пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

‘ранцузский роман

ќсень дл€ нас, несчастных неврастеников, врем€ очень т€желое!

¬о-первых, темно, во-вторых, мокро, в-третьих, холодно.

Ёто Ц на улице. ј дома Ц самое густое разочарование в жизни. ∆изнь надувает человека именно осенью.

 аждую весну вы думаете:

Ђ¬от летом сделают ремонт в квартире, и все пойдет иначе. ќсенью поставлю диван углом, ро€ль поверну бокомЕ  ак можно будет весело разговаривать вот на этих двух креслах, под пальмой, вдвоемЕ ¬двоем, так уж все равно Ц с кем; ведь с осени все люди будут совсем другими. ј если на старую оттоманку да положить подушку с голубыми разводами, так, пожалуй, и муж перестанет в клуб бегать.

«а лето эти туманные надежды вырастают в уверенность, в начале сент€бр€ диван ставитс€ углом, кресла боком, ро€ль хвостом вперед, а в конце сент€бр€ вы уже €сно понимаете, что жизнь вас обошла и надула кругом и заставила совершенно напрасно поднимать весь этот дым коромыслом. ¬се осталось по-прежнему, по-прошлогоднему, и прежние люди удивл€ютс€ прошлогодними словами, зачем вы все перевернули вверх дном.

“огда вы захотите забытьс€ и пойдете в театр.

Ќе ходите в театр!

“ам будут подходить к вам полузнакомые, давно забытые скверные физиономии и, если вы очень сухопары, скажут вам, что вы за лето еще осунулись; если толсты Ц что вас разнесло; если бледны, спрос€т, как ваши делишки, и если стары, замет€т вскользь, что лета дают себ€ знать.

Ќамекнут, попрекнут, л€гнут и уйдут.  ак пузырь на болоте. » вспомнить потом трудно. Ѕыло что-то скверное, а в чем дело, даже и не поймешь.

Ќет, если у вас осенн€€ неврастени€,†Ц сидите дома и читайте французский роман. Ёто единственное, что может вас спасти.

’ороший французский роман среднего французского романиста.

Ќаш русский роман очень беспокоен. “о у нас Ђопрокидонтї, и Ђдь€кон налил по третьей Ц выпилиї, то вдруг изменивша€ мужу попадь€ стала зыбитьс€ огненными столбами. ¬сего этого неврастенику безусловно нельз€. ќн либо повеситс€, либо переколотит всю посуду в доме.

Ќе таков французский роман. ќн спокоен, длинен и хорош уже тем, что, при всей своей видимой простоте, ничего общего с действительной жизнью не имеет.

‘ранцузский роман, как и все на свете, тоже эволюционирует.

ѕрежде, лет двадцать тому назад, героине его было только сорок п€ть лет. Ђѕрелестное дит€ улыбалось цветам и птичкамї и измен€ло своему мужу.

ƒес€ть лет спуст€ прелестное дит€, остава€сь приблизительно в том же возрасте, увлекало читателей тонкой психологией своего двенадцатого адюльтера. ћуж вообще не считалс€ уже ни за что. –азбиралс€ только вопрос, имеет ли второй любовник столько же прав на ревность, как и одиннадцатый.

“еперь уже не то. “еперь берите шире. ¬ новом французском романе героине или не более двенадцати лет (как ЂClaudineї, ЂLa petite Cadyї и прочим их суррогатам), или не менее п€тидес€ти.

 акова амплитуда!  аков размах!

’уже всех живетс€ во французском романе молодой девушке. ≈динственна€ роль, котора€ ей отводитс€ скупым на девические радости романистом,†Ц это делать к столу букеты и падать в обморок. ¬ообще же она скоро умирает или уезжает навеки к тетке в провинцию.

Ћюбить ее нельз€.

ќна, конечно, неравнодушна к материнскому √уставу или јдольфу, но дл€ него-то она не представл€ет ровно никакого интереса.

ћолода€ особа, которой, может быть, нет даже двадцати п€ти лет, с хорошеньким личиком и кое-каким приданым.

ќ нет! Il en a soupe!

» он бежит от нее к ее очаровательной матери, котора€ ждет его у окна, и Ђее стройна€ шестидес€тилетн€€ фигура из€щно вырисовываетс€ на фоне темной драпировкиї.

Ц†ћадлена!

Ц†я тво€, но мне нужны деньги. я люблю запах золота.

ќн понимает ее. ќн сам всю жизнь готов нюхать золото.

» вот они на пышном рауте (это все по роману ћаргерита).

“ам присутствует еще одна красавица, уже несколько от€желевша€ (лет, веро€тно, этак под дев€носто). » красота ћадлены выдел€етс€ еще €рче. ƒва банкира, увидев все это, тут же разорились. «апах золота, густой и пр€ный, опь€н€л присутствующих.

ћадлена торжествовала.

“ам, вдали, в провинции, у тетки, дочь ее лежала в обмороке. ј она улыбалась улыбкой јртемиды, котора€ к шестидес€ти п€ти годам только прочнее утвердилась в девственности своих очертаний.

Fin.

ј вот роман другого полюса.

√ероине двенадцать лет.

„увствуетс€ досада автора, что ей не три года. Ќо никак нельз€. Ёти трехлетние девочки обыкновенно так еще плохо говор€т, что толком и не разберешь, что им нужно.

»так, ей двенадцать лет.

Ќа совести ее несколько коротких романов и мимолетных св€зей. ќна презирает мать за неумение пудрить затылок так, чтобы не было заметно.

ќна перва€ пустила в употребление голубую краску дл€ нижних век.

ќна Ђужеї стыдитс€ пошлой интрижки с молодым лакеем и любезна с ним только из выгоды: любит распить потихоньку бутылочку-другую шампанского.

√увернантку держит в страхе. ¬место уроков географии ходит в гости к знакомой кокотке, что тем не менее ничуть не вредит ее образованию.

≈сли же она поступает в школу, то врем€препровождение ее среди сверстниц принимает такой уклон, что романы с ее жизнеописанием строжайше воспрещаютс€ к ввозу в –оссию, јвстрию, √ерманию, »талию, –умынию, »спанию и ѕортугалию.

Ќо ее редко отдают в школу.   чему? ƒа и некогда.

”тром (она встает около двух, так как утомлена ночным кутежом) позирование у модного художника, затем несколько свиданий, поездка с подругами в кафешантан. —мотришь, и день прошел.

ƒома достаточно ей переступить без н€ньки за порог детской, чтобы тотчас же несколько министров, болтающихс€ всегда в коридоре, сделали ей бесчестные предложени€.

—о свойственным ей тактом она ставит министров на место.

Ц†„ерез п€тьдес€т лет € буду вашей.

Ц†Zut!

» через п€тьдес€т лет, уже в другом романе, где крепкий запах золота ест глаза, все министерства падают. “ак пожелала она, сто€ в коротеньких панталончиках на пороге своей детской.

ќ герое нового французского романа € не говорю ничего, потому что роль его вр€д ли может утешить неврастеника-читател€.

√ерой французского романа так неопытен и невинен, что сама€ чиста€ лили€ кажетс€, по сравнению с ним, бурой свиньей.

ќн всегда обманут, всегда несчастлив и всегда уважает волю своих родителей, живущих сельскими продуктами, где-то Ђтамї, среди ландышей и бузины.

Ќе будем же говорить о герое. Ќу его!

»так, господа осенние неврастеники, читайте французские романы.

„итайте и оставьте вашу мебель в покое. ѕусть стоит, как сто€ла в прошлом году. Ќужно немножко переждать.

¬от стукнет вам шестьдес€т лет, и все переменитс€ само собою. ‘игура ваша зазмеитс€ в амбразуре окна; четыре √астона, дав€ друг друга, брос€тс€ к вашим ногам и от терпкого запаха золота расчихаетс€ даже наша стара€, ко всему привычна€ кошка.

ј министерства! — каким треском они рухнут, если только вы этого пожелаете. ¬ы, в своих коротеньких панталончиках!

Zut!