пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

 онокрады

1

¬ечером, в середине июл€, на берегу полесской речонки «ульни лежали в густом лозн€ке два человека: нищий из села  азимирки ќнисим  озел и его внук, ¬асиль, мальчишка лет тринадцати. —тарик дремал, прикрыв лицо от мух рваной бараньей шапкой, а ¬асиль, подперев подбородок ладон€ми и сощурив глаза, рассе€нно смотрел на реку, на теплое, безоблачное небо, на дальний сосновый лес, резко черневший среди пожара зари.

“иха€ река, неподвижна€, как болото, вс€ была скрыта под сплошной твердой зеленью кувшинок, которые томно выставл€ли наружу свои прелестные, белые, непорочные венчики. Ћишь на той стороне, у берега, оставалась чиста€, гладка€, не застланна€ листь€ми полоса воды, и в ней мальчик видел отраженные с необыкновенной отчетливостью: и прибрежную осоку, и черный зубчатый лес, и горевшее за ним зарево. ј на этом берегу, у самой реки, в равном рассто€нии друг от друга сто€ли древние, дуплистые ветлы.  ороткие пр€мые ветки топорщились у них кверху, и сами они - низкие, кор€вые, толстые - походили на приземистых старцев, воздевших к небу тощие руки.

“онким, печальным свистом перекликались кулички. »зредка в воде т€жело бултыхалась крупна€ рыба. ћошкара дрожала над водой прозрачным, тонким столбом.

 озел вдруг приподн€л голову с земли и уставилс€ на ¬асил€ оторопелым, бессмысленным взгл€дом.

- “ы что сказал? - спросил он невн€тно, хриплым голосом.

ћальчик ничего не ответил. ќн даже не обернулс€ на старика, а только медленно, с упр€мым, скучающим выражением опустил и подн€л свои длинные ресницы.

- —коро придут, - продолжал старик, точно разговарива€ сам с собой. “реба, пока что, покурить.

ќн в€ло перевалилс€ на бок и сел на корточки, по-турецки. Ќа обеих руках у него были отрублены все пальцы, за исключением большого на левой руке, но этим единственным пальцем он ловко и быстро набил трубку, придержива€ ее культ€пкой правой руки о колено, достал из шапки спички и закурил. —ладковатый, похожий сначала запахом на резеду, дымок махорки поплыл синими струйками в воздухе.

- „то же, ты сам видел Ѕузыгу? - как будто нехот€ спросил ¬асиль, не отвод€ глаз от заречной дали.

 озел вынул трубку из рта и, нагнувшись на сторону, звучно сплюнул.

- ј как же? »звестно, сам... ”х, отча€нный челов€га. —овсем как € в старые годы. √ул€ет по целому селу, пь€-а-ный-распь€ный... как ночь!.. ∆идков-музыкантов нан€л, те попереди его зажаривают, а он себе никаких. ¬ правой руке платок, сапоги в новых калошах, на жилетке серебр€на€ чепка. ѕришел до √рипы  овалевой: "√ей, курва, горилки!" ¬ стакан бросил серебр€ного рубл€, горилку выпил, а деньги музыкантам кинул. ’лопцы за ним так чередой и ход€т, так и ход€т...  ос€тс€, как те собаки на волка, но а ни-ни! Ќичего не могут, только зубами на него кл€мкают.

- ќ? - воскликнул с восторженным недоверием мальчик.

- ќбыкновенно... ј ему что? ќ-го-го!.. ≈му плевать на них. я твоих коней не крал? - значит, и ты до мен€ не цепл€йс€. ќт, если бы € твои кони украл да ты бы словил мен€, - ну, тогда твой верх: имеешь полное право бить. ј то - не-ет, шалишь... Ёто не проходит.

ћальчик молча гл€дел на реку. Ќа ней уже начали покрикивать, сперва изредка, точно лениво, звонкие л€гушечьи голоса. ¬ечерний туман дымилс€ в камыше и легким, как кисе€, паром вилс€ над водой. Ќебо потемнело и позеленело, и на нем €снее выступил незаметный до сих пор полукруг молодого мес€ца.

-  озел, а правду говор€т, что у Ѕузыги ребра двойные? - спросил задумчиво ¬асиль. - „то будто его никогда убить нельз€? ѕравда тому?

- »стинна€ правда.  ак же иначе? ” него все ребра срослись, до самого пупа. “акого, как Ѕузыга, хоть чем хочешь бей, а уж печенок ты ему, брат, не-ет... не отобьешь. ѕотому что у него печенки к ребрам приросли. ј у человека печенки - это перва€ штука. ≈сли у человека отбиты печени, то тому человеку больше не жить. «аслабнет, начнет харкать кровью: ни есть, ни пить не может, а там и дуба даст...

ћальчик пощупал свою грудь, тонкие бока, впалый живот и прот€жно вздохнул.

- ј то еще вот, говор€т, что двойна€ спина бывает... как у лошадей, сказал он печально. - ѕравда это,  озел?

- Ёто тоже правда. Ѕывает.

- ј у Ѕузыги?

- „то у Ѕузыги?

- ” него тоже двойна€ спина?

- Ќу, уж этого € не знаю. Ќе могу сказать.

- я думаю, у него тоже двойна€...

- ¬се может быть, - покачал головой старик. - ¬се может быть... √лавное, Ѕузыга - он хитрый на голову. ќ-го-го! Ёто такой человек! ¬ Ўепелевке он раз попалс€... ’от€, скажем, и не попалс€, а выдал его один хлопец. »з-за бабы у них зашлось. Ќакрыли его с кон€ми в поле... Ѕыло это вечером. Ќу, обыкновенно, привезли в хату, зажгли огн€ и стали бить. ¬сю ночь били насмерть, чем попало. ћужики, если бьют, так уж у них, известно, такой закон, чтобы каждый бил. ƒетей, баб привод€т, чтобы били. „тобы, значит, потом всей громаде зараз отвечать. ¬от, бьют они его, бьют, устанут, давай горилку возле него пить, отдышутс€ трошки - оп€ть бьют. ј ћитро √ундосый видит, что Ѕузыга уже ледве дыхает, и говорит: "ѕочекайте, хлопцы, как бы злодий у нас не кончилс€. «аждите, € ему воды дам". Ќо Ѕузыга - он хитрый - он знает, что если человеку после такого бо€ дать воды напитьс€, то тут ему и смерть. —правилс€ он как-то и просит: "ѕравославные хресть€не, господа громада, как бы вы мне поднесли одну кл€шечку горилки, а там хоть снова бейте. „ую €, что конец мой подходит, и мне хочетс€ перед смертью в опушный раз попробовать вина". “е засме€лись, дали ему скл€нку. ѕотом уже больше не мучили - все равно, вид€т, человек и сам помирает, - а отвезли его в Ѕасов  ут и бросили, как то стерво. ƒумали, там и кончитс€. ќднако ничего: не поддалс€ Ћевонтий, выдыхал... „ерез два мес€ца у ћитро √ундосого пара коней сгинула. ƒобрые были кони...

- ќ! Ёто Ѕузыга? - радостно вскрикнул мальчик.

-  то бы ни был, не наше дело, - значительно и злобно возразил  озел. ѕриходил после того √ундосый до Ѕузыги, в ногах у него вал€лс€, ноги ему целовал. "¬озьми гроши, только укажи, где кони. “ы знаешь!" ј тот ему отвечает: "“ы бы, ћитро, воды пошел напилс€". ¬от он какой, Ѕузыга!..

—тарый нищий замолчал и стал с ожесточением насасывать трубку. ќна сочно хрипела, но не давала уже больше дыму.  озел вздохнул, выколотил трубку о свою босую подошву и спр€тал ее за пазуху.

Ћ€гушки заливались теперь со всех сторон.  азалось, что весь воздух дрожал от их страстных, звен€щих криков, которым вторили глухие, более редкие, прот€жные стоны больших жаб. Ќебо из зеленого сделалось темно-синим, и луна си€ла на нем, как кривое лезвие серебр€ной алебарды. «ар€ погасла. “олько у того берега, в чистой речной заводи, рдели длинные кровавые полосы.

-  озел, €, когда вырасту, тоже буду коней красть! - произнес вдруг тихим, гор€чим шепотом мальчик. - Ќе хочу милостыню собирать. я буду как Ѕузыга.

- “ес... постой... - встрепенулс€ старик. ќн подн€л кверху свой страшный палец и, наклонив голову набок, внимательно прислушалс€. - »дут!

¬асиль быстро вскочил на ноги. ¬ густой заросли ивн€ка чуть слышно шлепала вода под чьими-то шагами. ћужские голоса говорили глухо и монотонно.

- √укни, ¬асиль, - приказал старик. - “олько не швидко.

- √оп-гоп! - крикнул мальчик сдавленным от волнени€ голосом.

- √оп! - коротко отозвалс€ издали сдержанный спокойный бас.

2

 удр€вые верхушки лозн€ка закачались, раздвигаемые осторожной рукой. »з кустов на притоптанное, сухое местечко, где дожидались нищий и мальчик, бесшумно вынырнул, согнувшись вдвое, коротконогий, бородатый, неуклюжий с виду мужичонка в рваной коричневой свитке. ѕр€мые, жесткие волосы падали у него из-под капелюха на брови, почти закрыва€ черные косые глаза, гл€девшие мрачно и недоверчиво исподлобь€. √олову он держал наклоненной вниз и немного набок, по-медвежьи, и когда ему приходилось посмотреть в сторону, то он не повертывал туда шею, а медленно и неловко поворачивалс€ всем телом, как это делают люди-кривошеи или больные горлом. Ёто был јким Ўпак, известный пристанодержатель и укрыватель краденого. ќн же указывал верные места дл€ дела и "подводил" конокрадам лошадей.

Ўпак пристально, с враждебным видом огл€дел старика и мальчика и, затоптавшись на месте, повернул назад свое несуразное тело с неподвижной шеей.

- Ѕузыга, сюда! - сказал он сипло.

- «десь! - весело, по-солдатски, ответил низкий, самоуверенный голос. Ѕывайте здоровенькие, панове злодiи.

Ќа прогалину вышел рослый рыжий человек в городском платье и высоких щегольских сапогах. ќн прот€нул было руку  озлу, но, заметив свою ошибку, тотчас же спохватилс€.

- ј, черт... я забыл, что тебе нечем здоровкатьс€, - сказал он небрежно. - Ќу здравствуй так. ј это тот самый хлопец, про которого говорили? - показал он на ¬асил€.

- “от, тот, - поспешно закивал головой старый нищий. - ќ, это такой проворный хлопец... все равно как пул€. „то ж, седай, Ћевонтий?

- —€ду - гостем буду; угощу горилкой - хоз€ином буду, - равнодушно пошутил Ѕузыга, опуска€сь на землю. - јким, достань там, что есть.

јким вынул из холщовой торбы полштоф водки, несколько каленых темных €иц, половину большого хлеба и положил все это на траву, подле Ѕузыги.  озел жадно следил за каждым движением и своим единственным пальцем нервно теребил седой подстриженный ус.

- ј € уж думал, что не придешь ты, - сказал старый нищий, обратив лицо к Ѕузыге, но не отрыва€ глаз от рук јкима. - ¬идел € теб€ днем в Ѕерезной... пь€ней вина... Ќу, думаю, не придет вечером Ѕузыга.  уда ему... ’-ха! ј по тебе и не видно.

- ћен€ горилка не берет, - в€ло уронил Ѕузыга. - ѕрикидывалс€ €. ƒа и спал до вечера.

- ” √рипы спал?

- ј тебе что? Ќу, у √рипы.

- Ќет, € так, ничего... Ћюб€т теб€ бабы.

- ј черт их дери. ѕускай люб€т, - равнодушно пожал плечами Ѕузыга. »ли тебе завидно?

- √де уж мне! я забыл, как и думают про это... Ќебось не пускала она теб€?

- ≈ще бы! ћен€ не пустишь!.. - Ѕузыга прищурилс€ и самоуверенно мотнул подбородком вверх. - ѕей лучше горилку, старый. “ы, € вижу, все около чего-то крутишьс€. —просил бы пр€мо.

- „его мне спрашивать? ћне нечего спрашивать. я просто так... ѕью до вас, пане Ѕузыга. Ѕывайте здоровенькие, пошли вам бог успеха во всех делах ваших,

—тарик ухватил своим пальцем, как подвижным крючком, горлышко бутылки и дрожащей рукой поднес его ко рту. ƒолго цедил он по капл€м сквозь зубы водку, потом передал бутылку Ѕузыге, утерс€ рукавом и спросил с деланной разв€зностью:

- ѕытала она теб€, куда собралс€?

-  то?

- ƒа √рипа же.

Ѕузыга внимательно и серьезно погл€дел старику в лоб.

- —прашивала. Ќу? - прот€жно произнес он, сдвига€ брови.

- ƒа € же... ƒа господи... € просто так себе... я же знаю, что ты все равно не скажешь...

- ¬ы бы заткнулись лучше, д€дько  озел, - веско посоветовал, гл€д€ куда-то вбок, молчаливый јким.

- ќй, хитришь ты, стара€ собака, - сказал Ѕузыга, и в его сильном голосе дрогнули, нежданно прорвавшись, какие-то звериные звуки. - —мотри, брат, - тебе Ѕузыгу не учить.  огда Ѕузыга сказал, что он в  решеве, то, значит, его будут шукать в ‘илипповичах, а Ѕузыга тем часом в —тепани на €рмарке коней продает. “ебе Ўпак правду говорит: лучше молчи.

¬о все врем€, пока Ѕузыга говорил, ¬асиль не сводил с него пристального и тревожного взгл€да. ¬ наружности конокрада не было ничего необыкновенного. ≈го большое, изрытое оспой лицо, с крутыми рыжими солдатскими усами, было неподвижно и казалось скучающим. ћаленькие голубые глаза, окруженные белыми ресницами, смотрели сонно, и только в самую последнюю минуту в них зажглось странное - острое и жестокое выражение. ƒвижени€ у него были медленные, ленивые и как будто рассчитанные на то, чтобы тратить на них наименьшие усили€, но его могуча€, кругла€ ше€, выступавша€ из косого ворота рубашки, длинные руки с огромными рыжеволосыми кист€ми, наконец, широка€, свободно согнувша€с€ спина говорили о телесной силе необычайных размеров.

ѕод вли€нием упорного взгл€да мальчика Ѕузыга невольно повернул к нему голову. √лаза его сразу погасли, и лицо сделалось равнодушным.

- “ы что на мен€ задивилс€, хлопчик? - спросил он спокойно. -  ак теб€ зовут?

- ¬асиль, - ответил мальчик и тотчас же откашл€лс€: таким слабым и свист€щим показалс€ ему собственный голос.

 озел угодливо хихикнул.

- ’е-хе-е! “ы его, Ѕузыга, спроси, что он будет делать, когда подрастет? ѕеред тобой мы с ним балакали. Ќе хочу, говорит, ’риста ради просить, как ты. ј €, говорит, буду как Ѕузыга... я уж с него сме€лс€, аж боки рвал! - соврал дл€ чего-то  озел.

ћальчик быстро повернулс€ к деду. ≈го большие серые глаза потемнели, расширились и загорелись гневом.

- Ћадно. ћолчи уж, - сказал он грубо, срывающимс€ детским басом.

- јх ты, подсвинок! - воскликнул с удивлением и с неожиданной лаской в голосе Ѕузыга. - ј ну-ка, ходи ко мне. √орилку пьешь?

ќн поставил ¬асил€ между своими коленами и большими, сильными руками плотно обн€л его тонкое тело.

- ѕью! - храбро ответил мальчик.

- Ёге, с теб€ добрый вор€га будет. Ќу-ка, т€пни.

-  ак бы не завредило? - с лицемерной заботливостью заметил  озел, жадно гл€д€ на бутылку.

- ћолчи, старый лис. ќстанетс€ и тебе, - успокоил его Ѕузыга.

¬асиль сделал большой глоток и закашл€лс€. „то-то отвратительное на вкус, гор€чее, как огонь, обожгло ему горло и захватило дыхание. Ќесколько минут он, как рыба, вытащенна€ из воды, ловил открытым ртом воздух и страшно хрипел. »з глаз у него покатились слезы.

- ќт так. “еперь садись, казак, промеж казаками, - сказал Ѕузыга и легонько оттолкнул от себ€ ¬асил€. », точно сразу забыв о мальчике, он равнодушно заговорил с  озлом.

- ƒавно € собираюсь теб€ спросить, где ты свои пальцы загубил? медленно рон€л Ѕузыга низкие, ленивые звуки.

- —лучай был такой, - с притворной неохотой ответил нищий. - ¬ышла гистори€ из-за коней.

- —лыхал, что из-за коней... Ќу?

- Ќу, вот... ƒа тут нема ничего интересного, - м€млил  озел, прот€гива€ слова. ≈му чрезвычайно хотелось подробно и долго поговорить об этом страшном случае, разрезавшем пополам всю его жизнь, и он нарочно настраивал внимание слушателей. - “ридцать лет назад это было. ћожет быть, теперь нема и на свете того человека, который мне это сделал. Ѕыл он немец.  олонист...

¬асиль лежал на спине. ¬сему его телу становилось тепло и как-то необыкновенно, до смешного легко, а перед глазами зароилось бесчисленное множество крошечных светлых точечек. ќколо него что-то говорили, двигались чьи-то руки и головы, над ним тихо колебались низкие черные ветви каких-то кустов и простиралось темное небо, но он видел и слышал все это, не понима€, как будто не он, а кто-то чужой ему лежал здесь, на траве, в густом лозн€ке. ѕотом он вдруг с удивительной €сностью услышал голос старого нищего, и сознание вернулось к нему с новой обостренной силой и с неожиданным глубоким вниманием к окружающему. » рассказ, который он слышал от  озла, по крайней мере, раз тридцать, снова наполнил его душу любопытством, волнением и ужасом.

3

- ...√л€жу, у корчмы прив€зана до столба пара коней, - рассказывал  озел певучим, жалобным голосом. - —разу € по хургону признал, что копи немецкие: колонисты завсегда в таких хургонах ездиют. Ќу ж, и кони были! —ердце у мен€ в груд€х заходило... ќ-го-го! я толк понимаю в кон€х. —то€т оба-два, как те л€лечки, ножки в землю вросли, ушки маленькие, торчком, глазом кос€т на мен€, как зверюки... » не то чтобы очень из себ€ видные, нет - не панские кони, но уж мне-то от разу видно, что они за два. “акие кони тебе пробегут хоть сто верст - и ничего им не станет. ¬ытри им только морду сеном, дай воды по корцу и езжай оп€ть дальше. Ќу, что там толковать! я скажу одно: вот нехай сейчас придет ко мне господь бог альбо сам св€тый ёрко, и нехай он скажет мне: "—лухай, ќнисиме, на тебе назад твои пальцы, по чтобы ты больше никогда не смел коней красть"... “ак что ты думаешь, Ѕузыга? ¬едь € бы тех коней оп€ть увел. Ќакажи мен€ бог, увел бы...

- „то же дальше? - перебил его Ѕузыга.

- —ейчас будет дальше. јким, сверни-ка мне покурить. ƒа... ’одил €, ходил округ того хургона, мабуть, целую половину часа ходил. √лавное, € тебе скажу - что? √лавное, что человек никогда своего времени не знает.  оли бы € их сразу отв€зал да поехал - все бы у мен€ сошлось ладно. ƒорога все врем€ лесом, ночь темна€, гр€зюка, ветер... чего бы лучше. ј € заробел. “олкусь возле коней, как дурень, а сам все думаю: "Ёх, упустил € свой час! ¬ыйдет немец из корчмы, и всему конец". ѕотом снова похожу, похожу и снова думаю: "Ёх, и оп€ть потер€л € врем€ задаром! - и теперь уж и совсем нельз€". » все чего-то € робею, и сам не знаю, с чего...

- Ќадо сразу, - решительно молвил Ѕузыга.

- јх, Ћевонтий, Ћевонтий, отчего теб€ тогда со мной не было? - со страстной укоризной воскликнул  озел. - Ќу, да что там!.. “еб€ еще и на свете тогда не было... ƒа. “ак €, значит, и ходил округ тех лошадей и того хургона и все бо€лс€. ћожет быть, оттого это так вышло, что был € тогда трезвый и голодный... разве € знаю? —начала все марудилс€ без толку, а потом - точно мен€ по потылице ударили сзади - кинулс€ € до коней, распутал вожжи, стал колокольцы подв€зывать... “олько вдруг - хлоп! выходит из корчмы той самый немец, в шапке, с кнутом. ”видел мен€ и кричит с лестницы: "Ёй, ты, сукин кот, что ты там около коней околачиваешьс€? ”красть хочешь?" я ему отвечаю: "«ачем же мне твою худобу красть? —воей у мен€, что ли, нет? “ы мен€ поблагодари, говорю, что € твоих коней до столба прив€зал, а то утекли бы". - "Ћадно, говорит, знаем мы, как вы прив€зываете. ѕошел вон, свинь€!" Ќу, €, конечно, отошел в сторону, спр€талс€ по-за корчму и стою. «ло мен€ вз€ло, аж тр€сусь весь. "Ќет, думаю, этого € тебе так не оставлю".

- ѕон€тно. –азве же можно простить? - уверенно подтвердил Ѕузыга. - я бы хоть через год, а увел у него коней.

- Ќет, Ѕузыга, не увел бы! - с глубоким убеждением возразил  озел. - ” этого немца и ты бы не увел. “ы постой, не сердись... “ы послушай, что дальше было. —ховалс€ € за корчмой и смотрю. ¬от немец покрутилс€ возле хургона и кричит: "Ћейба, неси сюда овес!" Ћейба, корчмарь, вынес ему четверть и спрашивает: "ј отчего бы вам у мен€ в корчме не заночевать?  оней бы покормили". ј тот говорит: "Ќет, спасибо вам, мне нема часу, дуже далеко ехать. ј коней, говорит, € в лесу покормлю, у ¬олчьего –азлога. ƒо свидань€ вам". - "ƒо свидань€". —ел колонист в хургон и поехал. я за ним. ƒо ћысловой он шибко гнал рысью, но € дорогу знал добре, пустилс€ тропкой через казенный лес напр€мки. ¬ышел на шл€х, сел в канаву, гл€жу - едет немец шагом. ƒал € ему проехать вперед - пошел за ним следом. ќн коней в бег пустит - и € бегу, он шагом - и € шагом. ќ-го-го! ƒвадцать п€ть лет тогда мне было. Ѕыл € хлопец крепкий, не хуже теб€, Ѕузыга. „то ты думаешь: тридцать верстов € за ним отодрал - до самого ¬олчьего –азлога. ѕо правде сказать, не наде€лс€ €, что он станет на ночь в лесу, как говорил. ƒумал: нарочно это он мне баки забивает, чтоб сбить мен€. Ќо гл€жу - нет, - и всамделе свергает со шл€ха в лес, на пол€ну. –азнуздал коней, все как следует быть, оглобли у хургона кверху подн€л. ј € пролез на животе, как та гадюка, лег за кустом и все вижу. ѕотому что ночью, если с горы смотреть, то ничего не увидишь, а в гору все видно...

- «наем, - нетерпеливо сказал Ѕузыга. - Ќу?..

- ѕотом, гл€жу, он надел кон€м на ноги путы. ѕуты железные, € уж издали слышу, как л€скают. "Ёге-ге, думаю, значит, ты тут и вправду заночуешь". Ћежу... ј холодно! ј ветер!.. «убы у мен€ так и стукот€т. Ќо ничего, скрепилс€ €, жду. ¬ижу, полез немец в хургон, поворошилс€ там трошки и затих. ћного времени пошло, может час, а может два, разве € знаю? —тал € понемногу подниматьс€. ƒумаю, спит немец или только так, дурака вал€ет? ¬з€л грудку земли, бросил вперед. Ќемец - а ни мур-мур. ј у мен€ на него злоба так и кипит. ¬спомню, как он мен€ обругал, - аж зубами заскриплю. ѕодн€лс€ €, сел на кор€чки, гл€жу, а оба кони пр€мо на мен€ шкандыбают, один попереди, другой сзаду. ќстанов€тс€, пощиплют траву, скубнут с куста сухой листик, и снова - трюх-трюх - и все на мен€. ј мен€, € тебе скажу, Ѕузыга, никакой конь ночью не испугаетс€. ѕотому что есть такое слово...

- «наю. ¬раки! - сердито возразил конокрад. - √овори дальше.

- Ќу, все равно, как хочешь... ѕодошли ко мне кони так близко, что до морды только руку прот€нуть. я им сейчас: шш... о-о! милый!.. ќгладил одного конька - ничего... даетс€... —тал € ему железку распиливать. Ќапилок всегда при мне был. ѕилю, пилю, а сам все погл€дываю: что немец? –ешил € тогда второго кон€ не брать: дуже т€жко пилить приходилось, железки были новые, толстые, да и думаю: все равно - он мен€ на одном коне не догонит. ѕерепилил € один прут до середины. —тал пробовать, могу ли разломать. Ќапружилс€ €, стараюсь со всех сил... вдруг кто-то мен€ сзади торк в плечо. ќбернулс€ €, а около мен€ немец.  ак он ко мне подобралс€? черт его ведает. —тоит и зубы оскалил, точно смеетс€. "ј ну-ка, говорит, пойдем со мной. я теб€ научу, как коней воруют". ” мен€ от страха ноги отн€лись и €зык в роте как присох. ј он вз€л мен€ под мышку, подн€л с земли.

- ј ты что же? - со злобой крикнул Ѕузыга.

—тарик скорбно развел своими изуродованными руками.

- Ќе знаю, - сказал он тихо. - ¬от пускай мен€ бог покарает, - до сего часу не знаю, что он со мной сделал. ћаленький был такой немчик, ледащий, всего мне по плечо, а вз€л мен€, как дитину малую, и ведет. » €, брат, иду. „ую, что не только утечь от него, - куда там утечь! - поворохнутьс€ не могу. «ажал он мен€, как коваль в тиски, и тащит. ѕочем € знаю, может, это совсем и не человек был?

ƒошли мы до хургона. ќдной рукой он мен€ держит, а сам нагнулс€ над хургоном и что-то лапает. ƒумаю €: "„то он будет делать?" ј он поискал и говорит: "Ќет, должно быть, не здесь". ќп€ть за руку повел мен€ вокруг хургона. «ашел с другой стороны, полапал-полапал и вытаскивает топор. "¬от он, говорит. Ќашел. Ќу, теперь, говорит, ложи руку на драбину". “ихо так говорит, без гнева. ѕон€л € тогда, что он хочет мне руку рубить. «атр€сс€ € весь, заплакал... ј он мне говорит: "Ќе плачь, это недолго"...

—тою €, как тот бык под обухом, сказать ничего не могу, а только дрожу. ¬з€л он мою руку, положил на полудрабок - хр€сь! "Ќе воруй, говорит, коней, коли не умеешь". “ри пальца сразу отсек. ќдин отскочил, в лицо мне ударилс€. ј он оп€ть - хр€сь! хр€сь! - и сам все приговаривает: "Ќе воруй, коли не умеешь, не воруй чужих коней"... ѕотом велит он мне дать другую руку. я его, как малое дит€, слухаюсь, ложу и левую руку. » снова он мне говорит: "Ќе воруй коней", и хрр€сь топором!.. ќтсек он мне все пальцы, оставил только один, вот этот. -  озел прот€нул вперед свою изуродованную руку с торчащим вверх большим пальцем. - ѕосмотрел на него, посмотрел и говорит: "Ќу, говорит, все равно ты этим пальцем лошадей красть не будешь, разве что другому вору поможешь. ƒарю его тебе, чтобы ты им пил, ел, трубку закуривал и чтобы обо мне завсегда помнил".

-  ровь так и хлестала из мен€... жжжи!.. в дев€ть ручьев бегла. Ќе выдержал €. —тало мне так тошно, так скверно... ј он вз€л мен€, как котенка, за ворот, сгреб и понес. —то€ла тут больша€ калюжа. Ќочь была холодна€ - страсть! јж воду сверх зат€нуло льдом. ѕритащил мен€ немец к той калюже, разбил сапогом лед и велит мне сунуть руки в воду. ѕослушалс€ его - сразу мне стало легче. ј он мне говорит: "“ак и сиди, говорит, до утра. ¬ынешь руки - тебе же хуже будет". — этими словами отошел от мен€, словил коней, запр€г и уехал. “огда € себе думаю: "ƒойду до фершала..." ¬ынул руки - да как закричу на весь лес! Ѕольно в ѕальцах, будто их огнем пекут, а руки так и сводит в суставах... я оп€ть их в воду - ничего, отпускает, полегче стало... “ак € - правду немец сказал - и просидел до утра. ¬ыну руки - ну, просто гвалт, вытерпеть невозможно, опущу в воду проходит боль.   утру € совсем закоченел, а вода стала в калюжке красна€, как кровь. ≈хал мимо посессор из Ќагорной, так он забрал мен€ в шарабан и привез в больницу. ѕерев€зали мен€ там, вылечили, подкормили, а через мес€ц и на волю пустили. » на кой черт! - воскликнул он со страстной горечью. - ¬ сто раз лучше было бы дл€ мен€ там и околеть в ¬олчьем –азлоге!..

ќн замолчал и весь согнулс€, низко опустив голову. Ќесколько минут конокрады сидели, не говор€ ни слова, не двига€сь. ¬друг Ѕузыга содрогнулс€ всем телом, точно просыпа€сь от каких-то страшных грез, и шумно вздохнул.

- „то же ты сделал потом с этим немцем? - спросил он сдержанным, но вздрагивающим от злобы голосом.

- ј что бы € мог сделать с ним? - печально спросил в свою очередь  озел. - „то бы ты на моем месте сделал?

- я бы!.. я бы!.. ”-у-у!.. - зарычал Ѕузыга, €ростно царапа€ пальцами землю. ќн задыхалс€ от гнева, и глаза его светились в темноте, как у дикого звер€. - я бы его сонного зарезал... я бы ему зубами глотку перервал!.. я бы...

- “ы-ы бы! - с горькой усмешкой перебил его  озел. - ј как бы ты его нашел?  то он? √де он живет?  ак его звать? ћожет, это и не человек совсем был...

- Ѕрехн€! - медленно произнес молчавший до сих пор јким Ўпак. - Ќа свете нема никого - ни бога, ни черта...

- ¬се одно! - воскликнул Ѕузыга, стукнув кулаком о землю. - ¬се одно: € бы тогда стал без разбору всех колонистов подпаливать. —кот бы ихний портил, детей бы ихних калечил... » до самой смерти бы так!..

 озел тихо засме€лс€ и еще ниже опустил голову.

- Ёх, бра-ат, - прот€нул он с €довитой укоризной. - ’орошо подпаливать с дес€тью пальцами... ј когда у теб€ всего один осталс€, - старик оп€ть ткнул вперед свои ужасные обрубки, - тогда тебе и дорога одна - на церковную паперть, со слепцами и калеками...

» он вдруг запел старческим, дребезжащим голосом мрачные слова древней нищенской песни:

ќй, лыхо мини, лыхо, уб-о-о-гому...

—отворите милостыню, ’риста ра-а-а-ди...

Ѕлагодетели вы иа-а-ши...

ќй, сидим мы, безногие, безру-у-у-кие,

 алики злосчастные, край доро-о-ози-и...

ќн мучительным криком, фальшиво оборвал песню, уткнул голову между подн€тыми вверх колен€ми и глухо зарыдал.

Ќикто не произнес больше ни слова. Ќа реке, в траве и в кустах, точно сил€сь перегнать и заглушить друг друга, неумолчно кричали л€гушки. ѕолукруглый мес€ц сто€л среди неба - €сный, одинокий и печальный. —тарые ветлы, зловеще темневшие на ночном небе, с молчаливой скорбью подымали вверх свои узловатые, иссохшие руки...

4

“€желые, частые шаги послышались в лозн€ке, с той стороны, откуда недавно пришли Ѕузыга с јкимом.  то-то торопливо бежал через чащу, шлепа€ без разбора по воде и лома€ на своем пути сухие ветки.  онокрады насторожились. јким Ўпак стал на колени. Ѕузыга оперс€ руками о землю, готовый каждую секунду вскочить и броситьс€ вперед.

-  то это? - шепотом спросил ¬асиль.

Ќикто ему не ответил. √рузные шаги раздавались все ближе. —реди всплесков воды и треска ветвей уже слышалось чье-то сильное, хриплое и свист€щее дыхание. Ѕузыга быстро сунул руку за голенище, и перед глазами ¬асил€ блеснула сталь ножа.

Ўум шагов внезапно прекратилс€. Ќаступил момент удивительной, глубокой тишины. ƒаже всполошенные л€гушки перестали кричать. „то-то огромное, т€желовесное затопталось в кустах, свирепо фыркнуло и засопело.

- Ёге, да это кабан, - сказал Ѕузыга, и все вздрогнули от его громкого голоса. - ƒо воды пришел.

- » то правда, - согласилс€ Ўпак, спокойно вал€сь на землю.

 абан еще раз негодующе фыркнул и кинулс€ назад. ƒолго было слышно, как хрустел он кустами в своем могучем беге. ѕотом все стихло. Ћ€гушки, точно раздраженные минутной помехой, закричали с удвоенной силой.

-  огда пойдешь, Ѕузыга? - спросил старик.

Ѕузыга подн€л голову и внимательно посмотрел на небо.

- –ано еще, - сказал он, зева€. - ѕойду перед утром.   заре мужики сп€т, как куры...

—он понемногу охватывал ¬асил€. «емл€ заколыхалась под ним вверх и вниз и медленно поплыла куда-то в сторону. Ќа мгновение мальчик увидел, с трудом открыва€ глаза, темные фигуры трех людей, безмолвно сидевших друг возле друга, но он уже не знал, кто они и зачем они сид€т так близко около него. »з кустов, где теснились, гневно соп€ и фырка€, дикие кабаны, вдруг вышел сын церковного старосты - «инька, засме€лс€ и сказал: "¬асилько, вот лошади, поедем". » они сели вдвоем на маленькие санки и понеслись с при€тной быстротой в темноте, по узкой, белой, беззвучной дорожке, между высокими соснами. —зади бежал дедушка, он махал своими обрубленными руками и не мог их догнать, и это было необыкновенно смешно и радостно. ¬ гривы и в хвосты лошадей были вплетены бубенчики, и на ветках темных сосен висели бубенчики - со всех сторон доносилс€ их однообразный, торопливый и веселый звон... ѕотом ¬асиль с размаху быстро въехал в какую-то темную, м€гкую стену - и все исчезло...

ќн проснулс€ от холодной сырости, котора€ забралась ему под одежду и тр€сла его тело. —тало темнее, и подн€лс€ ветер. ¬се странно изменилось за это врем€. ѕо небу быстро и низко мчались большие, пухлые, черные тучи, с растрепанными и расщипанными белыми кра€ми. ¬ерхушки лозн€ка, спутанные ветром, суетливо гнулись и вздрагивали, а старые ветлы, вздевшие кверху тощие руки, тревожно наклон€лись в разные стороны, точно они старались и не могли передать друг другу какую-то страшную весть.

 онокрады неподвижно лежали, головами внутрь, слабо и плоско черне€ своими телами в темноте. ” кого-то из них рдела во рту трубка. ќна то погасала, то оп€ть вспыхивала на секунду, и красный свет, вперемежку с длинными косыми тен€ми, бегал по бронзовым лицам. ќт холода и прерванного сна мальчиком овладела усталость и длительна€ равнодушна€ скука. ќн без интереса вслушивалс€ в тихий разговор конокрадов и с тупой обидой чувствовал, что им нет до него никакого дела, как не было до него дела этим огромным, быстро несущимс€ молчаливым тучам и этим встревоженным ветлам. » то, к чему он готовилс€ в эту ночь и что прежде наполн€ло его душу волнением и гордостью, показалось ему вдруг ненужной, мелкой и скучной выдумкой.

- “ы все свое. »стинный ты  озел! - с досадой говорил Ѕузыга. -  уда мне твой соловый жеребенок, к черту? ≈го же в каждом селе знают, как облупленного. ¬ позапрошлом году угнал € верхового кон€ у бухгалтера с сахарного завода. ¬есь гнедой, сукин сын, без отметины, а лева€ передн€€ нога, шут ее дери, бела€. я с ним туда, € с ним сюда - все с мен€ смеютс€, как с дурн€. "ћы, говор€т, с глузду еще не съехали. “акого кон€ и в –овном не продашь, он по всей губернии известен". “ы не знаешь,  озел, за что € его продал? «а кувшин кислого молока. „то свистишь? ¬ерно тебе говорю. ¬олька ‘ишкин купил. ”видел, шибенник, что € от жары €зык высунул, и зовет мен€: "—лухайте, Ѕузыга, а ну, зайдите трошки до мен€, кислого молока выпить". «ашел €, а он мне потом говорит: "ѕослушайте, Ѕузыга, мне с вами всегда при€тно иметь дело, но этого кон€ у вас купит только дурень. ¬се равно вы его вечером бросите куда попало. Ћучше бы вы его отдали мне, а € его отведу назад, на завод. ћожет быть, заработаю сколько-нибудь грошей на чай?" я ему и отдал лошадь, а он ее потом в ѕодольской губернии, на ярмолинецкой €рмарке, продал за сто тридцать карбованцев. “ак вот что значит,  озел, таких коней уводить.

- Ќ-на... это так, - в раздумье прот€нул старик и почавкал беззубым ртом. - ј вот тоже хороши караковые коньки у ¬икенти€ —ироты... » подвести легко...

- ” ¬икенти€... да, оно, конечно... - нерешительно согласилс€ Ѕузыга. ¬икентий, это верно... “олько, знаешь,  озел, жалко мне ¬икенти€ обижать. Ќебогатый он мужик и всегда такой ласковый... —колько раз, бывало, голова трещит, как котел, - скажешь ему: "ќпохмели, ¬икентий", - сейчас постараетс€. Ќет, жаль мне ¬икенти€...

- ≈рунда! Ќикого не жаль, - злобно сказал јким Ўпак.

- Ќет, ¬икенти€ ты оставь, - твердо приказал Ѕузыга. - √овори других.

-  то же еще? ћикола √рач разве?

- ћикола √рач, это - другой табак. “олько хитрый, дь€вол. Ќу, да все одно - √рача будем помнить на вс€кий случай.

- ћожно еще јндрееву кобылу подвести, белую. Ќичего кобылка...

-   черту белую! - сердито воскликнул Ѕузыга. - » стара, и волосы везде налезут. ѕерва€ примета... ѕомнишь, как ∆гун с белой лошадью вл€палс€?.. “ес... ѕомолчи-ка,  озел, - махнул он рукой на старика. - „то это с нашим хлопчиком?

¬асиль корчилс€ на земле, изо всех сил стара€сь съежитьс€ таким образом, чтобы в него как можно меньше проникала холодна€ болотна€ сырость. «убы его громко стучали друг о друга.

- „то, хлопец, прон€ло теб€? - услышал он вдруг над своей головой густой голос, звучавший с непривычной м€гкостью.

ћальчик открыл глаза и увидел склонившеес€ над ним большое лицо Ѕузыги.

- ѕостой-ка, € теб€ укрою, - говорил конокрад, снима€ с себ€ пиджак. „то же ты раньше-то не сказал, дурной, что тебе холодно? ѕовернись трошки... ¬от так...

Ѕузыга заботливо подтыкал полы пиджака под бока мальчику, а сам сел подле него и положил ему на плечо свою широкую, т€желую руку. „увство невыразимого удовольстви€ и благодарности задрожало у ¬асил€ в груди, волной подкатилось к горлу и защипало глаза. ѕиджак был большой и очень толстый, еще теплый от тела Ѕузыги и пахнувший запахом здорового пота и махорки. ћальчик быстро стал согреватьс€ под ним. —ъежившись в комочек и плотно зажмурив глаза, он ощупью отыскал большую, при€тно т€желую руку Ѕузыги и ласково прикоснулс€ к ней кончиками пальцев. » уже оп€ть в его затуманившемс€ сознании побежала через темный лес бела€ длинна€ дорога.

ќн заснул так крепко, что ему показалось, будто он только на миг закрыл глаза и тотчас же открыл их. Ќо когда открыл их, то повсюду уже был разлит тонкий, неверный полусвет, в котором кусты и деревь€ выдел€лись серыми, холодными п€тнами. ¬етер усилилс€. ѕо-прежнему нагибались верхушки лозн€ка и раскачивались старые ветлы, но в этом уже не было ничего тревожного и страшного. Ќад рекой подн€лс€ туман. –азорванными косыми клочь€ми, наклоненными в одну и ту же сторону, он быстро несс€ по воде, дыша сыростью.

Ѕузыга с посиневшим от холода, но веселым лицом легонько толкал ¬асил€ в плечо и говорил нараспев, подража€ колокольному звону:

ѕо-оп ћа-а-ртын,

—пи-ишь ли-и ты?

«вон€т в колокольню...

- ¬ставай, хлопчик, - сказал он, встретив улыбающийс€ взгл€д ¬асил€. ¬рем€ идти.

 озел глухо кашл€л старческим, утренним, зат€жным кашлем, закрыва€ рот рукавом и так дав€сь горлом, как будто его рвало. Ћицо у него было серо-зеленое, точно у трупа. ќн долго и беспомощно махал своими культ€пками по направлению ¬асил€, но кашель мешал ему заговорить. Ќаконец, справившись и т€жело перевод€ дух, он сказал.

- “ак ты, ¬асиль, проводишь Ѕузыгу через ћаринкино болото до ѕереброда...

- «наю €, - нетерпеливо прервал его мальчик.

- ј ты, щенок, помолчи! - сердито крикнул старик и оп€ть надолго закашл€лс€. - —мотри, чтобы вам в казенном лесу в окно не провалитьс€. “ам тр€сина...

- ƒа знаю же €... √оворил ты...

- ƒай досказать... ѕомни, мимо млина не идите, лучше попод горой пройти - на млине работники рано встают. ¬озле панских пр€сел человек будет держать четырех лошадей. “ак двух Ѕузыга возьмет в повод, а на одну ты садись и езжай за ним до  решева. “ы слушай, что тебе Ѕузыга будет говорить. Ќичего не бойс€. ѕойдешь назад, - если теб€ спрос€т, куда ходил? - говори: ходили с дедом в казенный лес лыки драть... “ы только не бойс€, ¬асиль...

- Ќу теб€ к черту! Ќичего € не боюсь, - небрежно огрызнулс€ ¬асиль, отворачива€сь от старика. - Ѕузыга, пойдем, что ли...

- јх ты, капшук.  акой сердитый! - радостно засме€лс€ Ѕузыга. - “ак его, так, старого пса... Ќу, айда. »ди вперед.

јким Ўпак вдруг засопел и затопталс€ на одном месте. ≈го хмурое лицо было изм€то бессонной ночью и казалось еще больше свороченным набок: белки черных глаз были желтые, с кровавыми жилками и точно налитые какой-то гр€зной слизью.

- ƒеньги пополам, Ѕузыга, - сказал он мрачно. - ћы теб€ не обижаем. ѕоловина тебе, а половина нам троим: мне,  озлу и  убику... “ак чтобы без обмана. ћы все равно потом узнаем...

- Ћадно! - крикнул беспечно Ѕузыга. - ѕрощайте!

- — богом! - сказал  озел.

јким Ўпак неуклюже, всем туловищем повернулс€ к старику, погл€дел на него с ненавистью и крепко сплюнул.

- “ьфу, нищ-щий, - прошипел он сквозь стиснутые зубы.

5

ќнисим  озел жил со своим внуком на краю села, около моста, в покосившейс€ набок и глубоко вросшей в землю хатенке, у которой давным-давно развалилась труба, бела€ наружна€ обмазка отпала извилистыми кусками, оголив внутренний слой желтой глины, а стекла, кое-где замененные толстыми тр€пками, стали от времени зелено-матовыми и отливали радужными цветами.  роме их двоих, здесь жила еще ѕрохоровна - глуха€, столетн€€, выживша€ из ума одинока€ старуха. ¬се трое пользовались жильем бесплатно, из милости односельчан, тем более что в эту же вымороченную хату, по распор€жению начальства, свозили со всей волости, дл€ вскрыти€, удавленников, утопленников, скоропостижно умерших и убитых в драке кресть€н. “от самый стол, на котором обыкновенно обедали трое отщепенцев деревенской жизни, служил в этих случа€х дл€ помещени€ трупов.

¬асиль вернулс€ домой усталый и встревоженный ( озел пришел раньше и уже лежал на печке, прикрывшись с головой рваным зимним кожухом). ћальчику удалось благополучно проводить Ѕузыгу до ѕереброда. — мельницы их, кажетс€, не заметили, хот€ там уже копошились люди и сто€ли телеги. ќни нашли в указанном месте, у панских пр€сел, четырех прив€занных лошадей, но  убика при них не было. Ёто обсто€тельство так сильно обеспокоило Ѕузыгу, что он вз€л с собой только двух коней, какие были получше, остальных же бросил прив€занными, а мальчику велел немедл€ бежать домой, и бежать не по дороге, а напр€мик через ћаринкино болото и через казенный лес.

- »спугалс€ Ѕузыга? - торопливо спросил  озел.

- »спугалс€ - нет, - ответил ¬асиль, т€жело перевод€ дыхание. - ј рассердилс€ крепко.  убика грозилс€ зарезать... » на мен€ рассердилс€... я ему говорю: "¬се равно, Ѕузыга, € не боюсь, возьмем всех коней и поедем"...  ак он закричит и на мен€! я думал, прибьет... ѕобежал € от него...

- ј мне? ћне он ничего не велел сказать?

- ¬елел. —кажи, говорит, старику, чтобы весь день сидел дома и никуда чтобы не рыпалс€. ј если будут теб€ спрашивать про Ѕузыгу и про коней, то чтобы ты отвечал, что ничего не знаешь и ничего не слыхал...

- √осподи, царица небесна€, что же это такое... - плаксиво и беспомощно воскликнул  озел.

¬асиль жадно, большими глотками, пил из дерев€нного ковша воду.

- ƒолжно быть, за Ѕузыгой погнались, - сказал он, отрыва€ на минуту от ковша вспотевшее лицо. - я, когда болотом бежал, слышал: много народу по шл€ху поскакало. ¬ерхом и на телегах...

—тарик растер€нно моргал своими красными, точно вывороченными, слез€щимис€ веками. Ћицо у него от страха перекосилось, и один угол рта задергалс€.

- Ћожись, ¬асиль, ложись скорей на лавку! - лепетал он срывающимс€ голосом. - Ћожись скорей. ќй, горе наше, господи, господи!.. „ьих лошадей он увел? “ы не видал? ќх, да ложись же ты!..

- ќдну € не знаю, а друга€ наша,  узьмы —отника чала€ кобылка...

-  узьмы? ќ, господи!.. „то же теперь будет?  ак ведь просил € Ѕузыгу: не трогай из нашего села коней - на тебе! - вздыхал  озел, воз€сь у себ€ на печке. - ¬асиль, ты помни, если будут спрашивать, куда ходили, - говори - в казенный лес за лыками. ј лыки, скажи, лесник отн€л. —лышишь?

- Ќу теб€, слышу! - сурово отозвалс€ мальчик.

- —в€тители и чудотворцы наши, угодники божий! - продолжал причитать  озел. - Ќе может же это быть, чтобы  убик донес: не такой он хлопец. ј все Ѕузыга - чугунна€ голова!.. Ќа кой ему черт было двух коней угон€ть? “ы говоришь, много народу скакало? √осподи, господи!.. » всегда он так: своей головы ему не жаль, так и на чужую наплевать. ¬едь сам видит, подлец, что дело др€нь, ну, и утекал бы скорей, - нет, ему надо гусара доказать, перед мальчишкой ему стыдно... √осподи, господи!.. ¬асиль, ты спишь?

ћальчик сердито промолчал. —тарик долго еще копошилс€ на печке, кр€хт€, и оха€, и разговарива€ сам с собой быстрым, испуганным шепотом. ќн хотел уверить себ€, что никакой опасности нет, что отсутствие  убика объ€снитс€ со временем какой-нибудь пустой случайностью, что верховые по дороге просто померещились мальчику от страха, и хот€ ему удавалось на короткие минуты обмануть свой ум, но в глубине души он €сно и безошибочно видел, как на него надвигалась грозна€, неотвратима€ смерть. ѕорою он прерывал свой бессмысленный шепот и напр€женно прислушивалс€.  аждый шорох, каждый отдаленный стук или голос заставл€ли его вздрагивать и замирать. ќдин раз, когда под самым окном оглушительно заорал и захлопал крыль€ми чей-то соседский петух, - старый нищий почувствовал, как вс€ кровь отхлынула у него от головы к затрепетавшему сердцу и мгновенно ослабевшее тело покрылось гор€чей, колючей испариной.

“ак прошло около часа. »з-за желтых полей, по ту сторону моста, подн€лось солнце. ¬ темную закопченную хату, пропитанную запахом овчины и вчерашних щей, хлынули через два окна два воздушные столба веселого золотого света, в которых радостно запл€сали бесчисленные пылинки.  озел вдруг быстро сбросил с себ€ кожух и сел на печке. ≈го старческие бесцветные глаза широко раскрылись с выражением безумного ужаса. ѕосиневшие губы криво шевелились, не произнос€ ни звука.

- »д...дут! - наконец проговорил он, заика€сь и тр€с€ головой. ¬-васи-иль, идут... —мерть наша... ¬асиль...

ћальчик уже давно слышал не€сный, глухой и низкий гул, который, как раскачавшиес€ волны, то подымалс€, то падал, станов€сь с каждой минутой все страшнее и пон€тнее. Ќо, казалось, кака€-то отдаленна€ тверда€ преграда еще сдерживала его. » вот эта невидима€ стена внезапно раздвинулась, и долго сдерживаемые звуки хлынули из-за нее с ужасающей силой.

-   нам повернули. ”бьют нас, ¬асиль! - дико вскрикнул  озел.

- “еперь стало слышно, как по улице бежала, т€жело громыха€ подкованными сапогами и €ростно рыча, огромна€ толпа, обезумевша€ и ослепша€ от жестокого, не знающего пределов, беспощадного мужицкого гнева.

- “ащи их сюда! Ћомай двери! - заревел под окном чей-то голос, в котором не было ничего человеческого.

Ќезаперта€ дверь, сорванна€ с кл€мки, распахнулась, оглушительно хлопнув о стену, и в €ркий просвет, образованный ею, ворвалась черна€ кричаща€ толпа. — исковерканными злобою лицами, дав€ и толка€ друг друга и сами не замеча€ этого, в хату стремительно ввергались, теснимые сзади, дес€тки потер€вших рассудок людей. –астрепанные, волосатые, озверелые лица нагромоздились снаружи по окнам, загородив собою золотые пыльные столбы света и затемнив комнату.

¬асиль сидел, не шевел€сь, плотно прижавшись спиной к стене, бледный и дрожащий, но не испуганный. ќн видел, как сначала слетел с печки дедушкин кожух и как потом свалилс€ оттуда, беспомощно мелькнув над головами толпы, и сам  озел. —тарый нищий что-то кричал, широко разева€ беззубый рот, с бесстыдными гримасами ужаса и подобострасти€, отвратительными на его старом, изъеденном морщинами лице, потр€сал своими подн€тыми кверху обрубками, показывал ими на образ, торопливо крестилс€ и с размаху бил себ€ ими в грудь. ј на него лезли со всех сторон налившиес€ кровью, остеклевшие от гнева глаза, искривленные бешеным криком губы, его сжимали жаркие, потные тела, под натиском которых старик вертелс€, как щепка, попавша€ в водоворот.

- Ѕей его, бей, злоди€!.. „то? ¬решь, сук-кип сын! ÷ыпенюк, дай ему раза!.. Ќа улицу его, хлопцы, волоките на улицу! “ы у нас давно, как чирей, сидишь. ¬ землю живого закопаем... Ѕей! - вырывались из общего рева отдельные восклицани€.

- √оспода громада!.. ≈й-богу!.. ¬от как перед богом! - выкрикивал визгливо  озел. - Ќехай мен€ бог убьет на этом месте, нехай мен€ бол€чка задавит!.. „тоб мне, как той собаке, подохнуть без св€того причасти€!..

¬друг, покрыва€ сразу эту бурю прокл€тий, божбы и ругани, раздалс€ громадный голос  узьмы —отника, который, возвыша€сь но плечи над толпою, кричал, побагровев от напр€жени€:

- —той, братцы!.. Ќадо это дело обследовать. “ащите его до Ѕузыги!

- “ащи!.. ”-у-у!.. Ѕери!.. ¬сем им конец сделаем!..

— той же стихийной стремительностью, с какой эта толпа вторгалась в хату, она кинулась на улицу.  то-то схватил ¬асил€ сзади и швырнул его в кучу барахтающихс€ тел, и, стиснутый со всех сторон, оглушенный, изм€тый в двер€х кулаками и локт€ми, он был выброшен общим потоком наружу.

Ќеобычное, странное зрелище представл€ло село в это прелестное летнее утро. Ќесмотр€ на будний, рабочий день, оно все кипело народом. ”же запр€женные в телеги и в сохи, но впопыхах брошенные людьми лошади сто€ли почти у каждых ворот. –еб€тишки и бабы бежали, не огл€дыва€сь, и все в одном направлении - к церкви. —обаки заливались лаем, куры с тревожным кудахтаньем, бестолково маха€ крыль€ми, разлетались в разные стороны из-под ног. “олпа быстро увеличилась новыми людьми и раздалась во всю ширину улицы. —бившись в густую массу, задыха€сь в давке, разгор€ча€сь от прикосновени€ друг к другу, люди бежали с хриплыми криками, с пеной у рта, точно ста€ бешеных животных.

Ќа лужайке, перед винной лавкой, сплошным черным кругом теснилс€ народ. ќбе толпы слились, перепутались и сжали друг друга.  ака€-то чудовищна€ упруга€ сила выбросила вперед  озла и ¬асил€.

¬ середине, на узком, свободном пространстве, инстинктивно огороженном толпой, лежал на сырой и темной от крови траве Ѕузыга. ¬се лицо его представл€ло собою большой кусок окровавленного, разодранного в клочь€ м€са. ќдин глаз был вырван и висел на чем-то, похожем на красную, мокрую тр€пку. ƒругой глаз был закрыт. ¬место носа по щекам разлипалась больша€, м€гка€ кров€на€ лепешка. ”сы были залиты кровью. Ќо самое ужасное, невыразимо ужасное, было в том, что этот обезображенный человек лежал на земле и молчал в то врем€, когда вокруг него клокотал и ревел опь€ненный злобой народ.

 узьма —отник схватил  озла за ворот свитки и с такой силой пригнул его вниз, что старик упал на колени.

- √ей! “ихо! - крикнул  узьма, обернувшись назад. - ћолчите.

ќн был сегодн€ вождем и возбудителем страстей. ≈го послушались. –ев толпы понемногу стих, точно убега€ от передних к задним.

- Ѕузыга! - раздельно и вн€тно крикнул среди наступившей тишины  узьма, низко наклон€€сь над конокрадом. - —лышишь, больше теб€ бить не станем. ќтвечай по совести: был с тобой  озел или нет?

Ѕузыга молчал, не открыва€ своего единственного глаза. ≈го грудь подымалась так часто и так высоко, что казалось неверо€тным, что человек может так дышать, и при каждом вздохе в горле у него что-то свистело и всхлипывало, точно там с трудом просачивалась сквозь узкую трубку кака€-то жидкость.

- “ы не прикидывайс€, сволочь! - грозно возвысил голос  узьма, и, высоко занесши ногу и кр€кнув от натуги, он со страшной силой ударил своим подкованным сапогом Ѕузыгу в низ груди, в то место, где начинают расходитьс€ ребра.

- ”-ух! - т€жело и жадно вздохнула разом вс€ толпа.

Ѕузыга застонал и медленно подн€л веко.

ѕервое, что он увидел, было лицо ¬асил€. Ѕузыга долго, пристально и равнодушно гл€дел на мальчика, и вдруг ¬асилю показалось, что запекшийс€ рот конокрада чуть-чуть тронулс€ страдальческой и ласковой улыбкой, и это было так неестественно, так жалко и так страшно, что ¬асиль невольно вскрикнул, всплеснул руками и закрыл лицо.

- √овори же, сатана! - крикнул в ухо Ѕузыге —отник. - —лухай: если скажешь, кто тебе подмогал, сейчас отпустим. ј то убьем, как собаку. √оспода громада, скажите ему: правду € говорю чи нет?..

- ѕравду... √овори, Ѕузыга, ничего тебе больше не будет, - глухой волной перекатилось в толпе.

Ѕузыга тем же долгим, странным взгл€дом погл€дел на ¬асил€ и, с усилием раздвинув свои разбитые губы, произнес еле слышно:

- Ќикто... не был... один...

ќн закрыл глаз, и оп€ть его грудь заходила высоко и часто.

- Ѕей его! - пронзительно вырвалс€ из задних р€дов чей-то дрожащий, нервный, полудетский голос. “олпа шатнулась, глухо заворчала и плотнее надвинулась на узкое пространство, где лежал конокрад.

 озел, не встава€ с колен, подполз к  узьме и обхватил его ноги.

- ћиленькие!.. благодетели! - лепетал он бессмысленно и слезливо. Ќожки, ножки ваши целую... ¬идит бог, дома был... ходил лыки драть... видит бог!.. ћатерь божи€!.. √олубеночки ж вы мои... миленькие!.. —топочки ваши целую...  алека €...

» он в самом деле, полза€ на колен€х и не выпуска€ из рук сапог  узьмы, так исступленно целовал их, как будто в этом одном заключалось его спасение.  узьма медленно огл€нулс€ назад на толпу.

- „ерт с ним! - в€ло произнес какой-то древний старик, сто€вший впереди.

- „ерт с ним! - подхватило несколько голосов. - ћоже, и не он. Ёто крешевские, ихний и конь был!.. „его там?.. ќтпустить  озла... Ёто крешевские... допросить старосту...

 озел продолжал ползать на колен€х от одного мужика к другому. ќт ужаса близкой и жестокой смерти он уже перешел к блаженной радости, но нарочно из угодливости притвор€лс€ непонимающим. —лезы бежали по его безобразно кривившемус€ лицу. ќн хватал, не разбира€, чьи-то жесткие мозолистые руки, чьи-то вонючие сапоги и взасос, жадно целовал их. ¬асиль сто€л, бледный и неподвижный, с гор€щими глазами. ќн не отрывалс€ от страшного лица Ѕузыги, ища и бо€сь его взгл€да.

- ”ходи! - сурово сказал  узьма —отник и толкнул старика ногой в спину. - ”ходи и ты, ¬асильке!.. Ѕузыга! - крикнул он тотчас же, повернувшись к умиравшему конокраду. - —лышь! я теб€ в последний раз спрашиваю: кто с тобой был?

“олпа оп€ть надвинулась ближе. “а же сама€ сила, котора€ только что выбросила  озла и мальчика вперед, теперь несла их назад, и встречные люди нетерпеливо давали им дорогу, так как они мешали их напр€женному вниманию. —квозь м€гкую и плотную преграду человеческих тел ¬асиль слышал глухой, точно задавленный бас  узьмы, продолжавшего допрашивать Ѕузыгу. ¬друг прежний тонкий истеричный голос крикнул над самой головой мальчика:

- Ѕей Ѕузыгу!..

¬се, что сто€ли сзади, т€жело навалились, тесн€ передних, и гор€чо задышали.  озел с ¬асилем очутились на свободе.

- √осподи, царица наша небесна€! - радостно бормотал старик, одним обрубком вытира€ слезы, а другим торопливо крест€сь. - ¬асиль, родненький ты мой! √осподи!.. ¬ыскочили мы с тобой... ¬асиль!.. √осподи... выскочили! „то ж ты стоишь? Ѕежим до хаты!..

- »ди, € не пойду, - мрачно сказал ¬асиль.

ќн, казалось, был не в силах отвести свои гор€щие глаза от черной, неподвижной, страшно молчаливой толпы. ≈го побелевшие губы шептали, дрожа и дерга€сь, какие-то непон€тные слова.

- ¬асилько, ходим же! - умол€л  озел, хвата€ внука за руку.

¬ это врем€ черна€ масса дрогнула и закачалась, точно лес под внезапно налетевшим ветром. √лухой и короткий стон €ростно прокатилс€ над ней. ¬ один миг она тесно сжалась, и тотчас же оп€ть раздалась, разорвавшись клочь€ми, и оп€ть сжалась. », оглуша€ друг друга неистовыми криками, люди сплелись в безобразной свалке.

- ¬асиль, миленький, ради бога! - бормотал заплетающимс€ €зыком старик. - ѕойдем... убьют ведь нас!..

≈му удалось с трудом оттащить мальчика от лужайки. Ќо на углу ¬асиль, пораженный внезапно наступившей тишиной, вырвалс€ от деда и огл€нулс€ назад.

“олпа не бурлила больше. ќна сто€ла неподвижным, черным кольцом и уже начинала та€ть: отдельные фигуры - понурые, с робкими движени€ми, точно пр€чась и стыд€сь, медленно расползались в разные стороны.

- √осподи, пом€ни раба твоего, грешного Ћевонти€, и учини его в рай, привычной нищенской скороговоркой зашептал  озел. - ”били Ѕузыгу, - сказал он с притворной печалью.

ќн знал, что народный гнев уже достаточно насытилс€ кровью и что смерть прошла мимо его головы, и не умел скрыть своей глубокой животной радости. ќн заливалс€ старческим, бесшумным длинным смехом и плакал; болтал лихорадочно, без остановки и без смысла, и делал сам себе лукавые, странные гримасы. ¬асиль с ненавистью погл€дывал на него искоса и брезгливо хмурилс€.

1903