пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ѕоход

ѕехотный »нсарский полк выступает в ночной поход после дневки в большой деревне ѕогребищах. ¬ темноте ненастного осеннего вечера идет странна€, кипуча€ и осторожна€ сутолока. —лышно, как вдоль всей широкой и гр€зной деревенской улицы сотни ног т€жело, торопливо, вразброд, шлепают по лужам, раздаютс€ сердитые, но сдержанные окрики, л€згает и звенит железо о железо.  ое-где мелькают фонари; и желтые, расплывающиес€ в тумане п€тна точно сами собой держатс€ высоко в воздухе, раскачива€сь и вздрагива€.

—олдаты собираютс€ быстро и с охотой. ”томленные длинными переходами, оборвавшиес€, исхудалые, они рады тому, что завтра с последним корпусным маневром кончитс€ давно надоевший лагерный сбор и полк повезут по железной дороге на зимние квартиры. ’от€ днем никто не ложилс€, но все чувствуют себ€ бодро. “ой озлобленной, вычурно-скверной ругани, которую только и можно услыхать между матросами, солдатами и арестантами, сегодн€ совсем не слышно.

ѕодпоручик Ѕорис ¬ладимирович яхонтов, младший офицер седьмой роты, в первый раз участвует на больших маневрах, и они еще не утратили дл€ него своеобразной прелести кочевой жизни. ¬се ему продолжает нравитьс€: ежедневна€ перемена местности, деревень, лиц и оттенков в наречи€х; девки в опр€тных малорусских хатах, наполненных душистым запахом чабреца и полыни, сто€щих пучками за иконами; ночлеги на голой земле, под низкой, в форме карточного домика, палаткой, сквозь полотно которой нежно и не€сно серебр€тс€ звезды; здоровый аппетит на привалах под зат€жным дождем, освежающим тело и заставл€ющим щеки при€тно и сильно горетьЕ ѕредсто€щий сегодн€ ночной переход заранее возбуждает яхонтова своей необычностью. »дти бог знает куда, по незнакомым местам, глухой, дождливой ночью, ничего не вид€ ни впереди, ни р€дом; идти таким образом не одному, а вместе с тыс€чью других людей, представл€етс€ ему чем-то серьезным, немного таинственным, даже жутким и в то же врем€ привлекательным.

¬ечером он провозилс€ над отправкой своих вещей, опоздал в строй и теперь торопитс€ поспеть к роте раньше, чем его отсутствие заметит ротный командир. Ќо найти свою роту ночью гораздо трудно, чем это казалось днем, во врем€ пробного сбора. Ќа пути то и дело попадаютс€ какие-то заборы и канавы, которых днем не было; а ночь так темна, что невольно хочетс€ закрыть глаза и идти ощупью, прот€нув вперед руки, как ход€т слепые.

—едьма€ рота раньше других подт€нулась к сборному пункту. ѕоследние, запоздавшие люди, подоткнув полы шинелей под по€са, сбегаютс€ к строю и протискиваютс€ в свои р€ды, задева€ товарищей ранцами и грем€ медными баклагами о ружейные стволы. √олоса звучат глухо, безжизненно и однообразно, точно они выцвели, потер€ли силу в этом осеннем дожде.

Ц† уда прешь? Ќешто не видишь, что в чужой взвод втесалс€? Ёкой какой ты, братец, право, косопузый!.. ƒа ну, ворочайс€, что ли, ор€сина. ќ, щоб тоби лысого батька, тр€сца твоей матери!..

Ц†» чего ты крутишьс€, —ероштан?†Ц укоризненно тонким голоском замечает унтер-офицер —оловьев неуклюжему солдатику, который никак не попадет в свое место.†Ц „его ты все крутишьс€? ¬ертит теб€, словно навоз в проруби, а чего Ц неизвестно. ƒа обуй глаза-то, че-ерт!

Ќекоторые солдаты движени€ми плеч и локтей подкидывают на себе и поправл€ют удобнее ранцы, уминают складки шинелей и туже подпо€сывают ремни, помога€ друг другу.

Ц†ј ну-ка, земл€к, ст€ни мне сзади шинель! ѕотуже, потуже, не бойс€, не лопну. ƒа ты коленкой-то, коленкой в спину упрись. ќ-о-о, так, так! Ќу, вот теперь ладно. —пасибо вам, земл€чок!

—тарый солдат, Ђд€дькаї ¬еден€пин, запевала и общий увеселитель, балагурит вполголоса.

Ц†Ќу, реб€тишки, завтра сабаш маневрам. ѕо-о-ехала седьма€ рота по чугунке. ”у-у-ух!†Ц прот€гивает он, подража€ паровозу.†Ц ј кака€ у мен€, братцы, в городе баба осталась,†Ц сахар! —ейчас она мне это пирогов напекет, за водочкой сбегает, самоварчик взбодрит. Ђѕожалуйте, мол, батюшка, ‘рол »ваныч, господин —ковородин, по прозванью ¬еден€пинЕ откушайте, сделайте милость!..ї

Ц†ј казалы хлопци, що завтра горилку будут давать,†Ц неожиданно произносит хриплым голосом ленивый и тупой р€довой Ћегкоконец.

Ц†√орилку?†Ц €звительно подхватывает ¬еден€пин.†Ц Ёто, братец, у нас в “уле называетс€: захотела кобыла уксусуЕ

Ќемного в стороне от роты, на пригорочке стоит ротный командир, штабс-капитан —кибин. ќколо него горнист держит на высокой палке фонарь, который бросает на землю неровное, мутное, движущеес€ п€тно. ¬асилий ¬асильевич —кибин Ц мужчина высокий, костл€вый, сутуловатый, длиннорукий и весь какой-то неловкий. ќт его наружности, от нерешительного, близорукого взгл€да, от беглой улыбки, даже от шаткой, приседающей походки веет чем-то слабым, удрученным, недоброжелательным и жалким. ¬ нем есть что-то бабье, старушечье. √оворит он тихо, м€гким и сиплым, точно усталым голосом, но почти всегда вещи непри€тные и злые. ¬сему полку известно, что его жена худа€, гибка€ дама, похожа€ на €щерицу,†Ц вот уже четыре года как влюблена в поручика ¬ержбицкого, влюблена открыто, ревниво и бестолково. ¬еро€тно, благодар€ этому обсто€тельству ¬асилий ¬асильевич с особенной нелюбовью относитс€ к молодым офицерам.

яхонтов подошел к фонарю и, остановившись в двух шагах от —кибина, приложил руку к фуражке. –отный командир заметил его и, гл€д€ ему в кокарду, сказал своим в€лым, утомленным голосом:

Ц†≈сли вам угодно опаздывать, подпоручик, переводитесь в другую роту. «десь у мен€ не танцевальный вечер, а служба-с. »наче € подам командиру полка рапорт, чтобы вас из моей роты убрали. ƒа-с! ћне эти мазуристы и дамские хвосты не нужны.

ќн помолчал немного, затем повернул к двум другим офицерам свое унылое, худое лицо с др€блой кожей и толстыми усами и продолжал только что прерванную речь:

Ц†√оспод офицеров прошу на походе мест своих не оставл€ть. ѕоручика “умковского прощуЕ √де вы, поручик, € вас не вижу?.. јга!.. “ак вы, поручик, пожалуйста, обращайте внимание на фонарь в хвосте шестой роты и держите от него дистанцию. ƒа наблюдайте, господа, за тем, чтобы солдаты не спали на ходу. ј то, знаете, задремлет, подлец, и полетит вместе с ружьем. ¬прочем, € самЕ √регораш!†Ц кидает он куда-то в темноту.

Ёто восклицание услужливо подхватываетс€ в ближних р€дах и быстро перекатываетс€ из взвода во взвод.

Ц†‘ельдфебел€ к ротному! ‘ельдфебел€ к командиру! “арас √аврилыч, пожалуйте к ротному!..

‘ельдфебель √регораш, преувеличенно спеша и разбрасыва€ далеко вокруг себ€ гр€зь, подбегает на согнутых ногах, точно подплывает к фонарю.

Ц†я, ваше благородие!

Ц†„тобы люди на ходу не спали! ќт стро€ чтобы никто не отлучалс€. —кажешь унтер-офицерам, чтобы смотрели. —лышишь?

Ц†—лушаю, ваше благородие! “ак что € уж объ€сн€л имЕ

Ц†ћолчи! «атем прошу вас, господа, наблюдать, чтобы люди не курили, не зажигали спичек, не разговаривали и вообще не шумелиЕ ј то нас может заметить непри€тель,†Ц прибавл€ет —кибин с едва заметной насмешкой, √регораш, ты у мен€ за это отвечаешь. —лышишь?

Ц†—лушаю, ваше благородие! “ак что €Е

Ц†ћолчи! √лавное, господа, чтобы люди не спали. ¬ыколют, канальи, друг другу глаза, а ты потом за них отдувайс€. ѕодпрапорщик ћосквин, вы будете замыкать роту. —мотрите, чтобы не было отсталых. ƒа, вот еще что. —зади роты пойдет вот этот болван (—кибин показывает через плечо большим пальцем на горниста), так, пожалуйста, погл€дывайте, чтобы он нес фонарь светом назад, к восьмой роте. Ёто тожеЕ от непри€тел€. «атем-сЕ ¬прочем, кажетс€, все. ѕрошу вас, господа офицеры, по местам!

ќфицеры расход€тс€. —кибину подвод€т его лошадь, старую, гнедую, одноглазую кобылу, купленную нарочно дл€ маневров из кавалерийского брака. «овут ее Ќастасьей. Ќа ходу она держит шею гусаком, высоко подымает разбитые шпатом ноги и так задирает назад голову, точно что-то разгл€дывает на небе (таких лошадей зовут в кавалерии звездочетами). —кибин долго прыгает вокруг нее на одной ноге, осыпа€ руганью и лошадь и горниста, и, наконец, грузно вваливаетс€ в седло.

–ота готова к выступлению. Ќо проходит дес€ть, двадцать минут, полчаса, а сто€ща€ впереди шеста€ рота не трогаетс€ с места. Ёто беспричинное, вынужденное бездействие в темноте, под дождем, начинает т€готить и беспокоить людей. ќни нетерпеливо переминаютс€ с ноги на ногу, вздыхают и молчат.

Ц†„ерт их знает чего они там застр€ли?!†Ц говорит вслух, но точно сам с собою —кибин, проезжа€ медленно вдоль роты и поталкива€ каблуками упирающуюс€ лошадь.†Ц ¬ечное безобразие!

—то€щий неподалеку фельдфебель вежливо откашливаетс€ и тоже, как будто бы размышл€€ вслух, говорит:

Ц†ƒолжно быть, мы первую бригаду вперед пропущаем. ј то чего же сто€ть!..

Ц†ѕервую бригаду!†Ц сердито возражает —кибин, останавлива€ лошадь. “ак на то есть расписание, кому когда выступать, чтобы потом не выходило ерунды. ¬ообще посто€нно эти Ђмоментыї note 1 что-нибудь напутают.

¬ его голосе яхонтову слышитс€ всегдашн€€ зависть пехотного строевика к штабным офицерам, а также и дол€ уверенности в том, что если бы ему, —кибину, было поручено это дело, то все устроилось бы очень скоро, просто и хорошо.

ѕроходит еще несколько томительных минут. Ўеста€ рота вдруг зашевелилась, зашлепала ногами и как будто бы затопталась, не сход€ с места. “олько по движени€м фонар€, заколебавшегос€ вверх и вниз, можно было судить, что она не стоит на месте, а тронулась вперед. —кибин поворачиваетс€ к строю и произносит вполголоса, небрежно слива€ слова:

Ц†–ужь€ вольно, шагом-марш!

„ерез четверть часа весь полк медленно выт€гиваетс€ вдоль широкой почтовой дороги. Ќи людей, ни лошадей не видно в ночном мраке, только еле-еле мерцает впереди длинна€ цепь фонарей, которыми кажда€ рота показывает дорогу следующей за ней части.

Ќеудобства ночного похода скоро дают себ€ знать. „ерез каждые двести триста шагов происход€т задержки. ѕередние р€ды то и дело останавливаютс€, а задние не вид€т этого и напирают на них. ѕотом вдруг между взводами образуютс€ слишком большие рассто€ни€. “огда заднему взводу приходитс€ догон€ть передний, и люди бегут т€жело, с усили€ми, громыха€ на бегу баклагами, лопатами и патронными сумками, бегут, ничего не различа€ в темноте, наугад, до тех пор, пока не навал€тс€ на передних, ќтделени€ давно уже перемешались, но никому не приходит в голову восстановить пор€док. ¬се сильней и сильней сказываютс€ утомление, тревога, скука и насильственна€ бессонница. Ћюди молчат, но в этом молчанье чувствуетс€ нервна€ напр€женность. —лышно только, как множество сапог мес€т гр€зь, влеза€ в нее и вылеза€ с жирным чавканьем, сопением и чмоканьем. » яхонтову думаетс€, что, должно быть, точно таким же образом п€тьсот, и тыс€чу, и п€ть тыс€ч лет тому назад водили по ночам своих пленников суровые и равнодушные победители. ¬еро€тно, так же угрюмо и тревожно молчали усталые люди, так же беспор€дочно и озлобленно надвигались они друг на друга при остановках, так же чмокала под их ногами разм€кша€ земл€, и так же падал на них частый осенний дождь.

Ц†Ёх, братики, покурить бы теперь!†Ц вырываетс€ со вздохом у Ђд€дькиї ¬еден€пина.

Ц†я тебе покурю, каналь€!†Ц неожиданно отвечает откуда-то из темноты суровый бас фельдфебел€.†Ц “ы у мен€ покуришь, прохвост!

–овна€ до сих пор дорога начинает опускатьс€. яхонтов замечает это по тому, что его ноги тер€ют устойчивость и скольз€т вперед, так что поневоле приходитс€ выворачивать ступню боком. ѕот€нуло острой и холодной сыростью, точно из глубокого подвала, и тотчас же под ногами заходил и задрожал дерев€нный мост. √де-то внизу, в черной воде без берегов, отразилс€ на мгновение длинным волнистым хвостом свет фонар€.

Ц†ѕодпоручик яхонтов, это вы?†Ц слышит яхонтов над собой голос ротного командира.†Ц Ќе хотите ли сесть на лошадь, а € покамест пешком пройдусь. „то-то ноги затекли.

яхонтову кажетс€ подозрительной эта внезапна€ любезность, но он охотно соглашаетс€.  огда он опускаетс€ в седло, то внутри лошади что-то глубоко и глухо кр€кает. ѕотом Ќастась€ медленно вздыхает, широко развод€ боками, точно и ей сообщилось тоскливое беспокойство, нависшее над людьми. яхонтов трогает ее каблуками, и она начинает осторожно перебирать ногами, вытаскива€ их из в€зкой глины с такими звуками, какие бывают, когда откупоривают бутылки.

¬далеке, на самом краю темного горизонта, вдруг показываетс€ маленький огонек, который все разрастаетс€ по мере того, как рота подвигаетс€ вперед. Ќаконец можно €сно разобрать, что это Ц большой двухэтажный дом. ¬есь низ его освещен изнутри очень €сно, по-праздничному, а в верхнем этаже свет€тс€ Ц но гораздо бледнее Ц только два крайних левых окна. яхонтов гл€дит на эти светлые, веселые п€тна и думает о тепле, свете и довольстве, которое испытывают живущие в этом доме люди. ¬оображаетс€ ему больша€ и дружна€ помещичь€ семь€, сыта€, весела€ жизнь, танцы, смех, общество нар€дных и красивых женщин. » его собственна€ жизнь кажетс€ ему в эти минуты такой же т€желой, скучной и однообразной, как эта дождлива€ ночь, как эта бесконечна€ незнакома€ дорога.

¬переди оп€ть останавливаютс€. —лышно, что в р€дах шестой роты происходит кака€-то странна€ возн€. Ќесколько голосов говор€т быстро, громко и разом. —лов нельз€ разобрать, но заметно, что кто-то бранитс€ и кто-то оправдываетс€. яхонтов продвигаетс€ вперед и по отблеску фонар€, скользнувшему по офицерским погонам, узнает “умковского.

Ц†„то там такое, »ван ћартинь€нович?†Ц спрашивает он, наклон€€сь с лошади.

Ц†ј, дус€ мо€, это вы?†Ц говорит сладко, как всегда, “умковский, и по звуку его голоса видно, что он подн€л голову вверх.†Ц Ќе знаю, золото мое!  акой-то олух на штык напоролс€. ƒа вот его тащат в линейку.

‘онарь на секунду освещает двух солдат, ведущих под мышки третьего, который отрывисто, точно с натугой, стонет и держитс€ руками за лицо.

Ц†¬ глаз, что ли?†Ц в€ло спрашивает —кибин.†Ц „его же ты молчишь, дурак?

“рое солдат останавливаютс€.

Ц†—лышишь, теб€ спрашивают, в глаз, что ли?†Ц громко, как к глухому, обращаетс€ к раненому один из провожатых.

Ц†“ак чтоЕ не можу знать,†Ц тусклым, надсаженным голосом с запинками отвечает тот и отнимает ладони от лица.†Ц ƒуже больно, ваше благородие, не можно вытерпетьЕ

Ц†„его же ты лез на штык, идиот?†Ц так же в€ло замечает —кибин.†Ц —ам и виноват, дурень. Ќу, проходи, проходи!

» он прибавл€ет поучительным тоном, обраща€сь к “умковскому:

Ц†¬от теперь из-за такого ротозе€ влетит ротному командиру. ј чем, спрашиваетс€, ротный виноват?.. ѕор€дки!..

яхонтов низко нагибаетс€ к раненому и вгл€дываетс€ в его лицо. ¬ темноте нельз€ даже разобрать отдельных черт, но молодому офицеру кажетс€, что у солдата вместо правого глаза Ц огромное, с кулак величиною, черное отверстие. », вместе с чувством брезгливой жалости, яхонтов ощущает у себ€ в пальцах ног и в низу живота какую-то противную, щекочущую и раздражающую боль.

—олдата увод€т, и оп€ть возобновл€етс€ т€гостное, молчаливое движение. »з всей роты энергию сохранил только один фельдфебель. ¬рем€ от времени яхонтов слышит, как он пробирает в середине роты задремавшего солдатика:

Ц†«аснул? ƒеревню бачил во сне? ћожет, подушку тебе принести?

» затем приговаривает шип€щим голосом сквозь стиснутые зубы:

Ц†ј вот не сни, не спи, не спи, не спи!

ћежду тем яхонтов уже давно начинает испытывать странное и чрезвычайно непри€тное ощущение. ≈му все кажетс€, что лошадь не идет под ним, а только качает взад и вперед спиной и топчетс€ ногами на одном и том же месте. Ќапрасно он стараетс€ уверить себ€ в ложности этого удивительного ощущени€, наклон€€сь вниз и напр€га€ зрение, чтобы увидеть дорогу, лошадь продолжает раскачиватьс€ и вытаскивать ноги из гр€зи, не сход€ с места и не дела€ ни одного шага вперед.

Ц†„ерт! ƒа мы идем или стоим?†Ц воскликнул яхонтов и вдруг сам похолодел от своего испуганного голоса.

»з р€дов кто-то ответил ему коротко и угрюмо:

Ц†ѕолзем!

¬ этом грубом, совсем несолдатском ответе яхонтову послышалось что-то новое и зловещее, кака€-то покорна€ и безнадежна€ усталость, какой-то общий упадок духа, который точно окончательно уничтожил вс€кую разницу между солдатом и офицером. » яхонтов, вместо того чтобы сделать выговор, только растер€нно обернулс€ в ту сторону, откуда послышалс€ этот ответ.

ј лошадь все так же бесцельно качала спиной и тыкала в одно место ногами. яхонтову стало жутко. Ёто ощущение так походило на один из нелепых, изнур€ющих лихорадочных снов, в которых торопишьс€ куда-нибудь и с отча€нием чувствуешь, что не можешь шевельнуть ни рукой, ни ногой. » едва только яхонтову пришло в голову это сравнение, как все вдруг стало похожим на сон. ¬есь этот ночной переход, и безмолвно покорные солдаты, и уход€ща€ далеко-далеко цепь фонарей, и давешний раненый солдат, и в€ла€ озлобленность —кибина, и тосклива€ дорога с ее тьмой, сыростью и холодом,†Ц все это представилось ему каким-то грозным, давно забытым бредом, который повтор€етс€ теперь с прежней силой и прежним ужасом.

Ц†јх, ведь все это было, былоЕ Ц прошептал яхонтов.†Ц √осподи, что же это такое!

ќн слез с лошади, отдал ее горнисту и, перегон€€ солдат, прошел на правый фланг. “ам, в промежутке между ротами, где было светлее от фонар€ и просторнее, шли р€дом, разговарива€ вполголоса, —кибин и “умковский.

Ц†я отдал лошадь горнисту,†Ц сказал яхонтов.

Ц†ќтлично,†Ц бросил ему рассе€нно —кибин.†Ц ј € вам скажу, поручик, повернулс€ он торопливо к “умковскому,†Ц что эти маневры Ц один только разврат и антимони€. ћожет быть, дл€ генерального штаба оно и нужно, а солдаты только распускаютс€ и тер€ют выправку. ƒа и дл€ офицеров лишнее.  акой, к черту, это непри€тель, когда вы отлично видите, что это поручик —идоров, у которого вы вчера зан€ли три рубл€? ¬ы командуете: Ђѕр€мо, по колонне пальба взводомї, а вам решительно наплевать, как солдаты цел€тс€, и укрыты ли они от огн€, и все такоеЕ

Ц†—овершенно верно, дорогой ¬асилий ¬асильевич,†Ц согласилс€ “умковский.†Ц ј € вот читал где-то или, кажетс€, слышал, что один генерал предложил раздавать во врем€ маневров в числе холостых патронов какой-то там процент боевых. „то-то такое, один на дес€ть тыс€ч, не помню хорошенькоЕ

Ц†јх, глупости!†Ц досадливо прот€нул —кибин.†Ц Ќикакие тут патроны не нужны.  акие тут, к черту, патроны, когда теперь солдаты вроде институток стали: пальцем его тронуть не смей. ј по-моему, бить их, подлецов, нужно, вот что нужно! ѕрежде у нас и —уворовы были и —евастополь, а почему? ѕотому что дес€терых засекали, а из одиннадцатого делали солдата. ѕрежде, батенька, солдат п€ть лет служил, а все еще молодым солдатом считалс€. ¬от это была служба-с!.. ј теперьЕ Ёх!

Ц†“еперь пр€мо Ц пансион благородных девиц,†Ц услужливо подхватил “умковский,†Ц гуманисты какие-то пошли, либералы. ѕопробовали бы эти либералы с нашими скотами повозитьс€, небось у самих руки бы опухли от бить€. ј то, изволите ли видеть: ударишь какую-нибудь сволочь, да и ударишь-то не больно, почти в шутку, а он сейчас: Ђќх!ї Ц Ђ„то такое?ї ЂЌичего не слышу на правое ухоЕї » сейчас теб€ под суд. «а ист€зание нижнего чина, имевшее последствием, и так далее. ј он, мерзавец, лучше нашего слышит.

Ц†ѕотому что дураки!†Ц возразил презрительно —кибин.†Ц  то же так делает, при свидетел€х? Ќет, ты его сначала позови в цейхгауз или к себе на квартиру, да там и поговори как следует. ѕоверьте, потом сам всю жизнь благодарить будет, что под суд не отдали. —уд-то его куда законопатит, а ты начистил ему морду, и все тут. ј что ему морда?..

ќни еще долго т€нут этот разговор, точно стара€сь не уступить друг пруту в равнодушной жестокости к солдату, в презрительном отношении к своему делу, в пренебрежительной насмешке над высшим начальством. ¬ этих пошлых, холодных и злых фразах яхонтову оп€ть слышитс€ что-то похожее на тот страшный бред, который он испытал несколько минут тому назад, и на душе у него делаетс€ пусто и противно до тошноты. “ем же тусклым, утомительным, давно-давно знакомым бредом представл€етс€ ему и вс€ его военна€ карьера, и безрадостное детство, прошедшее в больших казенных домах, и ждуща€ впереди серенька€ жизнь, и его собственные, теперешние мысли Ц такие бледные, бессильные и тоскливые.

ј рота все идет и идет по гр€зной почтовой дороге, и кажетс€, что никогда не будет конца этому движению, что кака€-то чудовищна€ сила овладела тыс€чами взрослых, здоровых людей, оторвала их от родных углов, от привычного, любимого дела и гонит Ц бог весть куда и зачем Ц среди этой ненастной ночиЕ

Ќедалеко до рассвета. ѕонемногу вырисовываютс€ из темноты серые, изм€тые, гл€нцевитые от тумана и от бессонницы солдатские лица. ¬се они похожи одно на другое и выгл€д€т еще суровее и покорнее в слабом и неверном утреннем полусвете.