резкое непосто€нство. » без п€ти минут семь мне стало жарко.

¬ без двух минут семь мне сделалось холодно.

–овно в семь € убедилс€, что она не придет.

¬ половине дев€того € представл€л собой самое жалкое существо в мире. ѕальто было застегнуто на все пуговицы, воротник подн€т, и фуражка нахлобучена на посиневший нос; волоса на висках, усы и ресницы белели от ине€, и зубы слегка постукивали друг о друга. ѕо шаркающей походке и согнутой спине мен€ можно было прин€ть за довольно еще бодрого старика, возвращающегос€ из гостей в богадельню.

» все это сделала Ц она! ќ чертЕ нет, не надо: может быть, и не пустили, или она больна, или умерла. ”мерла! Ц а € ругаюсь.

II

Ц “ам сегодн€ и ≈вгени€ Ќиколаевна, Ц сказал мне товарищ, студент, без вс€кой задней мысли: он не мог знать, что € ждал ≈вгению Ќиколаевну на морозе от семи до половины дев€того.

Ц ¬от как!.. Ц глубокомысленно ответил €, а в душе выскочило: Ђќ чертЕї

“ам Ц это на вечере у ѕолозовых. ѕолозовы Ц это люди, у которых € никогда не бывал. Ќо сегодн€ € там буду.

Ц —еньоры! Ц весело крикнул €. Ц —егодн€ –ождество; сегодн€ все весел€тс€ Ц будем веселитьс€ и мы.

Ц Ќо как? Ц грустно отозвалс€ один.

Ц Ќо где? Ц поддержал другой.

Ц Ќар€димс€ и будем ездить по всем вечерам, Ц решил €.

» им, этим бесчувственным люд€м, действительно стало весело. ќни кричали, прыгали и пели. ќни благодарили мен€ и считали количество наличных денег. ј через полчаса мы собирали по городу всех одиноких, всех скучающих студентов, и, когда нас набралось дес€ть весело прыгающих чертей, мы поехали в парикмахерскую, Ц она же костюмерна€, Ц и наполнили ее холодом, молодостью и смехом.

ћне нужно было что-нибудь мрачное, красивое, с оттенком из€щной грусти, и € попросил:

Ц ƒайте мне костюм испанского двор€нина.

¬еро€тно, очень это был длинный двор€нин, потому что в его платье € скрылс€ весь без остатка и почувствовал себ€ уже совершенно одиноким, как в обширном и безлюдном зале. ¬ыйд€ из костюма, € попросил что-нибудь другое.

Ц Ќе хотите ли клоуна? ѕестрый, с бубенчиками.

Ц  лоуна! Ц презрительно вскрикнул €.

Ц Ќу бандита. Ётака€ шл€па и кинжал.

 инжал! Ц это подходит к моим намерени€м.   сожалению, бандит, с которого дали мне платье, едва ли достиг совершеннолети€. ¬ернее всего, это был испорченный мальчишка лет восьми от роду. ≈го шл€пенка не покрывала моего затылка, а из бархатных брюк мен€ должны были вытащить, как из западни. ѕаж не годилс€ Ц был весь в п€тнах, как тигр. ћонах был в дырах.

Ц „то же ты? ѕоздно! Ц торопили мен€ уже одевшиес€ товарищи.

ќставалс€ единственный костюм Ц знатного китайца.

Ц ƒавайте китайца! Ц махнул € рукой, и мне дали китайца. Ёто было черт знает что такое! я не говорю уже о самом костюме. я обхожу молчанием какие-то идиотские цветные сапоги, которые были мне малы, вошли наполовину и в остальной своей, наиболее существенной части торчали в виде двух непон€тных придатков по обеим сторонам ноги. ”молчу € и о розовом лоскуте, который покрывал мою голову в виде парика и прив€зывалс€ нитками к ушам, отчего последние приподн€лись и стали, как у летучей мыши.

Ќо маска!

Ёто была, если можно так выразитьс€, отвлеченна€ физиономи€. ” нее были нос, глаза и рот, и все это правильное, сто€щее на своем месте, но в ней не было ничего человеческого. „еловек даже в гробу не может быть так спокоен. ќна не выражала ни грусти, ни весель€, ни изумлени€ Ц она решительно ничего не выражала. ќна смотрела на вас пр€мо и спокойно Ц и неудержимый хохот овладевал вами. “оварищи мои катались от смеху по диванам, бессильно падали на стуль€ и махали руками.

Ц Ёто будет сама€ оригинальна€ маска, Ц говорили они.

я чуть не плакал, но, когда € взгл€нул в зеркало, смех овладел и мной. ƒа, это будет сама€ оригинальна€ маска.

Ц Ќи в каком случае не снимать масок, Ц переговаривались товарищи дорогой. Ц ƒадим слово.

Ц —лово! —лово!..

III

ѕоложительно, это была сама€ оригинальна€ маска. «а мной ходили целыми толпами, вертели мен€, толкали, щипали Ц и когда измученный, € с гневом оборачивалс€ к преследовател€м, Ц неудержимый хохот овладевал ими. ¬есь путь мен€ окружала и давила грохочуща€ туча хохота и двигалась вместе со мной, а € не мог вырватьс€ из этого кольца безумного весель€. ћинутами оно захватывало и мен€: € кричал, пел, пл€сал, и весь мир кружилс€ в моих глазах, как пь€ный. » как он был далек от мен€, этот мир! » как одинок € был под этой маской!

Ќаконец мен€ оставили в покое. — гневом и страхом, со злобой и нежностью € взгл€нул на нее и сказал:

Ц Ёто €.

√устые ресницы медленно и с удивлением приподн€лись, целый сноп черных лучей брызнул на мен€ Ц и смех, звонкий, веселый, €ркий, как весеннее солнце, смех ответил мне.

Ц ƒа, это €. Ёто €! Ц твердил € и улыбалс€. Ц ѕочему вы не пришли сегодн€?

Ќо она сме€лась. ¬есело сме€лась.

Ц я так измучилс€. “ак изболелось сердце, Ц с мольбой просил € ответа.

Ќо она сме€лась. „ерный блеск ее глаз потух, и все €рче разгоралась улыбка. Ёто было солнце, но солнце жгучее, беспощадное, жесткое.

Ц „то с вами?

Ц Ёто вы? Ц проговорила она, сдержива€сь. Ц  акой выЕ смешной!

ѕлечи мои опустились, и голова поникла, и так много отча€ни€ было в моей позе. » пока она, с тухнущей зарей улыбки на лице, смотрела на мчащиес€ мимо нас молодые веселые пары, € говорил:

Ц —тыдно сме€тьс€. –азве за моей смешной маской вы не чувствуете живого страдающего лица Ц ведь только дл€ того, чтобы увидеть вас, € надел ее. «ачем вы не пришли?

Ѕыстро, с возражением на милых, улыбающихс€ устах, она обернулась ко мне Ц и жестокий смех всесильно овладел ею. «адыха€сь, почти плача, закрыва€ лицо кружевным душистым платком, она с трудом вымолвила:

Ц ¬згл€нитеЕ на себ€. —зади в зеркалоЕ ќ, какой вы!..

—двига€ брови, стискива€ от боли зубы, с похолодевшим лицом, от которого отлила кровь, € взгл€нул в зеркало, Ц на мен€ смотрела идиотски-спокойна€, непоколебимо-равнодушна€, нечеловечески неподвижна€ физиономи€. » €Е € рассме€лс€. » с неостывшим еще смехом, но уже с дрожью подымающегос€ гнева, с безумием отча€ни€, € заговорил, почти закричал:

Ц ¬ы не должны сме€тьс€!

», когда она затихла, € продолжал шепотом говорить о своей любви. » никогда € не говорил так хорошо, потому что никогда не любил так сильно. ќ муках ожидани€, о €довитых слезах безумной ревности и тоски, о своей душе, где все было любовь, € говорил. » € видел, как, опуска€сь, бросили ресницы густую тень на побледневшие щеки.

я видел, как сквозь их матовую белизну бросал красный отсвет запылавший огонь и как все гибкое тело безвольно клонилось ко мне. ќна была одета богиней ночи и, вс€ загадочна€, словно мглой, одета€ черным кружевом, сверкающа€ бриллиантами звезд, была красива, как забытый сон далекого детства. я говорил Ц и слезы накипали у мен€ на глазах, и радостью билось сердце. » € увидел, увидел наконец, как мила€, жалка€ улыбка раскрыла ее уста, и, дрогнув, подн€лись ресницы. ћедленно, бо€зливо, с бесконечным доверием повернула она ко мне головку, иЕ “акого смеха € еще не слыхал!

Ц Ќет, нет, не могуЕ Ц почти стонала она и, закинув голову, снова разражалась звучным каскадом смеха.

ќ, если бы мне хоть на минуту дали человеческое лицо! я кусал губы, слезы текли по моему разгор€ченному лицу, а она, эта идиотска€ физиономи€, в которой все было правильно, нос, глаза и губы, смотрела с непоколебимо ужасным в своей нелепости равнодушием. » когда, ковыл€€ на своих цветных ногах, € уходил, до мен€ долго еще доносилс€ звонкий смех: как будто с громадной высоты падала серебриста€ струйка воды и с веселым пением разбивалась о твердую скалу.

IV

–ассыпавшись по всей сонной улице, буд€ ночную тишину бодрыми, возбужденными голосами, мы шли домой, и товарищ мне говорил:

Ц “ы имел колоссальный успех. я никогда не видал, чтобы так сме€лисьЕ ѕостой, что ты делаешь? «ачем ты рвешь маску? Ѕратцы, он с ума сошел! √л€дите, он раздирает свой костюм! ќн плачет!