пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

Ћимонна€ корка

Ётот смешной и трагический анекдот почерпнут нами из редкой книжки ЂThe Book of eminent Boxersї (изд. W. Stewart, London, 1843), котора€ ссылаетс€ на еще более редкую книгу ѕьери Ёгона, опирающегос€ в свою очередь на полуспортивные английские газеты конца XVIII столети€.

ѕолную фамилию лорда “омаса Ѕ. (трижды пэра јнглии, герцога за год до своей смерти в 1802 году) все три источника не оглашают, по вполне пон€тной причине, котора€ вскоре будет €сна и читател€м; по той же причине и мы не называем целиком его имени. ƒостаточно будет сказать, что лорд Ѕ. неоднократно встречалс€ с ¬иль€мом ѕиттом, лорд-канцлером графом “урлоу и казначеем флота ƒундасом; был близко знаком с Ѕурком, јдиссоном и ƒиком —тилем, четыре вечера подр€д обыгрывал в карты „арльза ‘окса и однажды перепил на портвейне и шотландской виски его светлость ¬иль€ма-√енриха герцога  ларенса, утонувшего, как известно, в бочке мальвазии. ≈го величественна€ фигура и надменное лицо увековечены –ейнольдсом на портрете, хран€щемс€ и поныне в одной частной коллекции в јмерике.

Ћорд “омас Ѕ. оставил по себе тройную пам€ть: как вельможа, очень богатый даже по тому времени, как исключительный скупец и как €рый поклонник боксерского спорта. ѕоследнее влечение иногда перет€гивало в нем даже его бережливость, вошедшую в поговорку. √азеты того времени называют его им€ в св€зи с именами знаменитых боксеров Ц голландского евре€ —амуэл€,  рибба, ƒжека –андал€, ћолинэ, ЂЅоевого ѕетухаї, ƒжона ƒжексона и других, которым он оказывал свое довольно щедрое покровительство. Ќадо сказать, что тогда, в эпоху всеобщего увлечени€ боксом, этот жестокий вид спорта пользовалс€ гораздо большим почетом, чем в наши др€блые времена. ¬ысокородные лорды не стесн€лись публично на пристани засучивать рукава и вступать в сост€зание с каким-нибудь здоровенным лодочником с “емзы или держать сюртук своего фаворита-профессионала в те минуты, когда тот дралс€ внутри канатного барьера.

ѕоследним из боксеров, кого вз€л под свою высокую опеку лорд Ѕ., был —юлливан Ц кажетс€, ирландец по происхождению, смелый и стойкий малый, замечательный как страшной силой своих ударов в схватках, так и привлекательным характером в частной жизни. Ћорд Ѕ. нашел его в очень бедственном положении, больным, полуголодным, на каком-то холодном чердаке, где он медленно оправл€лс€ после своего громкого сост€зани€ с „ернокожим –ичмондом в Ќьюкестле.

ѕопечени€, которыми лорд Ѕ. окружил —юлливана, можно было бы назвать поистине отеческими, если бы к ним не примешивалс€ дальновидный расчет, основанный на корысти и тщеславии. ƒело в том, что „ернокожий –ичмонд (теперь нам неизвестно, был ли он мулат, креол или квартерон) и —юлливан были не только двум€ самыми сильными боксерами своего времени, но и давними закл€тыми врагами. ¬ спортивной публике глухо поговаривали о том, что причиной этой взаимной ненависти служила не так профессиональна€ ревность, как глубока€ обида, нанесенна€ когда-то чернокожим семье ирландца. «амечательно было то, что в их неоднократных и свирепых встречах обидчик про€вл€л гораздо больше злобы, чем обиженный, ибо судь€м приходилось нередко предотвращать со стороны –ичмонда недозволенные приемы.

јнонимный автор цитируемой нами книжки, склонный, как и все писатели XVIII столети€, к моральным рассуждени€м, говорит по этому поводу:

Ђ ак часто бывает, что благодетель прив€зываетс€ сердцем к облагодетельствованному, и как нередко, причинив человеку зло, мы сами начинаем его за это ненавидетьї.

–азыскать неизвестного боксера с большими задатками, прозреть в нем будущую звезду спорта, обеспечить ему приличное существование, дать необходимый тренинг, а потом выпустить его в свет дл€ блест€щей карьеры считалось тогда в высшем английском обществе столь же достойным и похвальным дл€ насто€щего джентльмена, как ныне считаетс€ шикарным видеть цвета своей конюшни побеждающими на скачках в ƒерби и »псоме. Ќе надо также забывать и того, что во врем€ боксерских сост€заний заключались между джентльменами очень крупные пари, доходившие иногда до нескольких дес€тков тыс€ч фунтов.

„ернокожий –ичмонд и —юлливан были одинаково известны. ќни встречались уже неоднократно и каждый раз жестоко избивали друг друга, но окончательное первенство между ними еще не было установлено ввиду посто€нной перемены счасть€. ѕоследн€€ их встреча не дала решительного результата, так как была прервана вмешательством полиции из-за скандала, подн€того публикой. “огда многие зрители увер€ли, что будто бы из боевой перчатки метиса выпала т€жела€ монета времен королевы ≈лизаветы; впрочем, это, по мнению арбитров, доказано не было.

«натоки, однако, увер€ли, что за –ичмондом насчитывалось более шансов на звание чемпиона. ќн был значительно выше ростом, чем —юлливан, т€желее его (если оба находились в своих лучших формах) на п€тнадцать фунтов, обладал длинными руками, отличалс€, как все дикари, малой чувствительностью к боли и, кроме того, поте€, издавал тот отвратительный, специфически негрит€нский запах, который действует удручающим образом на нервных борцов из белой расы. —ловом, теперь пон€тно, до какой степени общественное внимание было привлечено к обоим боксерам и к лорду Ѕ., вз€вшему под свое покровительство ирландца.

—начала —юлливан вел спокойную и де€тельную жизнь в подгородном имении лорда. “рижды в день он поглощал сочные кровавые бифштексы с небольшим количеством поджаренного хлеба и запивал их пинтою доброго двойного шотландского эл€; в промежутках, переварив еду, он тренировалс€ со своими лидерами четверть часа, полчаса и час, а дл€ того, чтобы Ђоткрыть дыханиеї, пробегал ежедневно дес€ть миль вместе со своим бультерьером ‘ипси; в остальное врем€ он купалс€ или спал.

≈го молодое тело быстро восстанавливало здоровье и крепость. ј главное, к —юлливану постепенно возвращались его превосходные душевные качества: вол€, уверенность и терпение, чего совсем не было в чернокожем, который был страшен в первых нападени€х, но при малейшей неудаче тер€л спокойствие, падал духом и становилс€ трусливым, злым и суетливым.

—юлливан отлично учитывал как все преобладающие шансы –ичмонда, так и свои достоинства. Ќо, к сожалению, их взвешивал не менее точно и сам лорд Ѕ. ƒальновидный человек и расчетливый игрок Ц он хорошо понимал, что его ставки за —юлливана могут окупить расходы по покровительству и принести значительный барыш только в том случае, если победа —юлливана €витс€ дл€ прочих игроков полной неожиданностью. –авенство закладов с той и другой стороны уже ввело бы скупого лорда в значительные убытки. ј между тем шила в мешке не утаишь, и как ни старалс€ лорд Ѕ. держать в секрете тренинг —юлливана,†Ц прекрасные шансы этого боксера не сегодн€-завтра могли сделатьс€ известны широкой публике.

» вот покровитель начал сначала осторожно, в виде намеков, указаний и дружеских советов, а потом все настойчивее и грубее торопить ирландца к сост€занию. —юлливан однажды позволил себе м€гко возразить лорду:

Ц†ѕодождите еще немного, сэр. “еперь € в состо€нии выдержать с негром полтора часа. ƒайте мне, сэр, еще несколько дней, и у мен€ будет достаточный запас сил дл€ того, чтобы в последнем круге (round) раздробить –ичмонду нижнюю челюсть.

Ќо лорд Ѕ., подстрекаемый своей жадностью, становилс€ с каждым днем нетерпеливее. ќднажды он дошел в своей назойливости до такой степени, что дал пон€ть —юлливану о том, как дорого обходитс€ его содержание. — ирландцами можно производить вс€кие психологические опыты. Ќо попрекать их хлебом никогда не следует.

—юлливан ответил коротко:

Ц†—эр, € готов.

¬скоре был назначен день матча. «а два дн€ до него оба соперника были допрошены репортерами спортивных газет.

„ернокожий –ичмонд сказал:

Ц†¬ы увидите, как € быстро отправлю душу этого ирландца в ее католический рай.

—юлливан высказалс€ значительно и не без юмора:

Ц†” –ичмонда кулаки в полтора раза больше моих. —ледовательно, при одинаковом весе перчаток каждый дюйм его кулака жестче в полтора раза. Ќо € предпочел бы дратьс€ с ним вовсе без перчаток.

Ёта шутка, если в ней разобратьс€, имела характер самого смелого вызова.   стыду тогдашних спортсменов надо сказать, что они иногда допускали бокс и без перчаток, голыми руками, но такие сост€зани€ всегда вели к т€жкому калеченью и часто к смерти. ћожет быть, именно по этой причине –ичмонд насто€л в выборе города на м€гкосердечном Ѕрайтоне, а не на ћульзее, который имелс€ в виду раньше и в котором судьи действительно могли разрешить этот жесточайший род бокса.

ўад€ нервы читателей, € не буду переводить на русский €зык описание всех двадцати четырех раундов (схваток), сделанных боксерами в день их встречи. Ћюбител€ сильных ощущений € отсылаю к прекрасному и малоизвестному рассказу  онан-ƒойл€ Ђћастер из  роксвил€ї. ѕрочитав его, он до известной степени может представить себе, какое отвратительное и героическое, постыдное и прекрасное зан€тие Ц бокс.

я только отмечу, что раунды были трехминутные, с минутным перерывом между ними. Ѕоксер, упавший на пол и не подн€вшийс€ на ноги в течение одиннадцати секунд, должен считатьс€ побежденным, если только эти одиннадцать секунд не переходили за конец условленного трехминутного срока.

≈ще до начала сост€зани€ лорд Ѕ. натолкнулс€ на непри€тную неожиданность. ¬опреки всем расчетам и веро€ти€м, вопреки здравому смыслу, игра составл€лась не за „ернокожего, а за —юлливана, в размере п€ти против четырех. ѕосле первого раунда разности закладов возросли до семи против трех, после четвертого они выразились в цифрах: —юлливан Ц дев€ть, –ичмонд Ц два.

Ћорд Ѕ. был немного бледнее обыкновенного, но ничем не обнаруживал своего беспокойства. ѕосле п€той схватки он подозвал к себе известного маклера ћоисе€, отдал ему на ухо какие-то распор€жени€ и затем с невозмутимым видом продолжал сидеть в первом р€ду, у самого каната. ¬рем€ от времени он отпивал из большой кружки свой любимый пунш из рейнвейна и виски и, вынима€ ложкой ломтики лимона, медленно их обсасывал.

ѕосле седьмого раунда ставки за –ичмонда неожиданно дл€ всех стали подыматьс€; к п€тнадцатому они даже дошли до al pari. Ќикто не мог объ€снить себе причину этого нелепого €влени€. ¬се видели, что „ернокожий –ичмонд вышел на сост€зание пь€ным. ≈сли его нападени€ и были необычайно свирепыми в первых схватках, то с двенадцатого круга он уже заметно начал сдавать. ќн весь лоснилс€, т€жело дышал и однажды споткнулс€, но не от удара, а по собственной неловкости. ћежду тем —юлливан, который до сих пор только защищалс€, не переход€ в атаку, был свеж, бодр и дышал глубоко и спокойно, как сп€щий ребенок.

»гра на –ичмонда так же быстро упала, как и подымалась, едва только —юлливан начал наступление. ƒавно уже старые поклонники бокса не видали таких молниеносных выпадов, такой быстроты и точности движений, такого чудесного соединени€ расчета, отваги, гибкости и находчивости. ќт боковых ударов ошеломленный метис шаталс€ между руками —юлливана, как кулек выбиваемого тр€пь€; беспощадные пр€мые удары заставл€ли его отступать к самому канату, и раза три он уже обращалс€ в бегство вокруг каната, сопровождаемый свистками и ругательствами зрителей.

¬се пон€ли, что „ернокожий –ичмонд кончен. “еперь уже самые слепые и безрассудные игроки отказались от него. ќдин только маклер ћоисей упр€мо принимал ставки, предлага€ за гинею три шиллинга, потом два и, наконец, даже один. ƒжентльмены сме€лись ему пр€мо в лицо и записывали свои заклады без вс€кого увлечени€, ради курьеза.  онец матча был €сен всем, до последнего мальчишки, продававшего морс и м€тные лепешки.

 огда –ичмонд вышел на двадцать четвертый раунд, на него было жалко и забавно смотреть. ќн шаталс€ на ногах, колени у него подгибались, рот был открыт, и черномазое окровавленное лицо стало похожим на идиотскую маску. “олько глубокий инстинкт опытного боксера еще держал его в сто€чем положении и не давал ему упасть, а большие приемы водки в перерывах будили его угасавшее сознание.

¬ начале третьей минуты —юлливан поймал метиса в мышеловку, то есть зажал его голову под свой левый локоть, притиснув ее к боку, а правой стал быстрыми и короткими ударами снизу превращать его глаза, губы, нос и щеки в одну кровавую массу. –ичмонд был весь мокрый от пота. ≈му как-то удалось, вт€нув в себ€ скользкую шею и упира€сь руками в тело противника, вырвать голову из этого живого кольца. Ѕоксеры мгновенно разъединились, но разрыв этот был так силен и внезапен, что –ичмонд с размаху шлепнулс€ на пол в сид€чем положении, а —юлливан мелкими и частыми шажками понесс€ назад, спиною к барьеру. Ќо вдруг он как-то нелепо взмахнул руками и грузно упал на землю, на правый бок. Ќесколько раз он делал усилие, чтобы встать, подымал на руках свое туловище и оп€ть со стоном припадал к полу.

Ц†„етыре, п€ть, шесть...†Ц считал вслух секунды один из судей.

Ќа шестой секунде –ичмонд подн€лс€ и стал среди площадки, покачива€сь и размазыва€ пот, кровь и пыль по своему страшному лицу.

Ц†...семь, восемь...

—юлливан делал судорожные усили€, как раздавленный черв€к, но не подымалс€.

Ц†...дев€ть!..

Ц†—топ!†Ц воскликнул второй судь€, подн€в вверх руку.†Ц “ри минуты. јнтракт.

ќдна секунда спасла —юлливана от поражени€. ≈го секунданты бросились к нему, жела€ помочь ему встать на ноги. Ќо он одним знаком остановил их.

Ц†” мен€, кажетс€, сломана нога,†Ц сказал он.†Ц Ёто пуст€ки. Ќо погл€дите на это... вот на это...

ќдин из секундантов нагнулс€ и подн€л с досок эстрады маленькую, растоптанную боксерским башмаком, скользкую корочку от лимона.

Ќевольно взгл€ды всех зрителей обратились к лорду Ѕ., который направл€лс€ к выходу со своим всегдашним надменным и спокойным видом. ћаклер ћоисей, зан€тый в дальнем углу залы приемом закладов, сделал было торопливое движение, точно намерева€сь подбежать к нему. Ќо одним движением ресниц лорд Ѕ. приковал его к месту.