пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

Ѕудуща€ ѕатти

≈е можно встретить на  рещатике, часа в три-четыре пополудни, когда торопливой походкой, с озабоченным видом и с кожаным портфелем "Musique" под мышкой, она возвращаетс€ из музыкального училища. "ƒа, тоже, поди, не легко даетс€ известность этим будущим ѕатти",- думает, гл€д€ на нее, встречный обыватель.

јртистическа€ карьера будущей ѕатти начинаетс€ с того, что, при наличности маленького "домашнего" сопрано и небольшого музыкального слуха, она довольно мило мурлыкает в своем кругу: "Si tu m'aimais" и "Biют вiтры", - в тот час между вечерним чаем и партией винта, когда гости более всего щедры на поощрени€ маленьким "семейным" талантам.

- ћанечка, ты бы того... спела бы нам что-нибудь, - говорит благодушный папаша, поглажива€ бороду и смеющимис€ глазами приглаша€ гостей присоединитьс€ к его просьбе.

- —пой, светик, не стыдись,- вставл€ет какой-нибудь неисправимый холост€к, знавший ћанечку "еще вот такою".

ћанечка идет к ро€лю и без вс€ких претензий, слабым голоском, с неправильными придыхани€ми, но не без при€тности, поет о том, как "аж деревь€ гнутс€".

- ќчень, очень хорошо... прелесть что такое,- одобр€ют гости, кос€сь на двери соседней комнаты, где уже раскрыты зеленые столы.- ¬ы знаете, в наше врем€ голос - это целый капитал. “олько ведь учитьс€ да учитьс€ надо. Ўкола вот что самое главное, а там- почем знать? ћожет быть... хе-хе-хе... из вас, барышн€, будуща€ ѕатти выйдет.

ѕосто€нные упоминани€ о школе, похвалы гостей, рассказы о почест€х и баснословных гонорарах, получаемых знаменитыми артистами, в конце концов гипнотизируют будущую ѕатти, котора€, в свою очередь, гипнотизирует нежных, но расчетливых родителей. ≈е насто€тельные просьбы еще и потому наход€т отклик в родительских сердцах, что ћанечка никак не может пойти в гимназии дальше четвертого класса, а между тем кому не известно, что небогатой девице трудно составить приличную партию, не облада€ средним образованием, или трогательною склонностью к хоз€йству, или, наконец, каким-нибудь при€тным талантом?

- ј ведь ћанечку бы нужно... того... отправить к профессору, попробовать голос...  то ее знает, может быть, и в самом деле у нее... того... талант скрываетс€? - говорит в одно прекрасное утро, пробега€ за стаканом ча€ газету, отец семейства.-  стати, вот и в газете напечатано, что какой-то вновь прибывший профессор ћаккарони "ставит" самые дурные и испорченные голоса...   тому же и дешево. –азве попробовать?

Ќа другой же день будуща€ ѕатти пробует у профессора ћаккарони голос. ѕрофессор - подозрительна€ личность в потертом фраке, с плешивой головой, нафабренными усами и чудовищным кадыком - в восторге от голосовых средств ћанечки. "ѕравда, есть небольшие дефекты... слабость средних нот, недостаток школы... ну, и так далее... Ќо € берусь в два года сделать из вашей дочери звезду русской оперы... “олько берегите, mademoiselle, берегите ваш голос".

— этого дн€ дл€ всех родных и знакомых семейства, заключающего в своих недрах будущую звезду русской оперы, начинаетс€ миллион терзаний. ¬место "легонького винтика" и "прохождени€ по маленькой" на сцену выступают бесконечные разговоры о диафрагме, о постановке голоса, о среднем регистре, о головных нотах, о придыхани€х, о носовых и лобных "хоанах" и о тыс€че подобных технических предметов. ћанечка вызываетс€ к пианино, но она не в духе, она боитс€ злоупотребл€ть голосом,- ей запретил ее профессор петь по вечерам. Ќаконец, уступа€ тайному чувству честолюби€, она, как будто бы нехот€, соглашаетс€ и поет что-нибудь из „айковского или Ћишина,

"„ерт ее знает, эту школу,- думают гости в то врем€, как у них от высоких нот будущей ѕатти бегают по спинам холодных мурашки. - я, может быть, по своему невежеству и не чувствую, а оно и на самом деле... школа"..

ќднако очень скоро будуща€ ѕатти остаетс€ недовольна уроками профессора ћаккарони: и сам профессор неинтересный, и ученики у него какие-то всЄ подозрительные, и скука страшна€ на уроках, и никогда не бывает концертных вечеров, — ней охотно соглашаетс€ и папаша, давно уже подозревавший в профессоре беглого италь€нского каторжника.

- «наете ли,- говорит он,- как-то страшно ввер€ть такое сокровище, как голос, каким-то сомнительным субъектам. ¬ы бы послушали, что у нее за "ut bemol". —оловей, да и только.

Ѕудуща€ ѕатти держит экзамен в музыкальное училище, привод€ в трепет своим знаменитым ut bemol'ем нервных экзаменаторов. ќднако она все-таки прин€та, и восхищенные родители немедленно заказывают ей у Ѕарского новый роскошный "Musique".

— этого времени ћанечка становитс€ деспотом в семье. "ћанечке нужно спокойствие, ћанечка така€ нервна€, ћанечка отдыхает. “сс... ћанечка занимаетс€, ћанечке нельз€ кислого..." ÷елый день с утра до вечера из ее комнаты раздаютс€ бесконечные "аааа, оооо, уууу", настойчивые, пронзительные, беспощадные... ¬с€ семь€ терпит их, скрежеща зубами, веру€ в будущность ћанечки, и только один младший брат, гимназист, тщетно усиливающийс€ пон€ть под эти звуки сущность неправильных глаголов на "i", швыр€ет с озлоблением грамматику  юрнера в угол и восклицает:

- „ерт!.. ¬изжит, точно кошка драна€!

ћанечка ходит в музыкальное училище, трепещет перед именем господина Ёверарди, обожает господина ѕухальского, третирует свысока учениц господина Ѕлюменфельда и вводит в дом множество будущих “амберликов и ћазини, от вокального нашестви€ которых папаша спасаетс€ бегством к сосед€м. ќднако успехи будущей ѕатти подвигаютс€ вперед очень медленно. ќна остаетс€ на первом курсе, не выдержав экзамена. Ќа следующий год повтор€етс€ та же истори€, через год - то же. ћанечка из подростка становитс€ девицей, из девицы - барышней, из барышни - старой девой. ќна с негодованием непризнанного таланта покидает училище.

- «ависть!.. ѕокровительство бездарност€м!.. –утина!.. —лабость к смазливым личикам!

ѕри этом один из наиболее известных профессоров непременно обвин€етс€ в умышленной порче голоса будущей ѕатти. ¬ообразите себе,- говор€т возмущенные родители,- этот Ёверарди совершенно "сорвал" голос нашей ћими (все ћанечки после двадцати п€ти лет обращаютс€ в ћими). Ёто просто ужас, как он обращаетс€ с голосами!

ќкончив таким образом музыкальное училище (трем€ годами раньше окончани€ курса), будуща€ ѕатти становитс€ ревностной участницей всех домашних концертов. ќперных певиц она бранит с беспощадным ожесточением, вызывающим даже у нее на губах пену. ¬ то же врем€ потребность "обожани€" она с профессоров переносит последовательно на “артакова, ћедведева и в конце концов на ћышугу, пристава€ к ним с просьбами подарить на пам€ть карточку или носовой платок и поднос€ им ко дню бенефиса вышитые гарусом туфли и подушки.

¬ тех летах, когда надежда сделатьс€ со временем звездой русской оперы становитс€ очень сомнительной, ћими начинает, с "неподражаемым шиком" аккомпаниру€ себе на гитаре, исполн€ть цыганские романсы, вроде Ўмитгофовского:

“ы сиводни сапрасила с укорам, јтачего € при вастречи малачу.

¬месте с летами растет ее поклонение оперным тенорам, обраща€сь наконец в насто€щую фанатически €ростную манию. ќна уже не довольствуетс€ одним "посмотрением" своего идола,- у нее €вл€етс€ ничем не удержимое желание повергнутьс€ к его божественным ногам € прикоснутьс€ к его св€щенной особе собственными руками... » нередко случаетс€, что ћими, не будучи в силах превозмочь своего психопатического вожделени€, с блуждающим взором, с растрепанной прической, кидаетс€ в фойе оперного театра к ногам своего кумира и, к великому соблазну присутствующих, начинает покрывать полы его сюртука гор€чечными поцелу€ми.

«десь, впрочем, мы уже имеем дело с типом оперной психопатки, о которой в свое врем€ поговорим подробнее, так же как и о "будущей –ашели" и "будущей —офии ћентер".

ƒо конца дней своих ћими глубоко убеждена, что в ней погиб великий талант, не признанный завистливыми профессорами, и великолепный голос, "сорванный" их варварским методом.