пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ѕрачечна€

¬ городе еще душно.

ќкна весь день открыты настежь, и весь наш огромный шестиэтажный дом живет одной общей жизнью.

“айн никаких.

≈сли у кухарки из третьего этажа пережарилась гов€дина, то весь дом участвует в этом происшествии, по крайней мере, трем€ чувствами. —лышит визги разгневанной барыни, обон€ет кухонный чад и видит, как кухарка, высунувшись в окно, грозит кулаком безответным небесам.

Ќо все на свете имеет свой пор€док и свое место.

ѕервое, что вы слышите,†Ц это вопль из прачечной:

ћамашенька руга-а-ла-а-а!

„и-иво € так грустна-а-а!

¬ы не видите поющей, но и так знаете: петь должна рыжа€ прачка, потому что только из рыжего веснушчатого носа могут выходить на свет Ѕожий такие звуки Ц и-и.

Ёто первое впечатление остаетс€ и подновл€етс€ весь день. ¬с€ остальна€ жизнь проходит на фоне этого пени€ и окрашиваетс€ им. ∆изнь Ц така€ маленька€ и урывчата€, а пение сплошное и бесконечное.

 онечно, бывают за день и более свежие впечатлени€, заглушающие прачку. Ќо надолго ли!

¬ восемь утра приходит во двор баба и звонко и долго убеждает нас, что слива Ц €года.

Ц†—лива Ц €года, €года!

–аспространив эти заведомо ложные слухи, она уступает место какой-то ерунде с Ђту-уфл€ми, чулками и ниткамиї. ј прачка все поет про мамашеньку. ћежду тем событи€ назревают. ∆изнь не ждет.

¬ третьем этаже кто-то выпил баринов конь€к, вопли невинно заподозренных надрывают сердце. “олько к вечеру вы€сн€етс€, что конь€к выпилс€ сам собой.

¬ два часа дн€ господин из бельэтажа начинает подозревать свою жену в неверности. ѕодозревает он ее вплоть до обеда, шумно, бурно, открыто. »злагает свои мотивы просто и €сно. ћожет быть, он вел бы себ€ иначе, если б прачка не пела в это врем€:

“ам играла луна сы перекатнай валной-й-й

» шевелила та-ску ва груде маладой-й-й.

“еперь ее можно видеть еще лучше. ƒа, она рыжа€, курноса€. ќна широко расставл€ет руки с красными локт€ми и раздутыми красными суставами пальцев. — них каплет мыльна€ пена.

¬а груде ма-ла-дой-й-й!

«аходит во двор татарин. √рустно окидывает взгл€дом все шесть этажей.

Ц†’алат! ’алат!

» действительно, халат. ¬есь дом похож на халат, старый, из разношерстных заплат. Ёх, татарин, татарин, зачем проворонил и свое и наше счастье! “рудно нам без теб€. » где-то твое родное игушко?

ƒворник с пылом ƒмитри€ ƒонского гонит татарина со двора.

Е» над рекой-й-й

¬иетс€ мрамер морской-и-й

¬ шесть часов вечера в шестом этаже вернувшийс€ со службы чиновник начинает воспитывать своих шестерых детей. (ќчевидно, цифра шесть играет в его жизни фатальную роль.)

Ц† то разбил блюдечко? ќтвечай! “ы должен всегда говорить правду отцу! ѕравду, правду отвечай!

», внушив это, тут же показывает всю несосто€тельность своей теории. ¬се шесть этажей слышат вопли одного из шести младенцев, сказавшего правду, и многие впечатлительные люди дают зарок Ц не открывать свою душу родител€м.

“ам играла луна

—ы перека-ты-най валной-й-й.

ћожет быть, если б луна не играла, младенец не вопил бы так отча€нно?

¬ восемь часов в подвале бьют сапожникова мальчишку.

¬ дев€том Ц последний всплеск Ђперека-ты-ной валныї, и в Ђгруде молодойї замирают звуки до следующего утра.

Ќо это не, беда: в дев€ть Ц на крышу вылезают кошки и оплакивают погибшую любовь минувшего лета теми же звуками.

”ау-ой-й-й!

≈дем в кафешантан! ≈дем все, сколько нас здесь есть. ¬се, слышавшие прачку и бо€щиес€ услышать кошку.

¬ кафешантане будет хорошо. «астучат каблуки-испанок, вспыхнут огоньки бриллиантов и обольют гибкие шеи, тонкие нежные руки. ћузыка скверна€, развратна€, как перигорский трюфель, взращенный на перегное, но она выдумана и сделана искусно и специально. » уж до такой степени далека от прачки и кошки, что и ассоциаций никаких возникнуть не может. ј ведь этого и надо. “олько этого,†Ц чтоб подальше от них хоть на два-три часа.

ѕрограммы новые и очень интересные. ќбещаны, между прочим, какие-то Ђлюбимицы публики, русские певицы нового жанра Ц ѕелаге€ ≈горовна Ќазарова и —тепанида “рофимовна ѕахомоваї.

»нтересно.

Ќу вот, приехали. —ели.

«ащелкали испанские каблучки, вспыхнули огоньки бриллиантов, промелькнул бешеный вихрь разноцветных воланов.

Ќаконец, выкинули є 12-й. ¬се оживились,†Ц это и был Ђновый жанрї.

Ќа сцену вышла женщина с круглым носом и распаленным ртом. Ќад скуластым лицом, словно дл€ смеха, виднелась прическа  лео-де-ћерод.

∆енщина расставила ширококостные руки с красными локт€ми и суставами пальцев и, задрав нос кверху, загнусила:

ѕосмотри над рекой-й-й,

¬иетс€ мрамер морской-й-й!

”ж не галлюцинаци€ ли это?

 акой скандал!  ак могла залезть сюда прачка?  то ее впустил?

Еј ва груде молодой-й-й!

ѕрачка чувствовала себ€ как дома. ¬здыхала, сопела, изредка, по вкоренившейс€ привычке, вытирала руки об юбку и гнусила от всей души.

я все ждала, когда ее наконец выведут. Ќо ей везло. ≈е не вывели, а, напротив того, попросили погнусить еще немножечко. » она спела о том, как убили Ђприлесную чайкуї, вдобавок совершенно невинную. ћузыка ответствовала сюжету, и даже аккомпаниатор играл как заправский убийца, потер€вший стыд и совесть.

Ц†Ѕраво, Ќазарова, браво!†Ц кричала публика.

» прачка спела на бис трагическую историю о том, как парень надул девку, не заплатив ей обещанную полтину.

» только знает рожь высока€Е

сколько девка понесла убытка. » Ђ√ей ты, дол€ женска€ї.

» оп€ть вызовы без конца, и нова€ трагеди€, но уже с припл€сом, о том, как оп€ть Ђприм€ли рожь высокуюї, и оп€ть кто-то кого-то обсчитал.

≈ще не смолкли аплодисменты расчувствовавшейс€ публики, как на сцену ухарски выплыла втора€ прачка и, шмыгнув носом, призадумалась. ќчевидно, ей строго было внушено перед публикой в руку не сморкатьс€, и она теперь не знала, как и быть.

Ќо, отогнав т€желую мысль прочь, она запела.

¬ противовес лирической ѕелагее, репертуар —тепаниды оказалс€ оттенка героического:

√ей, чаво кобылы мчатс€,

“ешут душу €мщику!

—едок понукает €мщика:

«нать, не знал седок угрюмый,

„то €мщик давно влюбленЕ

Ќа бис Ц снова €мщицкие амуры. » так раз шесть подр€д.

ј из-за кулис уже выгл€дывает треть€ баба и дожевывает что-то, утира€ локтем подбородок.

¬от и она выскочила:

“пру! ямщик, что кони стали.

ѕарень девку загубилЕ

ѕрачечна€ орудовала в полном составе. ћы уходим, медленно пробира€сь к выходу.

ј четверта€ прачка надрываетс€:

¬о вчерашнем лесу

ќтдалась, задаласьЕ

¬от мы уже около двери. ѕоследнее усилиеЕ

Ёх, €мщик, €мщик бесстыжий!

ћы спасены. —идим за столиком, пьем холодный нарзан. Ќа открытой сцене танцуют дрессированные слоны. ќни не похожи на прачку, и мы смотрим на них, не отрыва€ глаз.

«а соседним столиком разговор.

“олстый человек говорит вразумительно:

Ц†Ќе нравитс€-а? Ќазарова-a? Ќужно, батенька, русскую жилу иметь, чтоб понимать. ј у вас и фамили€ от немецкого корн€. ƒа уж нечего! ƒа уж так! ¬от вы теперь смотрите, как энтот, как его, крокодил, что ли, польку танцует. ј разве его можно стравнить, скажем, с русским пением? Ќельз€! ѕотому он просто зверь из физиологического сада. » баста. ј Ќазарова Ц она просто прачкой была, а вон как нынче. ј почему?Е ј так!Е  ак так? ј просто так. ¬от как!