пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

‘иалки

‘.‘.“розинеру

Ќачало ма€. “риста молодых кадетских сердец трепещут, переполненные странными, смешными и трогательными чувствами: азартом, честолюбием, отча€нием, смертельным ужасом, надеждой на слепое счастие, унынием, тупой покорностью судьбеЕ Ќеобычайной стала жизнь, вышедша€ из привычных рамок сурового военного уклада, расчисл€ющего по командам и сигналам каждую минуту дн€ и ночиЕ ѕарты вынесены из классов в длинные рекреационные залы и расставлены по вкусам соседей, которые зимою ссор€тс€, как пара каторжников, скованных короткой цепью, а теперь предупредительны, уступчивы и услужливы, точно молодожены. ј иногда можно увидеть, что п€ть или шесть парт соединилиеь вместе, образовав сомкнутую многоугольную фигуру бастиона, со стенкой сзади, в виде ненарушимого тыла. “ам заседает эгоистическа€ артель муравьев, работающа€ сообща и беспощадна€ к искательствам бездомных стрекоз.

» целый день зубр€т, зубр€т. »ные, закрыв пальцами глаза, уши и даже нос, как это делают трусливые купальщики, качаютс€ взад и вперед в т€гучей тоске. ѕервые ученики держатс€ твердо и уверенно, но и они побледнели и осунулись за эти страдные дни, ќни хорошо знают, что пройдут блест€ще, но все-таки копошитс€ тревожна€ и завистлива€ мысль: Ђј вдруг? ¬друг не первым, а вторым?..ї

ћилые дети, первые ученики, украшение корпуса, гордость родителей! ¬ы не хуже и не лучше других детей. Ќо что значит первенство и праздное честолюбие в сравнении с тем, что мимо вас прошла еще одна весна юности?  онечно, придут и другие весны, которыми вы впоследствии, на досуге, будете комфортабельно и медленно наслаждатьс€, сознательно смаку€ их прелести на севере и на юге хоть всех стран мира. Ќо никогда не вернетс€ именно эта, эта сама€ весна, готова€ буйно и щедро вторгнутьс€ в ваши зоркие глаза, в разверстые ноздри, в чуткие уши, в ваши жадные, наблюдательные, девственные, ничем не зап€тнанные умы, вторгнутьс€ и оставить там навеки доброе сем€ радости и красоты земной.

“ого же самого мнени€ и семиклассник ƒмитрий  азаков. ¬ернее сказать, у него столько же мнени€ о вли€нии природы на человеческие души, сколько его у жеребенка, скачущего по зеленому лугу, у журавл€, пл€шущего и поющего на пол€нке среди болот страстную весеннюю песню, у годовалой лисицы, трепетно и осторожно нюхающей впервые из своей норы весенний волнующий воздух, у ручного кроткого верблюда, который вдруг становитс€ весною страшным в своем любовном бешенстве.

ѕросто-напросто весна с ее колдовскими ароматами, вкрадчивыми чарами и м€тежными снами обволокла его душу непон€тной истомой и щекочущей бессознательной радостью, от которой хочешь и плакать и сме€тьс€, и не знаешь, куда девать себ€ то от непомерного острого счасть€, то от сладкой скуки. –азве мог бы  азаков сказать сам себе, почему прошлым летом, жив€ в имении, он Ц солидный шестиклассник, куривший почти открыто, басивший и лучше всех товарищей прит€гивавшийс€ к турнику на одной руке,†Ц он вдруг, случалось, не мог преодолеть в себе безумного мальчишеского желани€ вз€ть и помчатьс€ диким галопом по высокой росистой вечерней траве, изгиба€ голову, брыка€сь, визжа и пь€не€ от острых запахов полыни, повилики, ромашки и клевера? » почему ночью, во врем€ сильной грозы, он выскакивал из дому совсем голый, босой, торопливо просовывал ногу в л€мку гигантских шагов и один, под жестоким дождем, взмывал высоко к черному небу, к грому и молни€м, дрожа от исступленного восторга, от беспредметного вызова, от пылкого ликовани€ молодого тела?

“ак и в эту весну он весь во власти таинственных грез, беспокойного см€тени€ и раздражающего трепетани€ жизни. √де же тут учитьс€? ƒа и никогда он особенно не влезал в этот хомут. Ѕыть средним по успехам или немного пониже Ц не все ли равно? Ќа экзаменах можно овладеть своей волей, понатужитьс€ Ц и все наверстать. Ќо теперь он живет в странном очаровании, точно опоенный неведомым дурманом. ќн просыпаетс€, спешит к окну, садитс€ на подоконник, и точно впервые, с новым удивлением Ц не говорит себе, а глубоко чувствует: вот синее небо, вот легкие сквозные облака, и трава, и деревь€ там, далеко, за здани€ми. » ходит весь день в€лый по огромному, вытоптанному многими тыс€чами ног корпусному плацу. Ћожитс€ на чахлую, жалкую, низкую траву и долго, как на сверхъестественное чудо, дивитс€ на суетливую, загадочную беготню муравьев, на цепь сплетшихс€ букашек, красных с черными п€тнами, медленно ползущих между былинками. „итает по дес€ти раз подр€д одну и ту же фразу и никак не может постичь, что такое здесь написано? », отбросив книгу, ложитс€ ничком, смотрит в бездонное небо до тех пор, пока от движени€ причудливых облаков сам не начинает медленно плыть куда-то, в вечное пространство, вместе с своими воздушными мысл€ми.

» вот наступает самое сладкое, самое тревожное, самое чудное Ц вечер. —темнело. ≈два-едва пламенеет тиха€ зар€. «еленые сумерки. „ерны и резки контуры здани€ с их чуждыми теперь, пустыми, неосвещенными окнами. Ѕелые фигуры товарищей движутс€, точно завороженные.  ажда€ веточка деревьев поразительно четка на небе, которое светлее земли. √уд€т невидимые майские жуки. —тройна€ песн€ вдали. —м€гченный смех и разговор. —амый обыденный звук доноситс€ точно из другого мира. » все это, как пр€ное вино, вливаетс€ в каждую каплю крови и тихо-тихо кружит голову.  то же это проходит сейчас через всю землю, незримый и неслышный? „ье дыхание подымает волосы на голове и ласкает щеку? ќтчего вдруг стеснилось дыхание, и пересохло во рту, и слезы на глазах?  акое чудо должно случитьс€ сейчас, через минуту, через мгновение?

ѕора. «овут спать. Ћетучие мыши низко и косо черт€т черными зигзагами воздух и порою почти касаютс€ лицаЕ я уйду туда, в скучные, серые стены, и без мен€, без мен€ совершитс€ под темным небом великое таинство!..

ѕослезавтра последние, самые страшные экзамены по математике, но зато сегодн€ такое чудное утро, точно на небе справл€ютс€ именины. » ƒмитрий решительно швыр€ет толстого Ѕремикера под парту. —егодн€ он удерет и поброд€жничает по запретному старому дворцовому парку. ќн никого не возьмет с собою, никого! ѕойдет совсем один.

«а завтраком он ловко ут€гивает из-под руки зазевавшегос€ служител€ лишнюю котлету и, сжав ее между двум€ кусками черного хлеба, сует в карман. ћожет быть, он опоздает к обеду, но кому же из начальства теперь, в общее беспокойное и гор€чее врем€, придет в голову доискиватьс€, все ли налицо?

“руден путь до парка. Ќа углу древнего, еще ѕетровского ѕотешного земл€ного бруствера торчит дежурный д€дька, беспалый пан ѕневский, придирчивый служака и вечный доносчик. ќн не спускает своих бесцветных, олов€нных, но точных солдатских глаз с той единственной дорожки, по которой можно ускользнуть: прорыв бруствера, затем кувырком с горы, р€дом с зимним катком, потом еще шагов тридцать Ц сорок по открытому месту до пруда, а там уже вдоль зеленого, густого, как ботвинь€, пруда растут непроницаемой стеной кор€вые, дуплистые столетние ивы! “ам незаметно.

Ќадзор бдительного д€дьки беретс€ обмануть верный товарищ. — лицемерной щедростью сует он пану ѕневскому заранее припасенную утреннюю булку. ” пана больша€ семь€, и каждый кусок в ней не лишний. «атем закидываетс€ коварна€, но сама€ верна€ удочка: ЂЌа какой войне и в каком сражении пан ѕневский лишилс€ двух пальцев на правой pyкe?ї ѕан ѕневский сначала недоверчиво коситс€. ќн уже не раз клевал на эту соблазнительную приманку. Ќо лицо спрашивающего так простодушно, а в славных наивных глазах так много живого участи€, а сама тема рассказа о том, как пан ѕневский, польский шл€хтич, из красавца, силача и лучшего работника сделалс€ калекой, так неумирающе близка его сердцу, что Ц хвать Ц и рыбка попалась.

ј  азаков в это врем€ мчитс€ под верной защитой развесистых ив быстрее степного ветра. ќн не может умерить своего бега до самого конца пруда и останавливаетс€, только достигнув пригорка, на котором тесно столпились кусты бузины, волчьей €годы и дикой жимолости. «десь он передыхает и идет шагом мимо забытой кузницы, мимо заброшенной оранжереи с уцелевшими лишь кое-где мутно-радужными стеклами, легко перепрыгивает вод€ной ров и спускаетс€ к узкой, но глубокой речонке.

¬ода в реке кажетс€ черной, как чернила, от кустов, которые густо обступили ее с обеих сторон и купают в ней свои свесившиес€ длинные ветви. » пахнет она нехорошо от близости многих фабрик. Ќо другого выбора нет. –аздевшись с непостижимой скоростью,  азаков без раздумь€, с разбегу бросаетс€ в воду, достигает ногами противного, кор€жистого, скользкого, илистого дна, задыхаетс€ на мгновение обожженный жестоким холодом, и ловко, по саженкам, переплывает речку без отдыха туда и обратно. » когда он, одевшись, взбираетс€ медленно наверх, то с наслаждением чувствует удивительную легкость в каждом мускуле: точно все его тело потер€ло вес, и, кажетс€, стоит сделать лишь самое незначительное усилие, чтобы отделитьс€ от земли и полететь в воздухе, как больша€ птичка.

» вот наконец он входит под высокие навесы парковой аллеи. —таринные липы, современиицы ѕетра ¬еликого, подарившего когда-то этот парк вместе с дворцом любимому вельможе, так сказочно, так неверо€тно высоки, что каждый человек, ид€ под ними, невольно чувствует себ€ маленьким. «десь всегда зелена€ полутьма и сыровата€ прохлада. Ћишь изредка там и с€м на земле блещут, стру€тс€ и трепещут двойные солнечные кружочки, точно кто-то бросает сверху капризной рукой золотые монеты. »  азаков идет по широкой, тихой величавой аллее, точно по пустому, безлюдному, холодному храму, куда он зашел случайно в жаркий полдень. ¬от мраморна€, изрыта€ временем львина€ голова, точаща€ из пасти в плоскую чашу тонкую серебр€ную нитку воды.  азаков подставл€ет рот и с наслаждением глотает холодную сладкую влагу.

Ќо когда он отнимает рот, с которого падают светлые капли, то неожиданно его обон€ни€ касаетс€ удивительный аромат Ц тонкий, нежный и упоительно скромный. —лед€ за ним, поворачива€ голову в разные стороны, вдыха€ воздух расширенными ноздр€ми, точно собака на охоте, он спускаетс€ вниз, в сырой, мокроватый овраг, куда ручейком стекает вода, переполн€юща€ чашу. „удесное открытие. ÷елый оазис наших милых, темных, маленьких северных фиалок, благоухающих, как нигде в целом мире.

ќн осторожно, полза€ на колен€х, рвет цветы, стара€сь их не м€ть, делает с бессознательным из€ществом небольшой букетик, обворачивает его круглыми, влажными листь€ми и, наконец, обматывает ниткой, которую зубами выдергивает из казенного платка.

Ќо когда он оп€ть подымаетс€ наверх, на полузаросшую травой дорогу, то невиданное, очаровательное зрелище заставл€ет его остановитьс€ в немом восторге, почти в страхе. ѕр€мо на него, посредине аллеи, медленно движетс€, точно плывет в воздухе, не каса€сь земли ногами, женщина. ќна вс€ в белом и среди густой темной зелени подобна оживленному чудом мраморному изва€нию, сошедшему с пьедестала. ќна все ближе и ближе, точно надвигающеес€ сладкое и грозное чудо. ќна высока, легка и стройна, и ее цветущее лицо прекрасно. ≈е руки со свободной грацией опущены вдоль бедер.  ак царска€ корона, лежат вокруг ее головы т€желые си€ющие золотые косы, и кто-то невидимый осыпает сверху ее белую фигуру золотыми скольз€щими лепестками. “еперь она в двух шагахЕ  ажда€ черта ее молодого свежего лица чиста, благородна и проста, как гениальна€ мелоди€. ¬згл€д ее широких глаз необычайно добр, €сен и радостен. » цвет их странно напоминает те цветы, которые дрожат в руке неподвижного мальчика.

Ќо вот она со светлой улыбкой останавливаетс€. » точно звуки виолончели, раздаетс€ ее полный, глубокий голос:

Ц† акие прелестные фиалкиЕ Ќеужели вы здесь их набрали?..  ак много, и какие милые.

Ц†«десьЕ†Ц отвечает чей-то чужой голос из груди  азакова. » не он, а кто-то другой, окруженный розовым туманом, прот€гивает цветы и произносит: Ц ѕрошу вас, примите их, если они вам нрав€тс€Е я будуЕ

√орло кадета суживаетс€ от волнени€. —ердце бурно бьетс€. √лаза готовы наполнитьс€ слезами. » сказочна€ принцесса понимает его. ≈е лицо озар€етс€ нежной улыбкой и слегка краснеет. ќна говорит ласково: ЂЅлагодарюї,†Ц и это простое слово звучит, как литавры в торжественном хоре ангелов. » из€щным движением она прицепл€ет скромный фиолетовый букетик к своей груди, туда, где сквозь легкое палевое кружево розовеет ее тело. ќна прот€гивает  азакову свою милую, теплую руку, пожатие которой так плотно, м€гко и дружественно. » вместе с ароматом фиалок мальчик слышит какое-то новое, шелковое, теплое, сладкое благоухание.

«атем они говор€т о пуст€ках, которые потом  азаков никогда не вспомнит. ќстались в пам€ти лишь отрывки: в том училище, куда  азаков поступит, окончив корпус, она бывает ежегодно на рождественских балах, и сегодн€ вечером она уезжает за границу. ќна спрашивает, как зовут  азакова, и неизъ€снимой гармонией поет в ее устах им€ ƒмитрий.

ќна перва€ отпускает его. ќна смотрит на маленькие золотые часы, оп€ть прот€гивает ему свою божественную руку и говорит: Ђƒо свидани€. ћне очень при€тно было встретитьс€ с вамиї. ƒа, да, да! ќна так и сказала Ц Ђдо свидани€ї! » исчезает, как сказка, за поворотом аллеи.

ј вечером, в спальной,  азаков долго не спит, лежа в своей кровати. ќн прижимает крепко руки к груди и жарко и благодарно шепчет: Ђ√осподи! √осподи!..ї » в этих словах наивное, но великое благословение всему: земле, водам, деревь€м, цветам, небесам, запахам, люд€м, звер€м, и вечной благости, и вечной красоте, заключенной в женщинеЕ » потом он плачет долгими, радостными, светлыми слезами, которые никогда уже не повтор€тс€ в его жизни. » как бы потом ни сложилась его жизнь со всеми ее падени€ми и удачами, дружбой и ненавистью, любовью и отвращением,†Ц он всегда, даже в старости,†Ц он, позабывший имена и лица любивших его женщин,†Ц благодарно и счастливо улыбнетс€, вспомнив фиалки, приколотые к груди принцессы из сказки.

ѕотому что на его долю выпало редкое счастье испытать хоть на мгновение ту истинную любовь, в которой заключено все: целомудрие, поэзи€, красота и молодость.