пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

¬ казарме

 анун рождества. — утра и до самого обеда 4-€ рота прибиралась к празднику. ¬ одних нижних рубахах и в засученных по колена портах, но с галстухами на ше€х, солдаты мыли асфальтовые полы, протирали окна и белили известкой стены казармы. ¬ечером - деватьс€ некуда от скуки. Ќа дворе, не перестава€, валил тихий, густой, крупный снег. ќн началс€ еще до рассвета и падает беззвучно, неторопливо и упорно, точно обеща€, что никогда ему не будет конца. »з-за него не видно неба, но оно. должно быть, мутное, хмурое и такое же тоскливое, как и все в этот день.

¬ казарме гемно, потому что фельдфебель ќсип »ванович 1 уменный пользуетс€ отсутствием офицеров и "загон€ет экономию" на керосин. √орит лишь один стенной ночник посредине между вторым и третьим взводом. ќп бросает тусклый, коричневый, бессильный свет на стену, на таблицы с рисунками, на ближнюю пирамидку с ружь€ми, но, благодар€ ему, темнота в дальних углах казармы кажетс€ еще темней, холодней и унылее.

≈фрейтор 3-го взвода ¬ерещака собрал своих "молодых" и репетит с ними словесность. ¬ этом, собственно говор€, нет никакой надобности, да и врем€ теперь считаетс€ свободным от зан€тий, но ¬ерещака изнывает от бездель€, и сознание своей неограниченной власти, к которой он не успел еще досыта привыкнуть, доставл€ет ему лишний раз острое, щекочущее удовольствие.

ѕод началом у него п€ть новобранцев и один вольноопредел€ющийс€. Ќовобранцами ефрейтор очень доволен. “олько мес€ц тому назад их "пригнали" из деревни, и потому они скромны, почтительны, усердны, запутаны чуждой казарменной обстановкой и совсем обиты с толку диким дл€ них обиходом солдатской жизни. √лубина знаний, усвоенных ¬ерещакой. кажетс€ им бездной, превосход€щей все доступные человеку пределы.  огда ефрейтор объ€сн€ет им тайны словесной науки или показывает художественные тонкости ружейных приемов, они гл€д€т на него, широко раскрыв рты и выпучив напуганные глаза. Ёто внимание сильно и заметно льстит ¬ерещаке, которому иногда, лишь с большим трудом, удаетс€ сохранить небрежный и суровый начальственный вид.

«ато вольноопредел€ющийс€ огорчает ефрейтора своей непочтительностью. ¬ чем заключаетс€ эта непочтительность, ¬ерещака не может точно определить: вольноопредел€ющийс€ вежлив, сдержан, величает ¬ерещаку г-ном ефрейтором, встает, когда тот обращаетс€ к нему с вопросами, словом, держит себ€, как насто€щий подчиненный с начальником, и придратьс€ к нему нельз€ ни с какой стороны. Ќо в глазах у него есть всегда кака€-то тонка€, неуловима€ искорка, котора€ смущает строгого ефрейтора и часто заставл€ет его отводить глаза, а в тоне коротких и €сных ответов сквозит что-то необычайно спокойное и равнодушное, от чего ¬ерещака ни с того ни с сего перестает ощущать у себ€ в душе радостно-начальственные чувства. ѕоэтому он скрыто ревнует вольноопредел€ющегос€ к власти, не упускает ввернуть на его счет €довитое замечание, но схватыватьс€ с ним в открытую боитс€: вольноопредел€ющийс€ неуловим, ускользает, как вьюн, от начальственного гнева, и ефрейтор уже оставалс€ несколько раз в дураках, пробу€ над ним систему устрашени€. ћолодые сид€т на двух койках, по трое с каждой стороны, лицами друг к другу. ≈фрейтор ходит взад и вперед по свободному пространству между кроват€ми и стеной, задает вопросы и объ€сн€ет. Ќаружностью он похож на тех бравых солдат, которых рисуют на мишен€х дл€ стрельбы и на лубочных картинках, а тон голоса у него насто€щий унтер-офицерский - певучий, молодцеватый и бессмысленный. '1аким именно тоном солдаты исполн€ют на своем домашнем театре цар€ ћаксимилиана и его непокорного сына јдольфи€.

- „то у теб€, Ѕондаренко, у руках? - спрашивает он нараспев.

Ѕондаренко, ударив обеими ногами об пол, вскакивает пр€мо и быстро, точно дерев€нна€ кукла на пружине. ќп сначала с недоумением коситс€ па свои растопыренные пальцы, потом робко взгл€дывает на ефрейтора и отвечает вопросительно:

- Ќ-ничого, д€денька?..

- ¬от, и видно сразу, что ты з деревни и к тому же дурень. Ёто только в насто€шшо врем€ нема ничого. ј ежели ты, примерно, стоишь у строю с ружом и до тебе подходит начальство и спрашивает: что у тебе в руках, Ѕондаренко? „то ты должен отвечать?

- –ужо, д€денька? - догадываетс€ Ѕондаренко.

- Ѕрешешь. –азве ж это ружо? “ы бы еще сказал по-деревенски - рушница. “о, брат, дома было - ружо, а на дистительной службе оно вже зветс€ по-другому. - » он начинает торжественно и размеренно:

- ” нас это зоветс€ просто: малокалиберна, скорострельна, пехотна винтовка, системы №ердана, номер уторой, со скольз€щим затвором, образца 18 года... - », внезапно разъ€рившись, ефрейтор добавл€ет:

- ѕовтори, собачий сын.

Ѕондаренко скороговоркой повтор€ет слова начальника.

- —адись, - произносит, несколько успокоившись, ефрейтор. - “еперь скажи мне... - ќн обводит глазами всех молодых. - Ўевчук!..

Ўевчук вскакивает так же пр€мо и с таким же грохотом, как и Ѕондаренко.

- —кажи мне, дл€ чего она тебе дана?

Ўевчук несколько секунд молчит, потом весь надуваетс€ и вт€гивает в себ€ шею, отчего делаетс€ похожим на оз€бшего воробь€, и, быстро морга€ глазами, говорит сиплым, сдавленным фальцетом:

- „то бы € з нее, д€денька, стрел€л?

- Ѕрешешь, тр€сц€ твоей матери! - сердито перебивает ¬ерещака. - Ёто ты у себ€ в деревне зайцев стрел€й... —ироштан, дл€ чего она тебе дана?

—ироштан встает и угрюмым голосом, с угрожающим видом отвечает:

- ќна мини дана дл€ того, чтобы € в мирное врем€ робил з ею ружейные приемы, а в военное врем€ зашит€л отечество от врагов.

ќн думает с минутку и прибавл€ет решительно и мрачно:

-  ак унутренних. так и унешних...

- ѕравильно. —адись. —ироштан. Ѕачишь теперь, Ўевчук, дл€ чего она тебе дана? ѕовтори, матери твоей бис.

Ўевчук слово в слово повтор€ет ответ —ироштана.

- —адись, - отрывисто командует ему ¬ерещака. - ќвечкин, кого мы называем врагами унешними?

–азбитной орловец ќвечкин, в голосе которого слышитс€ слащава€ скороговорка бывшего полового, отвечает быстро и щеголевато:

- ¬нешними врагами это мы называем все те государства, с которыми нам приходитс€ вести войну. ‘ранцузы, аталь€нцы, англичанцы, турки, американцы, европейцы...

- √оди! - строго останавливает его ¬ерещака. - Ёто вже в уставе не значитс€. —адись, ќвечкин... ј теперь... скажет мне... јрхипов!..  ого мы называем унутренними врагами?..

ѕоследние слова он произносит особенно громко и выразительно, точно подчеркива€ их, и бросает быстрый, многозначительный взгл€д в сторону вольноопредел€ющегос€. Ќеуклюже подн€вшийс€ јрхипов упорно молчит, гл€д€ перед собой в темное пространство казармы. ƒельный, ловкий и умный парень у себ€ в деревне, он держитс€ на службе совершенным идиотом. ќчевидно, это происходит оттого, что его здоровый ум, привыкший к простым и €сным €влени€м деревенского обихода, никак не может уловить св€зи между преподаваемой ему наукой словесности и насто€щей жизнью. ѕоэтому он не понимает и не может заучить наизусть самых простых вещей, к величайшему удивлению и негодованию своего отделенного начальника.

- ѕень дубовый! “олкач! ¬ерблюд! „то € тебе спрашиваю? - гор€читс€ ¬ерещака. - ѕовтори, что € тебе увспросил, батькови твоему сто чертей!..

- ¬раги, - тихо и бессмысленно, точно бред€, произносит јрхипов.

- ¬раги! - передразнивает ефрейтор. - —овсем ты верблюд, только у теб€ рогов нема.  акие враги, черт€ка собачч€.

- ¬нешни...

- ”-у. ссвол-лочь! - шипит сквозь стиснутые зубы ¬ерещака. ”нутренние!..

- Ќутренни...

- Ќу?

- ¬раги.

- ¬от тебе враги!

јрхипов вздрагивает головой, нервно кривит губами и крепко зажмуривает глаза. ќстальные новобранцы еще пр€мей выт€гиваю! спины и еще тесней прижимают ладони к колен€м. Ћицо у вольноопредел€ющегос€ так же спокойно, как и у других, но на скулах, под тонкой кожей, напр€глись и судорожно двигаютс€ сухожили€. ¬ерещака по опыту знает, что теперь от јрхипова не дождешьс€ ни слова.

- “ак и стой усе врем€, стэрво! - говорит он, потира€ руку, занывшую в локте от неловкого удара. - » слухай, что € буду говорить. ”нутренними врагами называютс€ усе сопротивл€ющиес€ российским законам. Ќу, и. кроме того, еще злодии, конокрады и, вообще, которые бунтовщики... ѕовтори, јрхипов, усе, что сейчас сказал.

„етверть часа проходит в том, что јрхипов напр€гает все свои умственные способности, сил€сь удержать в пам€ти определение внутренних врагов, а ¬ерещака, помога€ ему в этом, истощает весь свой ругательный лексикон. Ќаконец, с грехом пополам, новобранцу удаетс€ повторить слова ефрейтора. ¬ерещака чувствует себ€ усталым. ќн вытирает лицо и шею ситцевым платком, на котором напечатана в рисунках сборка и разборка винтовки, и молча прохаживаетс€ взад и вперед вдоль окон. Ќовобранцы сид€т по-прежнему неподвижно, выт€нув руки вдоль колен, и след€т, вороча€ головами, за фигурой своего учител€. √де-то на другом конце казармы слышитс€ мерный, т€гучий голос, читающий вслух сказку:

- ¬ то врем€ к славной столице «ензивеевой подступил с огромным войском кп€зь Ћукопер, у которого голова была с пивной котел, а между глаз цела€ п€день. ƒочь же соседнего корол€, прекрасна€ ћельчигри€ —улт€новна. вз€та€ в плен коварным ћаркобруном... ј из открытой двери цейхгауза доноситс€ нежный дискант старого солдата ‘омичева, полкового псаломщика, напевающего вполголоса рождественские ирмосы . (–од богослужебною песнопени€).

- ∆е-езл от корени »есеева, и-ницвет от него ’ристе...

Ёти звуки, см€гченные грустью и темнотой зимнего вечера, кажутс€ необыкновенно при€тными и трогательными. ѕрислушива€сь к ним. молодые солдаты еще сильнее чувствуют тоску по оставленным родным деревн€м, жгучую, вечернюю тоску, которую из них долго еще не вытравит солдатчина, с ее сквернословием, похабными песн€ми и напускным молодечеством.

- ¬ольноопредел€ющийс€! „то есть знам€? - нарушает молчание ¬ерещака. ћысли вольноопредел€ющегос€ были за сотни верст от казармы. ”слышав вопрос ефрейтора, он вздрагивает и смотрит с удивлением, как только что разбуженный человек.

- «нам€ есть св€щенна€ воинска€ хоругвь, под которой собираютс€...

- —той! - перебивает его ¬ерещака. простира€ вперед руку с растопыренными пальцами. - Ќеправильно. ѕовторите еще раз. “олько не так швидко. ѕо малу: ¬ольноопредел€ющийс€ повтор€ет то же самое, но более медленно, а ¬ерещака дирижирует ему указательным пальцем:

- «нам€... есть... св€щенна€... воинска€ хоругвь.

ѕалец ефрейтора останавливаетс€ в воздухе и обличительно направл€етс€ в грудь волноопредел€ющегос€.

- » брешешь! - с укором и торжеством говорит ¬ерещака. - Ѕрешешь! повтор€ет он с €звительным фальцетом. -  акую ты там еще выдумал хоруг? ’е-руг-ва!.. ќт как нужно, а совсем не хоруг. “ак и говори: знам€ есть св€щенна€ воинска€ херугва, под которою собираютс€ защитники престола и отечества. ѕовтори.

-  ажетс€, в пам€тке написано хоругвь, г. ефрейтор?..

-  ажетс€? ј вот мне кажетс€ удивительным, чему вас там у стюдентах учат... ≈жели тебе начальство говорит херугва, то оно так и есть - херугва. » никаких!.. ј ты мне тут начинаешь симметрично дурака вал€ть. “ы думаешь, что €к ты з господ, то тебе усе можно! Ќе-ет, брат, - поцелуй мен€ у спину, бо € на —паса мед ел. я теб€, брат, так распатроню!..

Ќесмотр€ на то, что вольноопредел€ющийс€ по обыкновению молчит, ефрейтор чувствует себ€ несколько сконфуженным. ќн отводит глаза в сторону и стараетс€ зам€ть вопрос о правильности произношени€.

- —кажи мне, Ўевчук, что такое часовой?

Ўевчук по-прежнему нахохливаетс€, моргает глазами и отвечает:

- „асовой есть лицо неприкосновенное.

- ѕравильно. ј почему, Ѕондаренко?

- ѕотому что до его никто не смеет дотронутьс€.

- ¬ерно. —адись, Ѕондаренко. ј что бывает у противном случае, —ироштан?

- ” протывном случае строго зиськуетс€, - говорит —ироштан мрачным голосом и не гл€д€ на ефрейтора. Ётот ответ вдруг почему-то возмущает ¬ерещаку.

-  ак же ты разговариваешь с начальством. —ироштан? –азве ж теб€ не учили, как с начальством разговаривать? ј? ѕоверни ко мне свою собачью морду и отвечай: как ты должен разговаривать с начальством?

- я должен отвечать только, когда мен€ спрашивают, гл€деть начальнику в глаза, говорить бодро и весело, и притом всегда чистую правду, произносит —ироштан еще более угрюмым тоном.

- ќт, видишь. ј ты свою лыку воротишь от начальника. —адись. ќвечкин, ежели ты часовый, то дл€ чего поставлен на пост?

- ƒл€ того, чтобы € не спал, не дремал, не свистал, не курил, не разговаривал и подавал честь гг. офицерам.

- ј еще?

- » чтоб € не принимал от посторонних лиц никаких предметов и вещей на хранение.

- ’орошо, садись. ѕовторите, вольноопредел€ющийс€, дл€ чего часовый поставлен на своем посту?

- ƒл€ того, чтобы охран€ть вверенный ему пост, - спокойно отвечает вольноопредел€ющийс€.

- » оп€ть брешешь! - сердито кричит ¬ерещака, топа€ ногой. - ѕовтори то, что тебе приказано, и больш никаких!..

- —лушаю, г. ефрейтор. Ќо в уставе пр€мо сказано. » третьего дн€ поручик «ыбин объ€сн€л...

”поминание о поручике окончательно выводит ¬ерещаку из себ€. ћ€гкий и участливый ко всем солдатам, поручик «ыбин держитс€ с ¬ерещакой чрезвычайно сурово и часто осаживает его за бестолковость и жестокость в обращении с новобранцами. ј несколько дней тому назад он даже вызвал ¬ерещаку в фельдфебельскую комнату и там, глаз на глаз, сказал ему. гроз€ перед его носом рукой в надушенной замшевой перчатке:

- я вижу, ¬ерещака, что у теб€ молодые запуганы. ѕоэтому запомни, болван, что если € узнаю, что ты хоть пальцем тронул новобранца, сейчас же подам рапорт и - под суд! ѕонимаешь? —тупай...

“огда произошло удивительное €вление. ¬ерещака, многократно битый за свою трехлетнюю службу - сначала д€дьками, а потом унтер-офицерами и фельдфебел€ми, - вдруг впервые почувствовал себ€ глубоко оскорбленным коротким и презрительным выговором, который ему сделал этот застенчивый, ласковый поручик с лицом хорошенькой девочки. Ќепон€тна€ обида до сих пор еще не улеглась в сердце ефрейтора, и слова вольноопредел€ющегос€ вдруг сообщили ей новую остроту.

- „то ты мне в нос тычешь своего поручика? - закричал он. двига€ сердито и хвастливо бров€ми и тр€с€ серебр€ной серьгой, вдетой в правое ухо, - “еперь € тебе поручик - и никаких! ¬ чем состоит воинска€ дисциплина? ƒелай же, что прикажет начальник, а против государ€ не облай. ќт что! ј ты мне - устав. «десь € дл€ теб€ устав. «десь, у казарме, € дл€ теб€ царь и бог и больш никаких! » просю не рассуждать, о чем не понимаешь. ѕоручик! ј почему ты знаешь? - и ефрейтор с размаху стукнул кулаком о подоконник, - почему ты знаешь, што € сам не можу быть поручиком? ј вот захочу и подамс€ в юнкерское училище, на обучение. Ўо? «ъел? »з коридора громко раздаетс€ начальственный голос старого унтер-офицера  овалева:

- “ретий взвод, в баню! — узелками на правый фланг казармы - бегом! Ћица у новобранцев оживл€ютс€, а руки нетерпеливо ерзают по колен€м. ≈фрейтору хотелось бы лишний раз про€вить свою власть и задержать на несколько минут молодых, но он сам побаиваетс€ гор€чего и дерзкого на руку  овалева.

- Ќу, лаборданцы... до следующего раза. - говорит он, притвор€€сь, что это милостивое разрешение зависит исключительно от него. - —обирай узелки... живо! „ерез час люди возвращаютс€ из бани. ќвечкин, которому досталась высока€ честь мыть и парить ¬ерещаку, приглашает ефрейтора в солдатскую чайную.

- ѕосле легкого пару-то,  узьма »ваныч... по махонькой?..

≈фрейтор снисходительно принимает приглашение, и оба они, красные, потные, с вениками под мышкой, заход€т в чайную. ѕосле второго стаканчика умиротворенный и благодушно настроенный ¬ерещака говорит ќвечкину, с наслаждением пережевыва€ кусок свиного сала:

- Ѕачу €, ќвечкин, что ты вже начинаешь старацц€. ≈сли праздниками захочешь идти в отпуск, то можешь... A кому ты должен в этом случае доложитьс€? - вдруг обращаетс€ он с напускной строгостью к подчиненному.

ќвечкин понимает и ценит начальственную шутку и отвечает в тон ефрейтору, с преувеличенной почтительностью:

- я должон спроситьс€ об этом у своего отделенного начальника.

- “ак, молодчага. ј кто у теб€ отделенный начальник?

- ≈фрейтор  узьма »ваныч ¬ерещака. ƒозвольте еще по одной,  узьма »ваныч?..

- ћм...  ак бы не завредило... –азве по последней?..

- ѕомилуйте-с. после баньки-то!.. «емл€чок, нацедите еще по скл€ночке. «а ваше здоровьице,  узьма »ваныч. ƒай бог благополучно.

ѕроходит еще час. Ќа дворе подн€лась метель. ќна бушует за стенами казармы, бросает в окна пригоршн€ми сухой снег и воет в печных трубах. ћедленно умолкает и засыпает казарма. —лышатс€ долгие зевки, отрывистое бормотанье молитвы, вздохи и глухой кашель. Ќа койке унтер-офицера  овалева, в ногах, сидит по-турецки старый солдат »щенко. ќн тихо раскачиваетс€ взад и вперед, поглаживает ладон€ми свои колени и страшным голосом, точно сам бо€сь своих слов, рассказывает сказку:

- ¬идит он, что ничего против солдата не может, и посылает до его самого сильного и могучего вовшебника. ¬от приходит той вовшебник до того солдата и говорит: "—олдат, € теб€ зъем". ј солдат ему говорит: ни! “ы мен€ не можешь зъесть: так что € и сам волшебник.

Ќо затихает и сказка. Ћюди т€жело храп€т и бред€т во сне. ѕо казарме осторожными, ленивыми шагами ходит скучающий дневальный. —лышно, как в умывалке выбивает нежную, музыкальную дробь вода, капающа€ из умывальников в медную раковину. » только где-то в самом дальнем и темном углу четвертого взвода раздаетс€ быстрый, пугливый шепот:

- ј кто у нас генерал-фельдцейхмейстер?

» другой - такой же тревожный шепот отвечает:

- ≈го... императорство... высочество... ј разгул€вша€с€ вьюга то потр€сает порывисто оконными рамами, то, забравшись между стеклами, визжит тонким, злобным, дребезжащим голосом.

1903