пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

Ќочь в лесу

—ередина апрел€. ѕо ночам еще сто€т холода; болотцы и лужи в лесах зат€гиваютс€ к утру тонким, хрупким льдом, но дни солнечны и теплы.  лейкие почки на березах насытились весенними соками, и в воздухе чувствуетс€ их радостный смолистый аромат.

“еперь - последние дни глухариной охоты.

 ак только распуст€тс€ первые нежные березовые листочки, то начнут свое страстное токованье краснобровые тетерева, глухари и замолкнут и забьютс€ до осени в непроходимые чащи.

ћне уже надоело ночевать каждый день в старой смолокурне, глубоко врытой в землю. “ам удушливо пахнет смол€ной гарью; бревенчатые стены на вершок поросли вис€чей черной липкой сажей; каждый раз вылезаешь из смолокурни весь черный как черт, чернее трубочиста; очень трудно потом отмыть руки и лицо.

 роме того, посто€нное сообщество лесника Ќикола€ становитс€ мне все более т€желым и непри€тным. ќн без нужды болтлив, криклив, подобострастен, противно жаден до денег и суетлив.

Ќо охотник он превосходный: знает все повадки, привычки и лежбища как птицы, так и звер€; неутомим на охоте, обладает почти собачьим чутьем и опознаетс€ в лесу, как в собственной избе.

ќбъездчик јлексеев однажды проговорилс€ мне, что лесник Ќиколай, в сущности, не охотник-любитель, а жадный дичепромышленник и шкур€тник, что он-де бьет дичь дл€ продажи, направл€€ ее пудами, при помощи кумовьев, сво€ков и дружков, через “улу в –€зань и ћоскву.  роме того, ставит на птиц и на зверей запрещенные капканы и разбрасывает отравы.

¬се эти слухи о Ќиколаевой изворотливости мало мен€ интересовали и беспокоили. ѕод самодержавным распор€жением моего з€т€, у которого € тогда гостил, находились четыреста п€тьдес€т тыс€ч дес€тин  уршинского казенного лесничества, да еще ему поручено было наблюдение над  асимовскими соседними лесами братьев ’лудовых, где числилось более ста тыс€ч дес€тин; пространство, как видите, равное п€ти-шести германским кн€жествам или любому лимитрофу. Ётот лесничий (не только по образованию, но и по призванию) любит лес серьезной, де€тельной любовью. ƒл€ борьбы с лесными истребительными пожарами он построил в каждом из кордонов высокие наблюдательные каланчи и никогда не устает экзаменовать лесников в знании противопожарных инструкций. ќн ревностно преследует лесные самовольные порубки и никогда их не прощает. ≈ще строже он следит за тем, чтобы в его лесничестве никто не смел разводить костров, особенно летом.

ќн никогда не берет вз€ток.  огда наступает врем€ продавать на сруб старые лесные дел€нки, то первые очереди он предоставл€ет сосед€м-кресть€нам, а лесопромышленникам идут остатки или дорогие строевые деревь€ за высокие цены.

 ресть€не это знают и цен€т: оттого-то в его лесах почти никогда не шал€т и его заповедных питомников никто не трогает.

≈му, конечно, известно, что почти все его лесники охот€тс€ без его позволени€. Ќо он гл€дит на это сквозь пальцы.

- ” мен€, - говорит он, - така€ уйма дичи, что на всех хватит без малейшей убыли.

я тоже держусь взгл€дов моего патрона. Ќо поведение Ќикола€ на охоте мен€ порою возмущает до гнева. ¬от уже почти три года, как мы с ним охотимс€, и сколько раз € ловил его на плутовстве, к которому, однако, никак нельз€ придратьс€. “о он заведет мен€ в лысое пустое место, куда рт сотворени€ мира не залетал ни один глухарь, ни тетерев. ј то, бывало, услышу € издали знакомые мне волнующие звуки глухариной песни и бегу под нее быстрыми короткими прыжками, стара€сь делать это совершенно беззвучно. ¬от, вот... уже близок глухарь. я различаю теперь и второе колено его токовани€, похожее на мощное, глухое шипение; уже подымаю годову кверху, стара€сь разгл€деть среди веток густой сосны фигуру самого глухар€. » вдруг.. треск валежника под ногами... Ўлепанье кожаных бахил... √лухарь мгновенно замолкает. »з темного кустарника выдираетс€ голова Ќикола€. √ромко хлопа€ огромными крыль€ми, глухарь улетает прочь, и теперь его больше не увидишь. ќ, черт!

Ќиколай спрашивает шепотом:

- Ќикак, спугнули?

 онечно, глухарь был спугнут, но не мной, а лесником, но по какой-то глупой деликатности € молчу и только гл€жу на него с €ростной злобой. "¬едь этак ты не в первый раз делаешь, подлец".

» правда: одного глухар€ он еще мне иногда давал ухлопать, но стоило мне начать разыскивать глазами второго, как Ќиколай уже мчалс€ ко мне с криками:

- —ан ¬аныч! Ay, ay, —ан ¬аныч!

ј подойд€,говорил:

- ј €-то вас кричу, кричу. »спугалс€ даже. “ут место с закальцем. —тоит попасть ногой, так наверх никак не выкарабкаешьс€. «асосет.

ѕод конец € его просто возненавидел за его, вертл€вую заботливость и только сегодн€ решилс€ сказать с надлежащей вескостью:

- Ќечего нам с тобой, Ќиколай, дурака вал€ть друг перед другом... Ќынче в ночь € пойду один, а ты сейчас же отправл€йс€ домой, к себе на кордон. » сию же минуту!

ќн жалобно забубнил:

- ƒа €, помилуйте, —ан ¬аныч. ƒа как же € вас оставлю одного? «десь же болота разные, быстрые речушки, вы по ним и не пройдете, особенно ночью. » господин лесницын мен€ в

прах обратит, если, не дай бог, с вами что-нибудь случитс€. я же ведь только о вас самих забочусь... я...

Ќо тут € ужасно заорал на него. ћне был стеснителен и труден лишь первый шаг, потом все пошло легче. ќчень поспешно Ќиколай оделс€ и вылез из смолокурни. я долго слушал его удал€ющиес€ шаги, пока не убедилс€, что он действительно идет по направлению к  уршинской дороге. Ќаконец шаги стихли.

ќсталс€ только шум в обоих ушах да странное, неуютное чувство внезапного одиночества. я погл€дел на часы: было около восьми. ћне вдруг стало жалко, что € прогнал Ќикола€:

прежде в этот час мы ложились спать в смолокурне, а к полуночи шли на ток. ¬едь могло случитьс€, что € был не прав, приписыва€ леснику коварные замыслы. Ќо € преодолел свою чувствительность, вскинул ружье за плечо и, не тороп€сь, пошел в глубь леса узенькой, недавно вновь проторенной тропинкой.

—олнце заходило. ≈го закат был €ркий и €сный, но спокойный, и ветер спадал: почти верный признак того, что завтра утром погода будет суха€ и безветренна€. —ама€ благопри€тна€ дл€ глухариных токов. ј кроме того, какие-то птички, казавшиес€ совсем малюсенькими, шныр€ли с необыкновенной быстротой в высоте смуглевшего неба; тоже одна из примет тихого утра.

Ѕыло уже трудно видать лесную дорожку, но € доверилс€ инстинктивной пам€ти ног, котора€ так остра и послушна в тишине и в полутьме.

“ак дошел € до узенькой, всего в сажень шириною, но необычайно быстрой речонки, называвшейс€ ѕра. ≈е звонкий лепет доносилс€ до мен€ еще издалека. „ерез нее с незапам€тных времен была мужиками перекинута "лава", первобытный неуклюжий мост из больших древесных сучьев, перев€занных березовыми лыками. —транно - никогда мне не удавалось благополучно перебратьс€ через эту проказливую речонку. “ак и нынче: как ни старалс€ € держать равновесие, а пришлось всетаки угодить мимо и зачерпнуть холодной воды в кожаные, большие, выше колена бахилы. ѕришлось на другом бережку сесть, разутьс€ и вытр€сти воду из т€желой обуви. Ќа ходу ноги оп€ть согрелись, при€тно и ладно обт€нутые высыхающей упругой кожей.

ƒальше путь пошел легкий. я уже по опыту знал, что мне теперь, крендел€€ между мощными стволами и густым цепким кустарником, надо неуклонно держатьс€ востока. “ут мне помогали и лиловое с золотом догорание запада, и мой полуиг–ушечный компас, мгновенно озар€емый светом папиросы.

я на ходу перет€гиваю поудобнее за плечами мой походный ранец и вдруг невольно улыбаюсь: в глубоком вечереющем лесном безмолвии набежала смешна€ мысль. я вспомнил прелестную поэму нового норвежского писател€  нута √амсуна под заглавием "ѕан". јх!  акими страстными словами, какими волшебными образами живописал ее герой, очаровательный лейтенант √лан, лес и его великое безмолвие...

Ќо какой же это был лес, если через него кратчайшим путем ход€т ежедневно девушки из деревни в городок с кувшинами молока? » какое же в нем великое одиночество, если он весь засорен окурками, замасленными-бумагами, апельсиновыми корками и стеклом разбитых бутылок; всеми этими гр€зными следами, говор€щими о посто€нной и тесной близости человека?

"¬от хорошо было бы, - думаю €, - перенести этого норвежского любител€ природы сюда, в сплошную полосу кондовых, частью еще не обмеренных лесов, раскинувшихс€ на многие сотни тыс€ч квадратных верст, на пространство, равное среднему европейскому государству, заселенное медвед€ми, волками, лос€ми, лисами, барсуками, зайцами, рыс€ми, белками, горноста€ми, куницами и тыс€чами мелких неведомых зверушек; и весь этот четвероногий мир находитс€ в вассальном подданстве у местного лешего, которого не однажды видели куршинские мужики, прозываемые сосед€ми "куршей головастой" или "литвой некрещеной", а бабы - те вид€т его очень часто, когда летом ход€т по €годы".

Ќо уже падает, падает мгла на землю. ≈сли теперь выйти из освещенного жиль€ на волю, то сразу попадешь в черную тьму.

Ќо мой глаз уже обвык, и € еще €сно вижу нужную мне, знакомую верею. ¬ереей в этом крае называетс€ большой холм, который высоко и широко торчит над болотом. ѕочти всегда на нем свободно растут две или три мощные столетние сосны, упирающиес€ далекими вершинами в небо, с четырехохватными стволами в землю. ≈ще €сно различаю, как на самом кр€жистом дереве, покрытом древнею, грубою, обомшелою корою, прот€нулс€ и точно дрожит бог весть откуда падающий густо-золотой луч, и дерево в этом месте кажетс€ отлитым из красной меди..

Ќо прелестный лучик на глазах слабеет, затихает, меркнет...

¬от уже и нет его совсем. Ќадо и мне улечьс€ спать.

я ложусь на ровном и м€гком месте под холмом; так всегда удобнее лежать на открытом воздухе. Ќо уснуть мне долго не удаетс€. Ўумно бьетс€ кровь в ушах, и ложе мое все кажетс€ неудобным. Ќо мне давно уже знаком этот искус: чем больше ты будешь мен€ть позы, переворачиватьс€ с боку на бок и возитьс€ с €мками, бугорками и сучками - тем вернее будет бежать от теб€ дрема.

я пробую лежать неподвижно, стара€сь не замечать под собою ухабов и возвышений. "Ёто мне только кажетс€, - успокаиваю € себ€. - Ёто мое избалованное воображение. —тоит потерпеть немного, и все пройдет".

¬ылез тонкий, €сный, только что очищенный серп полумес€ца на высокое небо, и только теперь стало заметно, как темна и черна весенн€€ ночь. Ѕежит, бежит молодой нар€дный блест€щий мес€ц, плывет, как быстрый корабль, волоча за собою на невидимом буксире маленькую отважную звездочку - лодку. ѕорой они оба: и бригантина, и мала€ шлюпочка - раз за разом ныр€ют в белые, распущенные, косматые облака и мгновенно озар€ют их оранжевым си€нием, точно зажгли там рыжие брандеры.

Ќе знаю, сколько проходит времени в этом восторженном наблюдении за небесными корсарами. ¬рем€ мен€ больше не интересует, как, пожалуй, и все на свете. я даже не сознаю того при€тного ощущени€, что мен€ уже больше нигде не жмет, не теснит, не давит.  ровь перестала гудеть в ушах, но зато удивительно уточнилось и стало чудесно внимательным чувство слуха.

ƒалеко, верстах в двадцати - тридцати, в лесном озерце низко и сипло мычит выпь, классна€ наставница: "—пите, дети, спа-оть, спа-оть". Ќебольша€ птица, чуть побольше коростел€, а голос у нее, как у сборного протодиакона или у породистого недовольного быка, начальника стоголового стада. Ќо она вскоре умолкает. ћаленькие птички прощаютс€ дружка с дружкой в густом кустарнике: "чи-ки", "спокойной ночи". —пите чутко: "чи-чи-чи". ƒергач в болоте прот€жно скрипит в последний раз. Ѕлеет барашком бекас, лет€щий на ночлег. ¬семирна€ ћишина! “олько малюсенький, недавно вылупившийс€ из €йца птенчик-соловьенчик слабо пискнул два раза: это он бредит сквозь сон. „то за ночь! ¬споминаетс€ мне вдруг давнишн€€, точно воскресша€ детска€ песенка:

¬ добрый час, в добрый-час, —пите: бог не спит за вас...

я даже чувствую в голове ее простой, наивный, точно молитвенный напев.

 ак странно и как торжественно-сладостно ощущать, что сейчас во всем огромном лесу происходит великое и торжественное таинство, которое старые садоводы и лесники так мудро называют первым весенним движением соков.

¬лажна€ благодатна€ земл€ представл€етс€ мне всемирной, могучей матерью, щедро предлагающей свои бесчисленные сосцы всему живущему, растущему, дышащему и слав€щему создател€. ”глубившись в темные недра, ее тонкие, как ниточки, нежные отпрыски корней неустанно сосут, жадно впивают чудотворные соки. —лепые и бесчувственные, обладающие лишь божественным инстинктом, они никогда не ошибаютс€. ¬от этот сок нужен липе, тот ландышу, тот - сосне, а тот - папоротнику или дикой малине.

ќ, ночные часы! как в них много возобновл€ющейс€ силы, творческой работы, неведомой жизни и вечной тайны.. Ќочью мальчики летают по воздуху, падают с кровати и растут. Ќочью ход€т по вершинам лунатики, влекомые лунным прит€жением.

Ќочью тревожатс€ и стонут девушки-подростки, а беременные женщины ощущают первые потуги.

...я сейчас думал. Ќо во сне это было или в ночной €ви?

¬згл€дываю на небо. “ам большие перемены. ѕолумес€ц снизилс€, стал вдвое больше. ќн точно разбух и покраснел. ћаленька€ лодочка отцепилась от него и пропала навсегда... ƒа, это верно. я заснул на несколько минут и совсем этого не заметил. Ќочь стала еще тише, еще глубже и гуще. ≈два-едва слышный звук раздаетс€ около мен€, у моих ног. “очно кто-то сказал шепотом: "ѕак". Ќет, вернее: такой кроткий звук бывает порой, когда дит€ в задумчивости разомкнет уста. я догадывдюсь о его причине и слабо с умилением улыбаюсь. Ёто кака€-то почка вс€ набр€кла соками, раздалась вширь, и от нее с тихим шумом отклеилс€ первый лепесток.  акое счастье! я живу теперь в самом центре, в самом св€тилище простых домашних интимных чудес природы, как в любимом знакомом доме.

ќтчего нет больше сказок в наш суровый практический век?

 акое, например, превосходное и какое бессчетное у мен€ королевство! «десь живут дикие пчелы, осы и шмели, еще не решающиес€ вылететь из зимних, глубоких дупел, забитых от холодов соломой и мохом. «десь повсюду, в каждой щели и трещинке, в извилинке коры сп€т мертвым, но временным сном личинки и коконы разноцветных бабочек, из€щных стрекоз, всевозможных жуков, свирепых комаров, пауков-строителей и вс€ких трудолюбивых черв€чков: пильщиков, резчиков, сверлильщиков, стругалыциков - и все они нужны дл€ каких-то господних работ. Ѕольшими буграми выс€тс€ огромные жилища муравьев, битком набитые сильным, работ€щим, свирепым и умным народом.

Ќу-ка, € попробую сделать подсчет: сколько у мен€, в моем королевстве, приходитс€ в среднем подданных на каждую кубическую сажень?

я считаю. √олова мо€ т€жела и качаетс€. ¬еки чешутс€. јх как ночью в лесу, перед зарею, фантастически мешаютс€ фантазии с правдой и сон с действительностью.

ћожет ,быть, € снова задремал, но вдруг сразу нахожу себ€ проснувшимс€ и немного испугавшимс€. ћне показалось, что кто-то сначала слегка дохнул на мою щеку, а потом ткнулс€ в нее чем-то холодным и м€гким. я вздрагиваю, хватаюсь за щеку. Ќа ней еще осталась чуть прохладна€ влажность. ќдновременно с этим €, не слыша, чувствую чей-то мелкий и торопливый скок. јх, боже мой! ƒа ведь это какой-то лесной зверюшка пришел и обнюхал мен€. "„то, мол, здесь, в моем лесу, за больша€ жива€ гов€дина вал€етс€?" я подымаю голову кверху.

“еперь уже видно небо. ќно ровного скучно-стального цвета.

я себ€ чувствую так же разморенным и усталым, как после долгой езды в вагоне третьего класса.  то-то ворошитс€ высоко надо мною, в гуще сосны... ѕрисматриваюсь настойчиво и напр€женно. ƒа, это - глухарь, хот€ от мен€ он и кажетс€ величиною не более лесного голуб€.  огда он успел сесть, что € его раньше не услышал. "Ќе бойс€, милый глухаришка, - говорю € про себ€, € теб€ сегодн€ не обижу, не буду стрел€ть.

¬едь мы с тобою нынче вместе спали под одной и той же сосной..."

¬далеке медленно загнусавила жолна, и- одновременно € услышал ритмический хруст хвороста, Ќеужели оп€ть этот прокл€тый злодей Ќиколай?