пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

–азговоры

 то не видел јйседоры ƒункан, ћод јллан, —тефании ƒомбровской и прочих босоножек, разговаривающих ногами.

ћногие русские артистки уже изучают это искусство.

» хорошо делают.

” нас, в –оссии, это большое подспорье. ”ж слишком плохо мы говорим €зыком. Ќе многие из нас могут быть уверены, что скажут именно то, что хот€т. –ады, если дадут себ€ пон€ть хоть приблизительно.

Ќи на одном €зыке в мире нет такого удивительного оборота фразы, как например, в следующем диалоге:

Ц†”ж и поговорить нельз€?

Ц†я тебе поговорю!

Ц†”ж и погул€ть нельз€?

Ц†я тебе погул€ю!

¬есь смысл этих странных обещаний €сно заключаетс€ только в интонации, с которою произноситс€ фраза. ¬не интонации смысл утрачиваетс€.

ѕереведите эту фразу французу. “о-то удивитс€!

ј € недавно слышала целый разговор, гор€чий и сердитый, когда ни один из собеседников ни разу не сказал того слова, которое хотел.

ѕонимали друг друга только по интонации, по выпученным глазам и размахивающим рукам.

јх, как бы здесь пригодились хорошо дрессированные ноги!

ƒело происходило в центральной кассе театров. Ѕыло это накануне какой-то премьеры, так что народу в маленьком помещении кассы толпилось масса, давили друг друга, пролезали Ђв хвостї.

¬друг по€вл€етс€ кака€-то личность в потертом пальто и быстрыми шагами направл€етс€ к кассе, не выжида€ очереди.

—то€вший у двери швейцар остановил:

Ц†ѕотрудитесь стать в очередь!

Ћичность огрызнулась:

Ц†ќставьте мен€ в покое!

“ут и началс€ разговор. ќба говорили совсем не то, что хотели, с грехом пополам понима€ друг друга по интонации.

Ц†“ут не оставленье, а потрудитесь тоже пор€дочно знать!†Ц сказал швейцар с достоинством.

‘раза эта значила, что личность должна вести себ€ прилично.

Ћичность пон€ла и ответила:

Ц†¬ы не имеете права через предназначенье, как сто€ть у дверей. » так и знайте!

Ёто значило: ты Ц швейцар и не суйс€ не в свое дело.

Ќо швейцар не сдавалс€.

Ц†ƒолжен вам сказать, что вы напрасно относитесь. Ќе такое здесь место, чтобы относитьс€! (Ќе затевай скандала!)

Ц† то кому и куда Ц это уж позвольте, пожалуйста, другим знать!†Ц взбесилась личность.

„то значила эта фраза, € не понимаю, но швейцар пон€л и отпарировал удар, сказав €звительно:

Ц†¬ы оп€ть относитесь! ≈сли € теперь тут стою, то, значит, совершенно напрасно каждый себ€ может понимать, и довольно совестно при покупающей публике, и надо совесть понимать. ј вы совести не понимаете.

Ўвейцар повернулс€ к личности спиной и отошел к двери, показыва€ равнодушным выражением лица, что разговор окончен.

Ћичность сердито фыркнула и сказала последние уничтожающие слова:

Ц†Ёто еще очень даже неизвестно, кто относитс€. ј другой по нахальству может чести приписать на необразованность.

ѕосле чего смолкла и покорно стала в Ђхвостї.

» мне представл€лось, что оба они, вернувшись домой, должны же будут проболтатьс€ кому-нибудь об этой истории. Ќо что они расскажут? » понимают ли сами, что с ними случилось?

Ћетом мне пришлось слышать еще более трагическую беседу.

ќба собеседника говорили одно и то же, говорили томительно долго и не могли договоритьс€ и пон€ть ƒруг друга.

ќни ехали в вагоне со мною, сидели напротив мен€. ќн Ц офицер, пожилой, озабоченный. ќна Ц барышн€.

ќн занимал ее разговором о даче и деревне.

—обственно говор€, оба они внутренне говорили следующую фразу:

Ђ то хочет летом отдохнуть, тот должен ехать в деревню, а кто хочет повеселитьс€, пусть живет на дачеї.

Ќо высказывали они эту простую мысль следующим приемом.

ќфицер говорил:

Ц†Ќу, конечно, вы скажете, что природа и там вообщеЕ ј дачна€ жизнь Ц это все-такиЕ –азумеетс€Е

Ц†ћногие люб€т ездить верхом,†Ц отвечала барышн€, смело смотр€ ему в глаза.

Ц†ј соседей, по большей части, мало. Ќа даче сосед Ц п€ть минут ходьбы, а в деЕ

Ц†Ћовить рыбу очень занимательно, только неЕ

Ц†Едеревне п€ть верст езды!

Ц†Енепри€тно снимать с крючка. ќна мучитс€Е

Ц†Ќу и, конечно, разные спектакли, туалетыЕ

Ц†¬ деревне трудно достать режиссера.

Ц†Ќу, что там! »з ѕарижа специальные туалеты выписывают. –азве можно при таких услови€х поправитьс€?

Ц†Ќужно пить молоко.

ќфицер посмотрел на барышню подозрительно:

Ц†”ж какое там молоко! ѕросто кака€-то окись!

Ц†јх нет, у нас всегда чудесное молоко!

Ц†Ёто из ѕетербурга-то в вагонах привоз€т чудесное? ѕризнаюсь, вы мен€ удивл€ете.

Ѕарышн€ обиделась.

Ц†” нас имение в —моленской губернии. ѕри чем же тут ѕетербург?

Ц†“ем стыднее!†Ц отрезал офицер и развернул газету.

Ѕарышн€ побледнела и долго смотрела на него страдающим взором.

Ќо все было кончено.

¬ечером, когда он, сухо попрощавшись, вылез на станции, она что-то царапала в маленькой записной книжке.

ћне кажетс€, она писала:

Ђћужчины Ц странные и прихотливые создани€! ќни люб€т молоко и рады возить его с собой всюду из ѕетербургаїЕ

ј он, должно быть, рассказывал в это врем€ товарищу:

Ц†≈хала со мной славненька€ барышн€. Ќо около “улы оказалась испорченною до мозга костей, как и все современные девицы. ¬се бы им только нар€жатьс€ да веселитьс€. ѕустые души!Е

***

≈сли бы этот офицер и эта барышн€ не игнорировали школу великой јйседоры, может быть, их знакомство и не кончилось бы так пустоцветно.

”ж ноги, наверное, в конце-концов заставили бы их сговоритьс€!