пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

—лучай

Ћевой рукой доктор прижимал к груди купленную лампу, а в правой нес тоненькую трость и весело помахивал ею. ѕоходка у него была размашиста€, свободна€, как у всех людей, которые уверены в себе и своем счастье; голову он держал закинутой назад, и глаза его улыбались. —лучалось, что доктор толкал локтем кого-нибудь из прохожих, которых было много на этой людной улице, и тогда он особенно €вственно и особенно ласково произносил:

Ц »звините, пожалуйста!

ѕрохожий, которого толкнул доктор, часто не слыхал извинени€ или не обращал на него должного внимани€, но самому доктору оно было очень при€тно и вс€кий раз вызывало любимую мысль о том, как выгодно быть добрым, любезным и никого не обижать. »звинитьс€ ничего не стоит, а есть люди, которые совершают невежливости и никогда не извин€ютс€, и их никто не любит. » с при€тным сознанием, что он добрый и поэтому его люб€т все: жена, знакомые и пациенты, доктор шагал еще легче и еще крепче прижимал к груди покупку, в которую также была заключена частица его доброты.

Ћампа стоила недорого, всего двенадцать с полтиной, но жена давно уже мечтала о ней и теперь, сид€ дома, и не подозревала, что мечта ее осуществлена. » попалась лампа хоть и дешева€, но очень хороша€: доктор мысленно сравнивал ее со всеми другими лампами, какие приходилось ему видеть у своих знакомых и у пациентов, и те лампы были хуже. ¬ них не было ни из€щества, ни той особенной симпатичности и привлекательности, какими отличалась эта, двенадцатирублева€. ќчень красива€ лампа имелась у »вановых Ц на высоком хрустальном стержне, с роскошным абажуром, Ц но та стоила шестьдес€т, а за такие деньги в деревне можно купить пару хороших лошадей, не только что лампу. Ѕыли две хорошие лампы у ѕотаниныхЕ

Ц Ox! Ц воскликнул доктор от толчка и торопливо добавил: Ц »звините, пожалуйста!

“олчок был так силен, что доктор немного пошатнулс€, но улыбка не сошла с его уст даже тогда, когда он вполне разгл€дел толкнувшего: это была проста€ баба, невысока€, худа€ и страшно суетлива€. Ѕежала она, словно на пожар, и јлександр ѕавлович остановилс€ посмотреть, как она разбрасывает на ходу прохожих.

Ц јй да баба! Ц похвалил он ее вслух, но потом вспомнил, что баба могла выбить у него из рук лампу и разбить ее, и рассердилс€.

Ц —умасшедша€! Ќа людей бежитЕ Ќо, может быть, у нее кто-нибудь болен?

ќт последней мысли јлександру ѕавловичу стало жаль бабу, и он снова развеселилс€, но сделалс€ осторожнее и внимательнее и говорил уже не Ђизвините, пожалуйстаї, а просто Ђизвинитеї.

Ђƒовольно с них и этогої, Ц думал он.

”же надвигались осенние ранние сумерки, и, как это всегда бывает в сумерках, ближайшие предметы виделись с большею отчетливостью, глаз легко различал вс€кую подробность и мелочь, но вдали все сливалось в черные и серые п€тна. ƒожд€ не было, не было и ветра, и сор в углублени€х мостовой лежал неподвижно и тихо; возле самой панели вал€лась пуста€ коробка от папирос, €рко беле€ своими боками и вызыва€ странные мысли о том, кто был человек, выкуривший ее, и где он теперь.  ое-где в магазинах засветились огни, улица стала неприветной и холодной, и в неумолкающем грохоте ее послышались нотки усталости и беспокойной жалобы.

ƒоктор крупно набавил шагу, молча толка€ сам и молча принима€ толчки. Ћицо его стало серьезнее, но в голове у него проходили все те же радостные мысли: о жене и ребенке, о том времени, когда в кабинете у него будет камин и он будет сидеть и гретьс€ у камина. “олково и основательно доктор перечислил все, что было приобретено дл€ дома в последний год. ѕриобретено много. «аново обставлен весь кабинет: письменный стол, кушетка и книжный шкап.  уплена гостина€ мебель, куплена она дешево, по случаю, но выгл€дит как нова€ и дорога€. ¬ыписан, кроме того, журнал Ђ¬рачї и другой толстый журнал, так как јлександр ѕавлович всегда интересовалс€ литературой и признавал за ней значение воспитательное. ƒл€ жены сделано новое осеннее пальто с золотым галуном, а дл€ ребенка нан€та н€нька. ј вот теперь лампа Ц очень дешева€, но красива€ лампа.

ƒо дому оставалось уже недалеко, когда на противоположной стороне улицы сильнее закопошилось черное п€тно прохожих, и из него послышались не€сные крики. Ћюди толкались, казалось, на одном месте, двигали беспор€дочно руками и что-то кричали. «а грохотом улицы слов разобрать было невозможно, но в повышенном тоне голосов звучало беспокойство и странна€ злоба Ц странна€, потому что в ней чувствовалась радость. Ќа улице все станов€тс€ любопытны, и доктор остановилс€, напр€женно вгл€дыва€сь в колышащуюс€ и быстро нарастающую массу.

Ц „то бы это такое было? Ц догадывалс€ он.

¬незапно черное п€тно €ростно завозилось, загрохотало громче, чем улица, и все разом быстро тронулось в одну сторону, расплыва€сь и выкидыва€ из себ€ отдельных бегущих людей. » €сно выделилась одна громка€ и отчетлива€ фраза:

Ц ¬ор! ƒержите вора!

¬переди всех, не особенно быстро, как показалось јлександру ѕавловичу, бежал невысокий человек, ловко и спокойно лавиру€ между встречных, Ц по-видимому, вор.

Ђ≈сли он будет бежать все так же вдоль улицы, то его поймают. ≈му бы свернуть сюда, в переулокї, Ц подумал доктор про длинный и глухой переулок, открывавшийс€ в нескольких шагах от него. », когда вор, точно услышав его мысль, свернул с панели и бросилс€ через улицу, пр€миком на доктора, он обрадовалс€ Ц и тотчас же болезненно сморщил лицо. ѕоверх голосов преследующей толпы выделилс€ и словно пронзил воздух острый, высокий свист. Ќепрерывный, резкий, проходил он сквозь темную стаю звуков, как длинное сверкающее лезвие, и было страшно его слушать, и холодною, неумолимой жестокостью ве€ло от него. ¬ самую глубину души проходил он, и хотелось бежать самому, махать руками, кричать, что-то делать безумное и злое. » еще свист, и еще; целый дес€ток ртов выпускал острые, зме€щиес€ стрелы, и жадно взывала разноголоса€ толпа:

Ц ƒержите вора!

¬ыт€нув шею и быстро двига€ головой, как ищуща€ собака, доктор прикованным взгл€дом следил за вором, то тер€€ его за экипажами, то вновь охватыва€ одним взгл€дом всего его, от быстро перебегающих ног до непокрытой головы, при каждом прыжке словно распухавшей от разметавшихс€ волос.

Ц ƒержите вора! Ц вопила толпа, и острый свист, еще более разросшийс€, сверлил и терзал мозг. ѕреследуемый уже подбегал к доктору, и, хот€ это была всего одна секунда, доктор успел с поразительной €сностью рассмотреть его лицо. ќно было молодое, с тоненькими светлыми усиками, и такое простое и обыкновенное в своем выражении, как будто человек этот вовсе не спасалс€ от погони, а делал какое-то простое и неважное дело. ¬место бороды у вора были редкие желтенькие пушинки, и выгл€дывали они со своего места просто, смирно и даже немного скучно, напомина€ о чем-то далеком от улицы с ее жестоким свистом и беспощадной травлей.

Ќерешительно, как человек, который еще сам в точности не знает, как он намереваетс€ поступить, јлександр ѕавлович сделал полшага навстречу бегущему и слегка приподн€л и растопырил руки, в одной из которых оставалась завернута€ в бумагу лампа. — разбегу вор ударилс€ о его грудь, охнул всем нутром, вышиб из рук лампу и, отбросив в сторону самого доктора, побежал дальше. Ќо уже в следующую секунду в ворот его впилась железна€ рука.

Ц —той, каналь€! Ќе уйдешь! Ц проговорил сквозь зубы доктор и сильно встр€хнул его. ¬ор попробовал рванутьс€, но тотчас пон€л бесполезность попытки: он был невысокий, тщедушный, почти юноша, а доктор высокий, сильный и, как показалось вору, свирепый. » он сразу успокоилс€. ƒышал он часто, коротенькими и неглубокими вздохами, и тихо попросил:

Ц ѕустите!

Ц  ак бы не так! Ц ответил доктор и сильнее закрутил ворот.

Ћицо юноши краснело, ворот, видимо, душил его, и, шевельнув болезненно плечами, он хрипло сказал:

Ц ¬едь больно же! ѕустите!

јлександр ѕавлович немного отпустил, и так молча сто€ли они и рассматривали друг друга с необыкновенным любопытством, пр€мым, спокойным и властным. Ѕыть может, когда-нибудь они встречались в толпе и проходили мимо, не вид€ друг друга, но теперь один из них был пойманный вор, а другой Ц человек, который поймал его, и это крепко и странно соединило их. ƒоктору казалось, что первый раз в жизни видит он человеческую физиономию и впервые понимает, что такое глаза, нос и губы. » когда он пон€л, что такое глаза, нос и губы, они представились ему такими милыми, простыми и жалкими в своих потребност€х видеть, дышать и целовать, что ему захотелось ласково погладить их рукой. » пушинки на подбородке желтели все так же мирно, по-домашнему, и при взгл€де на них доктору сделалось бесконечно грустно и еще более жалко, Ц и в ту же минуту с загадочной и непередаваемой €сностью почувствовал он как чужую, свою правую руку, которою держал вора. ќт плеча до стиснутых пальцев чувствовал он ее и мучилс€ желанием сн€ть, но она была как дерев€нна€ и с виду все так же спокойно лежала на шее человека с пушинками.

Ц „то же ты молчишь? Ц просительно сказал доктор.

¬ор, не отрыва€сь взгл€дом, быстро ответил:

Ц ј что же € буду говорить?

» оп€ть они замолчали. » уже не только руку, но всего себ€ почувствовал доктор: почувствовал глаза, как они гл€д€т, почувствовал платье, облекающее тело, и папиросы в левом кармане пальто.  ак будто мозг его расплылс€ по всему телу, и вс€ка€ частица тела стала глазами и умом, и не нужно было гл€деть и думать, чтобы от головы до ног увидеть себ€ и почувствовать. » не только себ€, но и вора почувствовал он так же €сно и странно, словно оба они, и доктор и вор, были ему посторонние, и словно оба они были он. Ќе гл€д€, видел он вора с опущенными руками и себ€ с широко расставленными ногами и прот€нутой рукой, и эта поза была проста и дика до ужаса: человек держал другого человека.

Ц ѕослушай! Ц начал доктор, но кончить ему не удалось.

√рохочущей волной налетели преследователи, закружили и разъединили их, затопили криком, говором и торжествующим смехом, ослепили сверканием зубов и возбужденных глаз и шумным, болтливым потоком тронулись в участок. » тогда все стало оп€ть просто и пон€тно, и доктор медленно стал припоминать лампу, извлека€ представление о ней из какой-то глубокой дали, пока оно не сделалось €сным, живым, почти ос€заемым.

Ђ–азбилась! Ц с горем подумал јлександр ѕавлович. Ц ј € даже кусков не посмотрелї.

ќн обернулс€ назад и в последний раз взгл€нул в том направлении, где осталась разбита€ лампа. » оп€ть ему стало жаль вора, а потом лампу, и так поочередно он жалел то человека, то вещь. » пока он жалел одно, другое вызывало в нем злобу, и так дошел он до участка.

Ц Ёто вы его схватили? Ц спросил его околоточный надзиратель.

Ц я, Ц ответил јлександр ѕавлович и обернулс€: все глаза гл€дели на него, и лица обидно улыбались. » поспешно, запина€сь, доктор оправдывалс€: Ц —ам не знаю, как это вышло. ќн бежал, а €Е “ак это непри€тно.

Ц Ќет, почему же? Ёто даже очень при€тно, Ц утешил его околоточный надзиратель.

» когда доктор вновь огл€нулс€ на окружающих, все они были серьезны и смотрели на него ласково и поощрительно. ѕотом человека с пушинками заперли в гр€зную камеру вместе с другими ворами, пь€ницами и проститутками, а доктора околоточный надзиратель вежливо проводил до дверей, благовоспитанно говор€:

Ц ќчень при€тно познакомитьс€ с образованным человеком. “ака€, знаете, грандиозна€ масса жуликов, что очень, очень при€тноЕ

’от€ нова€ лампа была разбита, но в квартире јлександра ѕавловича и без нее света было достаточно: в кабинете горела больша€ Ђминистерска€ї лампа, приобретенна€ еще в то врем€, когда доктору впервые пришла мысль о диссертации; в столовой бросала €ркий свет вис€ча€ лампа; были лампы и в гостиной и в двух других комнатах, и вс€ квартира выгл€дывала оттого веселой и приветливой. ќсобенно заметно становилось это, когда взгл€д падал на полузадернутое окно: там была тьма, и шумел начавшийс€ дождь.

Ц “ак это непри€тно, Ц говорил јлександр ѕавлович, кача€ головой.

Ц » никак нельз€ было бы починить ее? Ц отвечала жена его, ¬арвара √ригорьевна.

ќна тоже была огорчена, но старалась скрывать это от мужа: она очень любила его.

Ц Ќе в том дело. «ачем € схватил его!

Ц Ќе ты, так другой. ¬от пуст€ки. ѕойдем посидеть в гостиной.

ќни очень любили свою гостиную и освещали ее даже в те вечера, когда никого не было посторонних. ¬начале им больше нравилс€ кабинет, но теперь с новой мебелью и цветами гостина€ стала уютнее и при€тнее.

Ц ¬ообрази, как хорошо было бы с новой лампой, Ц сказала ¬арвара √ригорьевна.

ќна сидела на диване, и голова ее лежала на плече мужа.

Ц ƒа, хорошо бы, Ц вообразил доктор и вздохнул.

Ц ћне бы только посмотреть, как бы это было. ј там пусть бьетс€! Ц размышл€ла ¬арвара √ригорьевна.

јлександр ѕавлович засме€лс€, поцеловал жену в щеку и спросил:

Ц “ы счастлива?

Ц ј ты?

Ц » €. «наешь, мне все этого жалко. ¬ора. ”жасно жалко!

Ц Ќу вот! “ы уж очень добр. » потом ему, наверно, в тюрьме лучше. “ы слышишь, какой дождь. ЅррЕ скверно. » »вановы, должно быть, не придут.

ƒоктор €сно увидел тюрьму и человека с пушинками, как он там сидит. “емно, так как горит только маленька€, скверна€ лампочка; ползают клопы, и на двери висит большой железный замок. », запертый, сидит человек с пушинками и о чем-нибудь думает, может быть, о человеке, который его схватил.

Ц √лавное, зачем € его схватил? Ц раздумчиво говорит јлександр ѕавлович. Ц  ак это нелепо! ¬ыйди € из магазина на п€ть минут раньше, и ничего бы этого не случилось.

Ц Ќикогда не нужно вмешиватьс€ в эти уличные истории, Ц замечает жена поучительным тоном. Ц  огда € жила у тети, к нам тоже залез вор, и его судилиЕ “ы замечаешь, —аша, как за последний год мы обставились?

Ц я уже думал. » ведь совсем молодой парень этот вор. » лицо истощенное!

Ц Ќужно еще хороший книжный шкап, Ц продолжала ¬арвара √ригорьевна. Ц “вой мал. “ы записываешь книги, которые у теб€ берут?

Ц Ќу, кто там берет!

Ц Ќет, все-таки. ј то и не заметишь, как ни одной книги не останетс€.

ќба задумались и, тепло прижавшись друг к другу, рассе€нно обводили глазами светлую и красивую комнату. ¬арвара √ригорьевна вспоминала о том, сколько книг было у ее тетки и как все они распропали. ƒоктор старалс€ припомнить вора с его особенными глазами, носом и ртом и не мог. ясно представл€лись многие лица, знакомые и совсем чужие, а этого лица, нужного дл€ жалости, не по€вл€лось. “огда доктор попыталс€ вообразить тюрьму с ее мраком и гр€зью и тоже не мог.

Ц ј знаешь, чего € тебе купила закусить? Ц спросила ¬арвара √ригорьевна, разглажива€ рукой волосы мужа.

Ц „его?

ƒоктору уже хотелось есть, и он начал угадывать, но не угадал.

Ц ќмаров! Ц с гордостью воскликнула ¬арвара √ригорьевна и по€снила: Ц я думала, придут »вановы, но тем лучше, Ц ты сам съешь.

» они несколько раз поцеловались. ѕотом они пили чай, и доктор ел омары, а после чаю они перешли в кабинет, и доктор читал жене вслух. ƒождь ровно и еле слышно сквозь толстые стекла шумел за окном, ровно и успокоительно звучали фразы романа, и было так светло от большой Ђминистерскойї лампы.

Ц ƒовольно. —пать пора! Ц решительно сказала ¬арвара √ригорьевна и захлопнула в руках доктора книгу.

Ћениво подн€вшись с дивана, она закинула руки за голову и пот€нулась, извива€сь всем телом и выставл€€ вперед грудь. Ќе дава€ опустить рук, јлександр ѕавлович обн€л ее и поцеловал в шею.

Ц ј все-таки жалкоЕ Ц сказал он.

Ц Ќу, оставь.  упим новую.

ƒоктор говорил о человеке, но после слов жены подумал, что говорит о лампе. », обн€вшись, они пошли в спальню.