пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

ƒетский сад

»ль€ —амойлович Ѕурмин служил старшим писцом в сиротском суде.  огда он овдовел, ему было около п€тидес€ти лет, а его дочке - семь. —ашенька была девочкой некрасивой, худенькой и малокровной; она плохо росла и так мало ела, что за обедом каждый раз приходилось ее стращать волком, трубочистом и городовым, —реди шума и кипучего движени€ большого города она напоминала те чахлые травинки, которые вырастают - бог весть каким образом - в расщелинах старых каменных построек.

ќднажды она заболела. ¬с€ ее болезнь заключалась в том, что она по целым дн€м безмолвно сидела в темном уголку, равнодушна€ ко всему на свете, тиха€ и печальна€.  огда Ѕурмин ее спрашивал: "„то с тобой, —ашенька?" - она отвечала жалобным голосом: "Ќичего, папа, мне просто скучно"...

Ќаконец Ѕурмин решилс€ позвать доктора, жившего напротив. ƒоктор спустилс€ в подвал, где Ѕурмин занимал правый задний угол, и долго искал места дл€ своей енотовой шубы. Ќо так как все места были сыры и гр€зны, то он осталс€ в шубе.  ругом его, но на почтительном рассто€нии, столпились бабы - обитательницы того же подвала - и, подперши подбородки ладон€ми, гл€дели на доктора жалостными глазами и вздыхали, слыша слова "апати€", "анеми€" и "рахитическое сложение".

- ≈й нужно хорошее питание, - сказал строгим тоном доктор, - крепкий бульон, старый портвейн, свежие €йца и фрукты.

- ƒа, да... так, так, так, - твердил »ль€ —амойлович, привыкший еще у себ€ в сиротском суде к подобострастному согласию со вс€ким начальством.

¬ то же врем€ он сокрушенно гл€дел вверх, на зеленые стекла окна и на пыльные герани, медленно умиравшие в промозглой атмосфере подвала.

- ¬сего важнее свежий воздух... я бы особенно рекомендовал вашей дочери южный берег.  рыма и морские купань€...

- ƒа, да, да... “ак, так...

- » виноградное лечение...

- “ак-с, так-с... ¬иноградное...

- ј главное, повтор€ю, свежий воздух и зелень, зелень, зелень... «атем, извините... „резвычайно зан€т... „то это? Ќет, нет... не беру, с бедных не беру... ¬сегда бесплатно... Ѕедных всегда бесплатно... ƒо свидань€-с.

≈сли бы у »льи —амойловича потребовали дл€ благополучи€ его дочери отдать на отсечение руку (но только - левую, правой он должен был писать), он ни на секунду не задумалс€ бы. Ќо старый портвейн и - 18 рублей и «3 1/3 копеек жаловань€...

ƒевочка хирела.

- Ќу, скажи мне, —ашурочка, скажи мо€ кисинька, чего бы ты хотела? спрашивал »ль€ —амойлович, с тоской гл€д€ в большие серьезные глаза дочери.

- Ќичего, папа...

- ’очешь куклу, деточка? Ѕольшую куклу, котора€ закрывает глаза?

- Ќет, папа. —ку-учно.

- ’очешь конфетку с картинкой? яблочко? Ѕашмачки желтые?

- —кучно!

Ќо однажды у нее €вилось маленькое желание. Ёто случилось весной, когда пыльные герани ожили за своим зеленым стеклом, покрытым радужными разводами.

- ѕапа... в сад хочу... ¬озьми в сад... “ам... листики зелененькие... травка... как у крестной в садике... ѕоедем к крестной, папочка...

ќна только раз и была в саду, года два тому назад, когда провела два дн€ на даче у крестной матери, жены письмоводител€ мирового судьи... ќна, конечно, не могла помнить, как сенсационно швыр€ла "письмоводителька" чуть ли не в лицо своим кумовь€м стаканами со спитым чаем, и как умышленно громко, тоном сценического a part1, ворчала она за перегородкой о вс€кой шушере, перекатной голи, котора€ и так далее...

- ’очу к крестной в сад, папочка...

- ’орошо, хорошо, деточка, не плачь, кисюринька мо€, вот будет хороша€ погодка, и в садик тогда пойдешь...

Ќаступила наконец хороша€ погодка, и Ѕурмин отправилс€ с дочкой в общественный сад. —ашенька точно ожила. ќна, конечно, не посмела прин€ть участи€ в делании из песка котлет и вкусных пирожных, но гл€дела на других детей с нескрываемым удовольствием. —ид€ неподвижно на высокой садовой скамеечке, она казалась такой бледной и болезненной среди этих краснощеких, м€систых детей, что одна строга€ и полна€ дама, проход€ мимо нее, произнесла, обраща€сь, по-видимому, к старой, тенистой липе:

- ”дивл€юсь, чего это полици€ смотрит?.. ѕускают в сад больных детей...  акое безобразие! ≈ще других перезараз€т...

«амечание строгой дамы не удержало бы, без сомнени€, »лью —амойловича от удовольстви€ видеть лишний раз радость дочери, но, к сожалению, городской сад находилс€ очень далеко от –азбойной улицы. ƒевочка не могла пройти пешком и ста саженей, а конка туда и обратно обходилась обоим сорок четыре копейки, то есть гораздо более половины дневного жаловань€ »льи —амойловича. ѕриходилось ездить только по воскресень€м.

ј девочка все хирела. »з ума Ѕурмина между тем не выходили слова енотового доктора о воздухе и зелени.

"јх, если бы нам воздуху, воздуху, воздуху!" - сотни и тыс€чи раз твердил про себ€ »ль€ —амойлович.

Ёта мысль обратилась у него чуть ли не в пункт помешательства. ѕочти напротив его подвала простиралс€ огромный пустырь городской земли, где попеременно то в пыли, то в гр€зи купались обывательские свиньи. ћимо этого пустыр€ »ль€ —амойлович никогда не мог пройти без глубокого вздоха.

- Ќу, что стоит здесь развести хоть самый маленький скверик? - шептал он, покачива€ головой. - ƒетишкам-то, детишкам-то как хорошо будет, господа!

— планом превращени€ этого пустыр€ он как истый фанатик идеи носилс€ всюду. ≈го на службе даже прозвали "пустырем". ќднажды кто-то посоветовал »лье —амойловичу:

- ј вы бы написали проектец и подали бы в городскую ƒуму...

- Ќу? - обрадовалс€ и испугалс€ »ль€ —амойлович. - ¬ ƒуму, вы говорите?

- ¬ ƒуму. —амое простое дело. “ак и так, мол, состо€ в звании обывател€... в виду общей пользы, украшени€, так сказать, города... ну, и все такое.

ѕроект был написан через мес€ц, проект безграмотный, бессв€зный и наивный до трогательности. Ќо если бы каждый штрих его каллиграфических букв сумел вдруг заговорить с той страстной надеждой, с какой его выводила на министерской бумаге рука »льи —амойловича, тогда, без сомнени€, и городской голова, и управа, и гласные побросали бы все текущие дела, чтобы немедленно осуществить этот необычайно важный проект.

—екретарь велел прийти через мес€ц, потом через неделю, потом оп€ть через неделю. Ќаконец он ткнул бумагой чуть ли не в самый нос Ѕурмина и закричал:

- Ќу, чего вы лезете? „его? „его? „его? Ёто дело не ваше, а городского самоуправлени€!

»ль€ —амойлович поник головой. "—амоуправлени€, - скорбно шептали его губы... - ƒа, вот оно, штука-то само-упра-влени€!"

ѕотом секретарь вдруг спросил строгим тоном, где служит »ль€ —амойлович. Ѕурмин испугалс€ и стал просить извинени€. —екретарь извинил, и Ѕурмин, скомкав бумагу, поспешно выбежал из ƒумы.

Ќо неудача не убила его де€тельности пропагандиста. “олько теперь в его уме к образу —ашеньки, продолжавшей хиреть без солнца и воздуха, присоединились бледные личики многих сотен других детей, задыхавшихс€, подобно его дочери, в подвалах и на чердаках. ѕоэтому он настойчиво €вл€лс€ со своим проектом и в полицию, и в военное ведомство, и к мировым судь€м, и к частным благотворител€м.  онечно, отовсюду его прогон€ли.

ќдин из-его сослуживцев, копиист ÷ытронов, считалс€ очень светским человеком, потому что посещал трактир "ёг" и читал единственную городскую газету - "Ќепогрешимый". ќн как-то, не то шут€, не то серьезно, сказал »лье —амойловичу:

- ¬от если бы про этот пустырь продернуть в фельетоне, тогда было бы дело другого рода... ¬ы не читали никогда фельетонов "—корпиона"?..  акое перо! “ак пр€мо и катает: у Ќиколай Ќиколаича, мол, горда€ походка и левое плечо выше правого. ядовитый господин!

—креп€ сердце переступил »ль€ —амойлович порог редакции (в ƒуму он шел гораздо смелее). ¬ большой комнате, пахнущей резиной и типографской краской, сидело за столом п€ть косматых мужчин. ¬се они выстригали из огромных куч газет какие-то четырехугольные кусочки и зачем-то наклеивали их на бумагу.

 ак ни добивалс€ »ль€ —амойлович, чтобы ему показали "—корпиона", он не успел в этом.

- —кажите сначала, зачем вам его надо, - говорили ему косматые мужчины, разве вы не знаете, что псевдоним сотрудника есть редакционна€ тайна?

ќднако, когда »ль€ —амойлович рассказал им свой заветный проект, косматые мужчины сделались откровенны и обещали Ѕурмину свое покровительство.

ј —ашенька уже не вставала с кровати и лежала ¬ ней бледна€, выт€нувша€с€, с носиком, заострившимс€, как у мертвеца.

- ’очу в садик, папочка, в садик, скучно мне, папа, - твердила она тоскливым голосом.

ћожет быть, ее больной организм инстинктивно жаждал чистого воздуха, подобно тому как рахитические дети бессознательно ед€т мел и известь?

Ѕурмин старалс€ согреть поцелу€ми ее худенькие, холодные руки и говорил ей неожиданные, трогательные слова, которые станов€тс€ такими смешными в чужой передаче.

¬есной, когда иссохшие герани пот€нулись оп€ть к солнцу, —ашенька умерла. ѕодвальные бабы обмыли ее и обр€дили и положили сначала на стол, а потом в гроб. »ль€ —амойлович точно окаменел. ќн не плакал, не произносил ни слова и не отводил глаз от маленького бледного личика.

“олько в день похорон, когда убога€ процесси€ проходила мимо пустыр€, он немного оживилс€. Ќа пустыре копошились с лопатами дес€тка два рабочих.

- „то же это такое? - спросил »ль€ —амойлович яковлевну, свою соседку по подвалу, торговавшую на базаре селедками.

- „и € знаю? - ответила яковлевна сквозь обильные слезы. -  ажут люды, що €кыйсь садок тут постал€ть. ƒума... чи €к ей?..

“огда »ль€ —амойлович вдруг прерывисто вздохнул, перекрестилс€, и громкие облегчающие рыдани€ неудержимо вырвались из его груди.

- Ќу, вот и слава богу, и слава богу, - сказал он, обнима€ яковлевну. “еперь и у наших деточек свой садик будет. ј то разве нам можно на конках ездить, яковлевна? ¬едь это не шутка - сорок четыре копейки туда и обратно.

1 ¬ сторону, про себ€ (франц.).