пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ѕоследний из буржуев

Ќаступили тридцатые годы XX столети€. ¬елика€ перманентна€ революци€ все еще продолжалась. –усский буржуазиат приближалс€ к полному вымиранию, побуждаемый к этому голодом, неумеренными расстрелами, а также массовыми перекочевками буржуев на советские пастбища. ∆ивой, неподдельный буржуй стал такой же редкостью, как некогда беловежский зубр. »счезновение этой ценной породы не шут€ встревожило дальновидные государственные умы. Ѕыли изданы соответствующие декреты и прин€ты решительные меры.

—начала постановили: считать смерть каждого буржу€, хот€ и самую естественную, как гнусный саботаж и наглую контрреволюцию, отвечать за которую должны как заложники его ближайшие родственники, подлежащие за попустительство и подстрекательство немедленному расстрелу. Ќо потом Ђцикї воврем€ спохватилс€ и остановил это распор€жение. “огда строжайше был воспрещен переход из буржуазного состо€ни€ в совдеповское. Ѕуржуев предложили рассматривать как национальную собственность, порученную общественному попечению и присмотру подобно тому, как публичные сады в ≈вропе.

ќднако буржуи упорно продолжали свой черный саботаж, потому что умереть тогда было гораздо легче, чем выкурить папироску.

—коро их числилось наперечет дес€ть, потом п€ть, три, два, и наконец осталс€ во всей —оветской –оссии всего лишь один бессемейный и вдовый буржуй —тепан Ќилыч –ыбкин, житель ћалой «агвоздки близ √атчины, бывший владелец зеленной и кур€тной лавки.

»менно к его-то покосившему дерев€нному, в три окошка, но собственному домишке с мезонином подкатил 24 декабр€ 1935 года щегольской Ђ–еної, из которого вышли два красных комиссара с серьезными выражени€ми на умных красных лицах. Ќе тороп€сь, учтиво подн€лись они на крыльцо, разделись и вошли в крошечную гостиную. »х встретил хоз€ин, пожилой, но еще свежий мужчина с почтенной лысиной и с проседью в окладистой бороде.

Ц†ѕрошу садитьс€. „ем могу служить?

 омиссары сели и огл€нулись вокруг: икона, освещенна€ зеленоватым огоньком лампады, тюлевые занавески на окнах, герань на подоконнике, клетка от канарейки, в€зана€ скатерть на столе, граммофонна€ трубаЕ

Ц†Ѕ-буржуйствуете?†Ц слегка заика€сь, любезно осведомилс€ первый комиссар с при€тной улыбкой.

Ц†ƒа так себеЕ помаленькуЕ “олько, должен признатьс€, надоело мне этоЕ ∆ивешь таким отщепенцемЕ ’очу подать прошение о переводе в советскиеЕ в какой-нибудь коммунальный склад или магазинЕ ј не примут Ц так нам и умереть недолго. ƒело дешевое.

¬торой комиссар, бывший актер, испуганно замахал на него руками:

Ц†„то вы, что вы, батенька! ¬ы, голубь, этим не шутите. я женщина нервна€. Ќет, вкусн€чка, нет, такой пакости вы нам, надеюсь, не учините.

Ц†ј вот возьму и учиню.  ака€ мо€ теперь жизнь? —ама€ пуст€кова€. ћожно сказать, как у прицельного зайца. Ѕыла у нас здесь раньше под √атчиной больша€ ружейна€ охота. ќчень много господ из ѕетербурга наезжало, и с течением времени всю дичь перебили как есть. ќсталс€ наконец всего один за€ц. —тарый, опытный. ‘унтов п€ть в нем, пожалуй, за€чьей дроби є 3 засело, а все бегал. ”дачливый какой-то был за€ц. “ак охотники под конец положили уговор: зайца этого не убивать, а стрел€ть мимо. ƒл€ прицела, значит, и дл€ волнени€.

—ъедутс€ они, бывало, в воскресенье, разбредутс€ по кустам и пал€т целый день в зайца. ј он знай себе шмыгает между ними по полю. “ак осмелел, подлец, что иной раз с€дет против стрелка на задние лапки, а передними мордочку трет. ј тот в шагах дес€ти, патрон за патрономЕ

Ц†¬-вы это к ч-ч-чему же?

Ц†  тому, что и мо€ жизнь на манер этого зайца выходит. ∆аловатьс€ не могу, живу без обиды. ќднако трудно мне.  ак только революционный день какой, в июле там, или, примерно, в окт€бре, или оп€ть-таки в день рождени€  арла –адека, в именины —теклова Ц об€зательно к нам в «агвоздку тьма-тьмуща€ народу. Ќе только из ѕетербурга Ц из ћосквы приезжают. «апруд€т все улицы. Ќи проезду, ни проходу.  руглые сутки толп€тс€ у мен€ под окнами и орут: Ђ—мерть буржуазии! ƒа здравствует диктатура пролетариата!ї –ечи говор€т с моего крыльцаЕ  аждый раз все одно и то жеЕ —кучноЕ ј то из револьверов начнут стрел€ть. ÷елую ночь пал€т. »ндо голова от трескотни вспухнет. я, конечно, знаю, что пал€т мимо, в воздух. Ќо, однако, в день бракосочетани€ писател€ ясинского все-таки стекло на чердаке продыр€вили.

Ц†”к-кажите нам этого прохвоста. ћы его с-самого проды-ды-дыр€вим.

Ц†ј ну его, дуракаЕ Ќе стоит. Ќо, вообще говор€, это буржуйное ремесло мне, товарищи, надоело. Ќе желаю € больше. Ќе могу. Ќе хочу. ѕримите мен€ куда-нибудь. ѕрошу вас покорнейше. ѕокорнейше вас прошу. ’оть в чрезвычайку, что лиЕ

Ц†ƒа ведь, роднуша, какие теперь чрезвычайки? “ам, дорогул€, никакой нет работы. ƒуют весь день в очко и читают Ќата ѕинкертона, а упражн€ютс€ только на дерев€нных манекенах, чтобы злобность не потер€ть. ќставайтесь, миловида, оставайтесь у нас по-прежнему в буржу€х. ћы ли вас не холим? ћы ли вас не лелеем? ’отите, мы вам домик поуютнее присмотрим? ¬ —трельнеЕ можно и в красном ѕитереЕ ∆елаете, ангел,†Ц даже и с прислугой можноЕ

Ц†Ќет уж, куда нам,†Ц угрюмо бурчит –ыбкин.

Ц†јвто-то-то-томобиль?

Ц†Ќе надо.

Ц†ћожет быть, вы, прелестненочек, пайком недовольны?

Ц†∆аловатьс€ не могу. ѕровизией доволен. Ќа дн€х индейку прислали, икры фунт, окорочок, красного вина три бутылкиЕ ј все не тоЕ Ќе играет сердцеЕ “оскуюЕ

Ц†ј что, товарищ, не женитьс€ ли вам? ƒл€ расп-п-лоду? ј?

Ц†ј и взаправду, голуба! Ёто мысль! ’отите, женим? Ќе бойтесь, не по-совдеповски Ц как прежде, по-церковному. ѕопа вам выпишем из-за границыЕ насто€щего. ƒадим ему охранную грамоту туда и обратноЕ ’отите, жизненочек?.. ј? ћигом спроворим. Ќе успеете огл€нутьс€Е Ќу, конечно, не без маленькой враждебной демонстрацииЕ ѕошутим немного, помитингуемЕ ¬едь не привыкать стать, вкусн€чка?..

–ыбкин отвернулс€ к окну и устало махнул рукой:

Ц†ќставьтеЕ бросьтеЕ —кучно все этоЕ ЌадоелоЕ ƒа и вообще, оставили бы вы мен€ в покое. Ќу зачем € вам?

 омиссары, веро€тно уже в сотый раз, стали объ€сн€ть ему всю важность его службы при перманентной революции. ¬о-первых, необходим же пролетарским массам живой объект дл€ очередного изли€ни€ св€щенного народного гнева. ¬о-вторых, классова€ борьба, в которой обретешь ты право своеЕ √де же мы найдем этот враждебный класс, если последний буржуй сбежит или сдастс€ и боротьс€ будет больше не с кем? „то, наконец, скажут о –оссии международные товарищи? „то подумают иностранные корреспонденты? Ќет, товарищ –ыбкин, оставайтесь на вашем славном посту. Ќе губите дела революцииЕ јктер говорил так убедительно, что даже слезы заструились по его жирной, бритой щекеЕ

—тепан Ќилыч лениво подпер ладонью голову, покачал ею и вздохнул:

Ц†Ћадно ужЕ Ќе плачьЕ ∆алко мне теб€. ѕослужу еще с годик, а там увижу. ¬едь это € так только Ц раскис сегодн€ немногоЕ —идел тут один и раздумывалЕ ¬от, думаю, прежде у людей елка былаЕ детишкиЕ свечей многоЕ золото сусальное блеститЕ бусы качаютс€Е смолой пахнетЕ » так грустновато мне сталоЕ Ќу, ничегоЕ ќбойдетс€Е

“оварищи комиссары перегл€нулись и тотчас же стали прощатьс€.  азалось, одна и та же мысль промелькнула одновременно в умах обоих. ¬ передней они крепко пожимали руку хоз€ина. «а двер€ми на улице сто€ли в синих снежных сумерках фиолетовые деревь€.

ѕроводив гостей, —тепан Ќилыч сходил по привычке на то место, где раньше была церковь. ѕосто€л там минут двадцать. ѕробовал вспомнить рождественские ирмосы, но не могЕ ѕам€ть заржавела. ѕотом зашел к куму, коммунальному сапожнику, посидел у него часа полтора. «агл€нул в какие-то брошюрки, вал€вшиес€ на окне, но наткнулс€ на знакомые, опротивевшие слова о гибели буржуазного стро€ и бросил. ќбоим хотелось поговорить о прежнем, тогдашнем, но за стеной жил „  и был, на несчастье, дома.

 огда –ыбкин подходил к своему дому, то еще издали его поразил необыкновенно €ркий свет, лившийс€ из окон на снег в палисаднике и на голые черные деревь€. ѕосередине комнаты сто€ла небольша€ елка, вс€ си€вша€ маленькими теплыми огоньками. «олотые и серебр€ные украшени€ весело поблескивали. “ут висели, подрагива€ и чуть раскачива€сь, миниатюрные гильотинки, из€щные модели виселиц, топоры и плахи, серпы и молоты и другие революционные игрушки и эмблемы. ќдна свечка слегка подкоптила еловую хвою, и так при€тно пахло дымком.

Ц†¬ борьбе обретешь ты право свое,†Ц пролепетал –ыбкин и заплакал.

«аплакал от гор€ и умилени€.

ƒекабрь 1919†г.