пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ѕервый гонорар

I

ѕомощник прис€жного поверенного “олпенников выслушал в заседании суда две речи, выпил в буфете стакан пустого чаю, поговорил с товарищем о будущей практике и направилс€ к выходу, деловито хмур€сь и прижима€ к боку новенький портфель, в котором одиноко болталась книга: Ђ—удебные речиї. ќн подходил уже к лестнице, когда чь€-то больша€ холодна€ рука просунулась между его туловищем и локтем, отыскала правую руку и в€ло пожала ее.

Ц јлексей —еменович! Ц воскликнул “олпенников с выражением радости и почтени€, так как холодна€ рука принадлежала его патрону.

Ц  уда? Ц в€ло спросил патрон, высокий, сутуловатый человек.

—прашива€, он не смотрел на “олпенникова, и взгл€д его, усталый и беспредметный, был устремлен куда-то в глубину длинного коридора, где мелькали у светлых дверей темные тени, шуршали по камню ногами, поднима€ еле заметную пыль, и болтали.

Ц ƒа домой! Ц оживленно и громко ответил “олпенников. Ц я тут с утра. јх, если бы вы знали, как все это интересует мен€!

— тем же оживлением он начал передавать свои впечатлени€ от речи ѕархоменко, котора€ очень понравилась ему, между тем как т€жела€, холодна€ рука незаметно увлекала его наверх, в комнату совета прис€жных поверенных. “ам јлексей —еменович молча раскрыл свой туго набитый портфель, покопалс€ в нем и прот€нул помощнику бумаги в синей обложке с крупной надписью: Ђделої.

Ц ¬от. «автра в съезде. “ут и доверенность.

“олпенников покраснел и, прот€гива€ обе руки, запина€сь, спросил:

Ц  ак завтра? » €Е ј вы?

Ц я сегодн€ еду в ѕетербург, Ц равнодушно и устало говорил патрон, медленно опуска€сь в кресло. “€желые веки едва приподнимались над глазами, и все лицо его, желтое, ст€нутое глубокими морщинами к седой щетинистой бородке, похоже было на старый пергамент, на котором не всем пон€тную, но печальную повесть начертала жестока€ жизнь.

Ц Ќо как же? Ц отталкивал “олпенников бумаги. Ц ¬едь €Е Ёто завтра?

ѕоследнее слово он выговорил с особенным страхом и особенным почтением.

Ц ƒа. “ут все есть. ѕриговор мирового. „ерновик моей апелл€ционной жалобы. Ќу, да все. ѕостарайтесь не провалить. ‘рак есть?

Ц ≈сть, то есть нет, но € достану. Ќо ведь €Е боюсь.  ак это вдруг?..

јлексей —еменович медленно подн€л свои усталые глаза на помощника, все еще державшего в руках бумаги, и как будто знакомое что-то, старое и давно забытое увидел в этом молодом, испуганно-торжественном лице. ¬ыражение усталости исчезло, и где-то в глубине глаз загорелись две маленькие звездочки, а кругом по€вились тоненькие лучеобразные морщинки. “акое выражение бывает у взрослых людей, когда они случайно увид€т играющих кот€т, что-нибудь маленькое, забавное и молодое.

Ц Ѕоитесь? Ц улыбалс€ он. Ц Ёто пройдет.

јлексей —еменович подн€лс€, медленно расправил согнутую спину и, смотр€ поверх голов прежним беспредметным взгл€дом, повторил равнодушно и устало:

Ц ƒа, пройдет. Ќу, мне пора.

—нова “олпенников ощутил прикосновение холодной, в€лой руки и увидел согнутую, покачивающуюс€ спину патрона. ќдним из адвокатов броса€ отрывистые кивки, другим на ходу пожима€ руки, јлексей —еменович большими ровными шагами прошел накуренную, гр€зную комнату и скрылс€ за дверью, мелькнув потертым локтем не нового фрака, Ц а помощник все еще смотрел ему вслед и не знал, нужно ли догон€ть патрона, чтобы отдать ему бумаги, или уже оставить их у себ€.

» оставил их у себ€.

¬ечером “олпенников готовилс€ к защите и думал, что он никогда не станет защитником. — внешней стороны дело было €сно и просто и всей своей €сностью и простотой говорило, что жена действительного статского советника ѕелаге€ фон-Ѕрезе виновна в продаже из своего магазина безбандерольных папирос. ћировой судь€, осудивший ее, был совершенно прав, и непон€тно было только одно, как мог ее защищать јлексей —еменович, а после обвинени€ как он мог написать жалобу, слабую по аргументам и больше, казалось, чем сам обвинительный приговор, уличавшую г-жу фон-Ѕрезе. “аково было первое впечатление от прочитанных бумаг, и “олпенников, утром еще такой счастливый, представл€лс€ себе сто€щим перед глубокой и темной €мой и таким жалким, что не верилось в недавнее счастье. Ќа, стуле в углу висел расп€ленный фрак, добытый у знакомого помощника, вызывающе лез в глаза своей матово-черной поверхностью и напоминал те мысли и мечты, которые носились в голове “олпенникова каких-нибудь два часа тому назад. ќни были €рки, образны и наивно-благородны, эти мысли и мечты. Ќе кургузым, нелепо комичным оде€нием представл€лс€ фрак, а чем-то вроде рыцарских лат, равно как и сам “олпенников казалс€ себе рыцарем какого-то нового ордена, призванного блюсти правду на земле, защищать невинных и угнетенных. —амое слово Ђзащитникї до сих пор вызывало в нем сдержанно-горделивый трепет и представл€лось большим, звучным, точно оно состоит не из букв, а отлито из благородного металла. “олько в мысл€х иногда осмеливалс€ “олпенников примен€ть его к себе и вс€кий раз испытывал при этом страх, и как влюбленный ожидает первого свидани€, так и он ожидал первой защиты.

“олпенников не знал, что ему теперь делать, и в отча€нии снова уселс€ за бумаги. ќни лежали все такие же, четко переписанные, €сные, но “олпенников не понимал их и невольным движением спустил еще ниже висевшую над столом электрическую лампочку. Ќомер, в котором он жил, был мал и гр€зен, но освещалс€ электричеством, и это особенно ставилось на вид “олпенникову, когда два дн€ тому назад его пригласили в контору дл€ объ€снений и насто€тельно потребовали денег за два прожитых мес€ца. ѕостепенно туман перед глазами рассеивалс€, и “олпенников стал вдумыватьс€ в смысл того, что беззвучно выговаривали его зубы. » тогда на левой странице, внизу, он заметил одну пропущенную подробность, котора€ была в пользу г-жи фон-Ѕрезе и давала несколько иное освещение делу. » хот€ это была подробность, благопри€тное сочетание слов, а не факт, но он обрадовалс€ и сразу почувствовал себ€ бодрым, сообразительным, как всегда, и виноватым перед патроном и г-жой фон-Ѕрезе.

“олпенников улыбнулс€, почесал себе нос и зачем-то слегка покачал его двум€ пальцами, поддернул брюки, которые у него всегда сползали, и вышел прогул€тьс€ в длинный коридор. ¬ернувшись оттуда, он внимательно осмотрел фрак сверху и с подкладки, улыбнулс€ и подумал, что фрак велик дл€ его роста и широк. ѕотом с некоторой бо€знью сел за бумаги и стал внимательно читать их, дела€ на пол€х отметки, свер€€сь с акцизным уставом и часто почесыва€ нос то пальцем, то карандашом. ќн еще не приучил черт своего лица к серьезной неподвижности, и улыбалс€, и покачивал головой, и чмокал губами, маленький, худенький и наивно-великодушный.

  двенадцати часам “олпенников сложил бумаги в портфель, зна€ дело так, как не знал его никогда патрон, не понима€ своих сомнений и колебаний. Ќевинность г-жи фои-Ѕрезе была очевидна, и приговор мирового судьи был ошибкой, легко пон€тной, так как и сам “олпенников вначале ошибалс€. ƒовольный собой, довольный делом и патроном, он еще раз осмотрел фрак, сверху и с подкладки, и нервно пот€нулс€ при мысли, что завтра наденет его и будет защищать. ƒостав из стола почтовой бумаги, “олпенников начал писать отцу:

Ђƒорогой папаша! “ы можешь не высылать мне денег и лучше перешли их јлеше, который нуждаетс€, веро€тно, и в обмундировке и в учебниках. я получил от патрона дело (последн€€ фраза была подчеркнута) очень интересное и буду завтра защищатьЕї

Ќад последним словом “олпенников остановилс€ и, подумав, отложил начатый листок в сторону и вз€л другой. ”лыбнувшись, энергично почесав нос, он ближе нагнулс€ к столу и начал писать, не разгонистым почерком, как отцу, а мелким и убористым:

ЂЋюбима€ мо€ «ина! ћожешь ты вообразить мен€ во фраке, сто€щим перед судь€ми и защищающим? ќдна рука на груди, друга€ вперед. Ќет, не могу шутить, € слишком счастлив сейчас, и если бы только была здесь ты, мо€ родна€, неизменна€, терпелива€ «иночка. —ейчас 12 часов, и € только что кончилЕї

Ёлектрическа€ лампочка потухла. — секунду краснела ее тонка€ проволочка, а потом стало темно, и только из коридора, через стекл€нное окно над дверью, лилс€ слабый свет. Ѕыло не двенадцать часов, а час, когда в номерах тушилось электричество.

Ц „ерт бы вас побрал с вашим электричеством, Ц обругалс€ “олпенников осторожно, чтобы не разлить чернил, нащупыва€ письмо и кида€ его в стол.

”легшись, “олпенников долго не засыпал и думал о генеральше фон-Ѕрезе, котора€ представл€лась ему седой величественной дамой, об акцизном устава и серых далеких глазах. ћежду глазами и уставом была кака€-то св€зь и становилась все крепче и загадочнее, и, стара€сь пон€ть ее, “олпенников уснул, маленький, худенький и наивно-счастливый.

II

ƒействительный статский советник в отставке, г. фон-Ѕрезе, бритый как актер, величественно повел большим носом в сторону “олпенникова и сухо по€снил, что жена его быть на суде не может вследствие болезни.

Ц Ёта гнусна€ истори€ потр€сла организм моей супруги, Ц сказал фон-Ѕрезе, смотр€ на кончик носа “олпенникова. Ц ¬ы помощник јлексе€ —еменовича?

“олпенников подумал, что генерал не довер€ет ему и считает слишком молодым дл€ ответственного дела. —конфуженно, но в то же врем€ задорно он сказал:

Ц ’отите доверенность посмотреть?

Ц јх, что вы! Ц отмахнулс€ рукой фон-Ѕрезе. Ц Ќо мы говорили о генеральше. ќна потр€сена, молодой человек. ѕо-тр€-се-на. ¬ы понимаетеЕ††††††††††††††† .

‘он-Ѕрезе отвел “олпенникова немного в сторону, хот€ в этом не виделось надобности, наклонилс€ к самому его лицу и подн€л палец.

Ц ¬ы понимаете? ѕолици€Е Цутвердительно кивал он головой, поднима€ кверху брови и губы, так что последние почти коснулись красноватого носа. Ц ЌасчетЕ. понимаете? Ц ќн отвел назад руку с растопыренными пальцами и открытой ладонью, показыва€, как берутс€ вз€тки. «атем откачнулс€ назад и еще раз кивнул головой. Ц ƒа-да. ѕредставьте.

“олпенников сочувственно покачал головой, дума€:

ЂЁка€ цаца!ї √енерал пристально и задумчиво посмотрел на нос “олпенникова и с внезапным приливом дружеской при€зни вз€л его под руку и еще на два шага отвел в сторону.

Ц я уже не раз представл€л ей: зачем нам магазин?  ака€-то та-бач-на€ торговл€? ј? Ц спрашивал генерал, отвод€ рукой в сторону воображаемую торговлю. Ц Ќо она: хочу. ј?

Ц ƒа, уж этоЕ Ц неопределенно сочувствовал “олпенников.

Ц ƒа? Ц откачнулс€ назад фон-Ѕрезе. Ц Ќо не угодно ли?

  “олпенникову прот€нулась рука с раскрытым серебр€ным портсигаром.

Ц —пасибо, € не курю.

Ц ƒа? Ќо € закурю, если позволите.

ƒвум€ пальцами, большим и указательным, генерал достал папиросу, постучал ею о крышку портсигара и закурил. √олубоватый дым тонкой струйкой поднималс€ вверх. ‘он-Ѕрезе плавным движением руки направл€ет дым к себе и, щур€сь, нюхает его.

Ц ћои папиросы, Ц говорит он удовлетворенно. Ц ƒругих не выношу. ј он нашел там несколькоЕ

Ц „етыре тыс€чи, однако, Цвставл€ет “олпенников.

Ц ƒа? я люблю запас. » говорит: без-бан-де-рольные. —мешно!

“олпенникову непри€тен генерал и немного жаль, что приходитс€ выступать по такому сухому делу о нарушении акцизного устава. Ќо несправедливость Ц всегда несправедливость, думает он, и гор€чо беретс€ за допрос свидетелей. ќн не замечает, что многие из публики улыбаютс€ его фраку, фалды которого спускаютс€ ниже подколенного сгиба; по привычке поддергивает сползающие брюки, не дума€ о неприличии этого жеста, и смотрит пр€мо в рот говор€щему свидетелю.  ак маленька€ зла€ ищейка, он тормошит толстого околоточного надзирател€. “от, не отрыва€сь, гл€дит на судей, броса€ в сторону адвоката отрывистые и гулкие слова. ќн весь полон скрытого негодовани€; ше€ его, сдавленна€ твердым воротником, краснеет и багровой полосой ложитс€ на узкий серебр€ный галун, голова его неподвижно обращена к судь€м, но коротенький круглый нос его, оттопыренные губы, усы, все это сдвигаетс€ в сторону ненавистного молокососа. “олпенников следит за глухой борьбой толст€ка с гневом и дисциплиной и наслаждаетс€; чисто по-студенчески он ненавидит полицию и не допускает мысли о человечности полицейских. “олстые, тонкие Ц они равны в его глазах. «а свидетел€ми обвинени€ идет черед свидетелей защиты, и невинность г-жи фон-Ѕрезе устанавливаетс€ с очевидностью. —лово предоставлено защитнику, “олпенников подробно и дельно анализирует свидетельские показани€ и очень много и гор€чо говорит о муках этой женщины, над седой головой которой нависло такое позорное обвинение. »скренность молодого защитника заражает судей, они благосклонно смотр€т на него, и один, справа, даже кивает в такт речи головой.

ѕока судьи совещаютс€, “олпенников выкуривает с генералом папиросу, о чем-то смеетс€, кому-то пожимает руку и уходит в глубину залы, к окну, чтобы еще раз пережить свою речь. ќна звучит еще в его ушах, когда его настигает толст€к-околоточный.

Ц ѕозвольте вам доложить, Ц начинает он вежливо, дотрогива€сь до плеча “олпенникова. “от оборачиваетс€, ненавистный вид молодого, дерзкого лица выводит околоточного из себ€. ќкруглив глаза, нос и рот, околоточный выбрасывает, как из мортиры:

Ц —тыдно-с!

“олпенников улыбаетс€, и на выцветших глазах околоточного показываетс€ кака€-то муть.

Ц —тыдно-с, молодой человек. я вамЕ в отцы гожусь.

ќн еще хочет что-то сказать, но не может придумать ничего достаточно сильного и выразительного.

Ц —тыдно-с! Ц повтор€ет он, с ненавистью гл€д€ на улыбающеес€ лицо, круто поворачиваетс€, как на смотру, и отходит.

 ак и ожидал “олпенников, съезд отмен€ет приговор судьи и признает г-жу фон-Ѕрезе по суду оправданной. √енерал важно пожимает руку защитника.

Ц Ѕлагодарю вас, господин “олпенников.

¬ руке “олпенникова что-то остаетс€. ѕодчин€€сь странному, плохо сознаваемому чувству необходимости прин€ть то, что передали в его руку, он некоторое врем€ держит руку сжатой, потом в любопытством открывает ее » видит на ладони два золотых, не то дес€ти, не то п€тнадцатирублевого достоинства. “олпенникова непри€тно передергивает, он срываетс€ с места и бежит по лестнице, крича:

Ц Ёй, послушайте!  ак вас!.. √енерал!

Ќо фон-Ѕрезе нет в прихожей, не видно его и на улице. “олпенников еще раз рассматривает золотые, Ц они по п€тнадцати рублей, Ц и, словно не чувству€ уважени€ к деньгам, которые достались ему таким непри€тным путем, кладет их не в портмоне, а небрежно опускает в жилетный карман. Ќа секунду задумавшись, он снова идет наверх, так как ему жаль расстатьс€ с тем местом, где он испытал такие при€тные и горделивые чувства. ¬ зале он видит одного из свидетелей защиты, приказчика фон-Ѕрезе. Ёто пестро одетый человек, с острым лицом, острой рыжеватой бородкой и толстым перстнем-печаткой на указательном пальце, покрытом, как и вс€ рука, частыми крупными веснушками. ќстрые глаза его кос€т, и весь он дышит фальшью, угодничеством и нестерпимой фамиль€рностью, но “олпенников чувствует к нему расположение и подходит.

Ц Ќу, как? Ц спрашивает он, улыба€сь.

Ц Ћовко обработали дельце, Ц одобр€ет приказчик и, подмаргива€ в ту сторону, куда ушел генерал, добавл€ет: Ц удрал наш-то. —упругу поздравл€ть полетел.

Ц ≈ще бы, конечно, т€жело. ƒве недели отсидеть пришлось бы.

Ц ≈ще как! Ќу, да и то сказать, беда-то не велика. ќна уже раз отсиживала да раз штраф заплатила.

Ц ќтсиживала? Ц не понимает “олпенников.

Ц Ќу да, отсиживала. ≈е тогда »ван ѕетрович защищал, ну, да пришел пь€ный и такого нагородил! Ќаш-то взбеленилс€, жаловатьс€ на него хотел. ƒа что уж! Ц » приказчик махнул веснушчатой рукой.

“олпенников мучительно краснеет, не реша€сь пон€ть того, что так €сно, и вместе с тем понима€ и ужаса€сь.

Ц ќтсиживала? Ц еще раз повтор€ет он пошлое, резкое слово. Ц Ёта почтенна€ дама!

Ц ѕочтенна€! »з кухарок дама-то эта. Ќа кухарке наш женилс€, ѕалашкой звать. ¬от и они об этом знают. ¬ерно, јбрам ѕетрович?

јбрам ѕетрович одет прилично, но ботинки его запылены и там, где выпирает мизинец, Ц порваны, и все его п€тнистое, хот€ также приличное лицо имеет такой вид, точно он каждую минуту собираетс€ подойти и благородно попросить на бедность. ќн прот€гивает “олпенникову толстую, потную руку и потом уже отвечает на вопрос приказчика голосом, хриплым от водки и от простуды:

Ц ¬ерно. —ына из-за этой швали, извините за выражение, на улицу выгнал.

Ц ј ловко вы это насчет седой головы подпустили! Ц хвалит приказчик. Ц ј у нее голова запросто рыжа€, чистый шиньон.

Ц ¬ерно, Ц хвалит јбрам ѕетрович.

Ц ј папироску наш-то вам давал? Цспрашивает приказчик, и глаза его сближаютс€ в готовности к смеху.

“олпенников сердито кивает головой, и приказчик смеетс€. —меетс€ хриплым басом и јбрам ѕетрович.

Ц ƒурак-дурак, а поди какие фокусы выкидывает! ј сам и курить не умеет, только дым пущает. Ќу и жох! Ц удивл€етс€ приказчик.

Ц Ќо как же вы, Ц говорит сурово “олпенников, хмур€ брови и подт€гива€ сползающие брюки, Ц как же вы сами показывали, что он папиросы эти дл€ себ€ держит?

ѕриказчик и јбрам ѕетрович перегл€дываютс€ и смеютс€. «атем приказчик внезапно становитс€ серьезным и прот€гивает руку:

Ц ј за сим до свидани€-с. ƒозвольте и напредки быть знакомым. ≈жели когда мимо случитс€, так уж не обойдите. ƒл€ вас всегда сотенка найдетс€. ѕойдем, јбрам ѕетрович, —еда€ головаЕ јх ты, боже мой! Ц еще раз напоминает он “олпенникову его удачное выражение и уходит.

“олпенников все еще стоит на месте, опустив голову и заложив руки в карманы.  огда перед его глазами по€вл€етс€ загадочна€ фигура јбрама ѕетровича, “олпенникову кажетс€, что он хочет чего-то попросить, и вопросительно смотрит на его гр€зное, осклабленное лицо.

Ц ј € к вам, господин “олпенников, Ц говорит јбрам ѕетрович почти шепотом и наклон€€сь к помощнику, Ц если когда понадобитс€, так уж будьте милостивы, не откажите воспользоватьс€ услугами, спросите только у »вана —азонтыча приказчика; они знают, где мен€ найти.

Ц Ќа что понадобитс€? Ц удивленно спрашивает “олпенников.

Ќа лице јбрама ѕетровича мелькает удивление, потом сомнение, и смен€етс€ понимающей примирительной улыбкой.

Ц ”ж не оставьте, Ц повтор€ет он. Ц ќни знают. ѕр€мо так и спрашивайте јбрама ѕетровича.

Ц ¬он! Ц вскрикивает “олпенников тонким фальцетом, и јбрам ѕетрович отходит, низко клан€€сь, но не прот€гива€ на этот раз руки. Ќа лестнице он оборачиваетс€ и еще раз говорит:

Ц “ак уж не оставьте.

¬рем€ еще раннее, и до разговора с приказчиком “олпенников намеревалс€ пойти в совет, чтобы потолкатьс€ между своими и поделитьс€ впечатлени€ми первой защиты; но теперь ему совестно себ€ и совестно всего мира, и кажетс€, что вс€кий, только взгл€нув на его лицо, догадаетс€ о происшедшем. » по улице идти совестно и хотелось бы спр€тать портфель, чтобы никто не догадалс€ о его звании Ђзащитникаї. ѕрид€ домой, “олпенников бо€зливо отложил в сторону этот портфель, в котором он чувствовал присутствие изученного им дела, осторожно повесил жилет, не реша€сь достать из его кармана золотые и еще раз взгл€нуть на них, и отвернулс€ от стола, в котором лежали начатые письма к отцу и к «ине. » все в этой маленькой комнатке казалось чуждым ему, странно угловатым и грубым, и смотрело на него, как незнакомый, пошлый и враждебно настроенный человек. “олпенников попробовал читать книгу, но не мог сосредоточитьс€ на ней и вздрагивал от непри€тного чувства, как будто кто-то непри€тный стоит у него за плечами или сейчас войдет в дверь. » только улегшись в постель, повернувшись к стене и нат€нув на голову оде€ло, он почувствовал себ€ спокойнее и перестал бо€тьс€ мира, который вошел ему в душу, Ц такой гр€зный, отвратительный и жестокий.

¬ечером, когда стемнело, “олпенников пошел к патрону, но тот не вернулс€ еще из ѕетербурга. Ќи к кому другому идти он не хотел. Ѕлизких людей у него не было, и “олпенников до поздней ночи шаталс€ по бульварам. ƒома, куда “олпенников вернулс€ очень поздно, было все так же неуютно угловато и враждебно. –аньше он любил посидеть за самоваром, помечтать и попеть тонким при€тным тенорком, разгулива€ по номеру и с любовью посматрива€ на полку с книгами и на фотографии на стенах, но теперь было противно все это и ото всего хотелось уйти: и от самовара, и от книг, и от фотографий.

Ц ƒу-рак! Ц искренно и серьезно пожалел себ€ “олпенников, ложась в постель и сжима€сь в маленький круглый комок, как продрогший ребенок. Ќо сон не приходил, не приходил вместе с ним и покой. ќтчетливо, как галлюцинаци€, виделось п€тнистое, приличное лицо јбрама ѕетровича и близко наклон€лось, осклабленное, фамиль€рное, и оно было не одно, а со всех сторон назойливо лезли другие такие же лица и так же осклабл€лись, и подмигивали, и предлагали свои услуги. », как маленькому, хотелось отбиватьс€ от этих призраков руками, плакать и просить у кого-то защиты.

Ќа следующий день “олпенников застал јлексе€ —еменовича дома. ѕрием клиентов еще не окончилс€, несмотр€ на поздний час, и из кабинета глухо доносилс€ незнакомый голос, что-то рассказывавший и о чем-то спрашивавший. ¬ большой приемной чувствовалось недавнее присутствие людей, пахло табачным дымом, альбомы на круглом столе были разбросаны и некоторые раскрыты, и кресла вокруг стола расставлены в беспор€дке. “олпенников успел рассмотреть несколько альбомов с видами Ўвейцарии и ѕарижа, и эти дурно исполненные картинки, одинаковые во всех приемных, докторских и адвокатских, наполнили его чувством терпеливой скуки и какого-то безразличи€ к себе и к собственному делу, когда дверь из кабинета раскрылась и выпустила запоздавшего клиента Ц невысокого, толстого мужчину с широкой русой бородой и маленькими серыми глазами. ќн еще раз повернулс€ к захлопнувшейс€ уже двери, точно жела€ сказать что-то забытое, но раздумал и быстро двинулс€ к передней, не гл€д€ на “олпенникова и чуть не сбив его.

Ц „то хорошенького скажете? Цспросил патрон. ќн только что вышел из-за своего стола и, сто€ возле, усталым и медленным движением подносил ко рту стакан крепкого чаю, Ќо, по-видимому, чай был совсем холодный, ѕотому что јлексей —еменович поморщилс€ и так же медленно поставил стакан на место.

Ц Ќичего хорошего, јлексей —еменович.

Ц ѕроиграли? Ц подн€л брови патрон.

Ц Ќет, не проиграл, ноЕ

—ловно не слыша помощника, јлексей —еменович обычным движением вз€л его под руку и сказал:

Ц ѕойдемте в столовую. Ќужно фортку открыть.

Ц Ќет, позвольте мне здесь сказать, Ц уперс€ “олпенников.

Ц «десь? Ќу, выкладывайте, Ц согласилс€ патрон и, оставив руку “олпенникова, опустилс€ на диван. ¬ своем коротком пиджачке, без значка, он казалс€ помощнику проще и добрее и вызывал к откровенности. Ќе сад€сь, часто поддергива€ сползающие брюки, “олпенников с волнением передал случившеес€, не умолчав ни об јбраме ѕетровиче, ни даже о Ђседой головеї ѕелагеи фон-Ѕрезе. ѕатрон слушал молча, не поднима€ глаз и слегка покачива€ ногой с высоким старомодным каблуком, и только при рассказе о седой голове улыбнулс€ и посмотрел на помощника добрыми, но немного насмешливыми глазами.

Ц Ќу? Ц спросил он, когда тот кончил рассказ, и добавил: Ц вы все равно бегаете по комнате. ѕозвоните, голубчик.

 огда €вилась горнична€, јлексей —еменович спросил ее, давно ли уехала жена, и приказал открыть фортки в приемной.

Ц Ќу? Ц еще раз спросил он помощника. Ц ƒальше.

Ц ƒумаю выйти из сослови€, Ц мрачно ответил “олпенников. ѕо правде, он не думал выходить из сослови€, но его обидело равнодушие патрона и хотелось чем-нибудь особенно резким оттенить свое состо€ние.

Ц ѕустое, Ц ответил јлексей —еменович с проблеском обычной усталости. Ц Ќо какой гусь этот фон-Ѕрезе, а с виду положительный дурак.

Ц Ќо ведь этоЕ

Ц „то это? ¬едь судьи оправдали?

Ц ќправдали, ноЕ

Ц » никаких Ђної. ќправдали Ц значит, имели данные оправдать. ¬ы-то при чем? ¬едь вы не искажали показаний? Ќе подкупали этого приказчика или кого там? ј относительно того, что вам там что-то говорили, так кому до этого дело?

ѕатрон помолчал и продолжал устало и равнодушно:

Ц Ќе надо вот было денег в руки брать. Ёто нехорошо. » он нарочно в руку сунул, чтобы подешевле отделатьс€. ¬ы мне сейчас деньги эти возвратите, а денька через два € вам отдам, сколько стоит. ” нас с ним свои счеты. » не надо было о Ђседой головеї говорить, ведь об этом в деле ничего нет.

“олпенников покраснел и мрачно ответил:

Ц —ам не знаю, как это мен€ дернуло. Ќо € был уверен, что голова седа€.

Ц Ќу, это не так важно, Ц улыбнулс€ патрон, Ц хот€ другой раз будьте осторожнее. ” вас есть бумаги, есть свидетели, над этим и орудуйте. ј от себ€ Ц зачем же?

Ц Ќо ведь в действительности она виновна?

Ц ¬ действительности! Цнетерпеливо сказал јлексей —еменович. Ц ќткуда мы можем знать, что происходит в действительности? ћожет быть, там черт знает что, в этой действительности. » нет никакой действительности, а есть очевидность. ј другой раз вы только с приказчиками не разговаривайте. ¬ы свободны сегодн€ вечером?

Ц ƒа, свободен.

Ц ѕерепишите-ка мне одну копийку. ј действительность оставьте, нет никакой действительности.

“олпенников переписал копию и не одну только, а целых три. » когда, согнув голову набок и поджав губы, он трудолюбиво выводил последнюю строку, патрон загл€нул через плечо в бумагу и слегка потрепал по плечу.

Ц ƒействительность! јх, чудак, чудак!

Ќа секунду выражение усталости исчезло с его лица, и глаза стали м€гкими, добрыми и немного печальными, как будто он снова увидел что-то давно забытое, хорошее и молодое.