пњљпњљпњљпњљпњљпњљпњљ@Mail.ru

јль-»сса

Ћегенда

«а несколько веков до рождества ’ристова в самом центре »ндостана существовал сильный, хот€ и немногочисленный народ. »м€ его изгладилось в истории, даже св€щенные ¬еды не упоминают о нем ни одной строчкой. Ќо старые факиры, ревностные хранители преданий, говор€т, что родоначальники этого народа, суровые и бесстрашные люди, пришли с далекого «апада и в короткое врем€ покорили своей власти весь »ндостан. ¬се раджи и кн€зь€ »ндостана платили им дань, а пленные рабы обрабатывали их землю. ќни не знали ни роскоши, ни страха смерти, и это делало их непобедимыми.

Ётот могущественный народ поклон€лс€ живому существу Ц женщине, котора€ называлась богиней смерти. Ѕогиню смерти никто никогда не видал, кроме двух старейших жрецов. ќни же и выбирали ее тайно изо всех красивейших девочек, не достигших еще четырехлетнего возраста, воспитывали ее и чудесными, одним им открытыми способами доводили ее красоту до сверхъестественного совершенства.  огда умирала одна богин€ смерти, на место ее двое жрецов возводили тотчас же другую, но об этом знали только они. Ќарод верил, что богин€ бессмертна и красота ее неув€даема.

–аз в п€ть лет, ночью, она выезжала из своего храма на гигантской колеснице, закрытой со всех сторон и запр€женной дес€тью белыми слонами. ≈е встречал весь народ с пением св€щенных гимнов, с зажженными факелами в руках. ¬осторг толпы доходил до бешенства. –убили головы сотн€м рабов, многие ист€зали себ€ бичами и кривыми кинжалами, в исступлении бросались под колесницу богини, чтобы быть раздавленными слонами и колесами...

¬ одну из таких ночей жрецами и народом избиралс€ дл€ богини смерти муж. “олько двенадцать часов был он ее мужем. ”тром его на костре торжественно приносили в жертву, потому что вс€кий, кто хоть раз увидел лицо богини, по законам подлежал немедленной смерти. » несмотр€ на это, каждые п€ть лет двенадцать славнейших юношей обрекали себ€ на служение страшной богине. »х ожидали такие т€желые испытани€, что предание насчитывает только четырех героев, удостоенных величайшей чести Ц умереть мужем богини смерти.

јль-»сса был сыном знатного раджи. ѕ€тнадцати лет он уже превосходил всех молодых людей смелостью, силой и красотой. —ама€ знатна€ и горда€ красавица »ндии сочла бы счастием назватьс€ его женой. Ќо јль-»сса посв€тил себ€ богине смерти.

ќн должен был отказатьс€ от семьи. ѕрикосновение к женщине считалось дл€ него преступлением. ¬о всю жизнь он не смел ни улыбнутьс€, ни запеть песни... ¬ойна и атлетические упражнени€ были его единственными зан€ти€ми.

» јль-»сса выдержал т€желый искус. —лезы матери и сестер не тронули его, когда он уходил из своего роскошного дворца. ѕри встречах с женщинами он опускал глаза и далеко обходил лучших красавиц... Ќикто никогда не видал его смеющимс€ или преданным праздному разговору...

«ато скоро им€ его стало приводить в ужас самых воинственных соседей. Ѕез панцир€, в одной легкой белоснежной одежде, он кидалс€ в самую густую толпу непри€телей. “уловища, рассеченные от плеча к бедру, отрубленные головы, руки и ноги указывали его путь. ¬стреча с ним была неминуемой смертью, и закаленные враги бежали перед ним, как стада овец, с криками: "јль-»сса! јль-»сса!.."

≈сли не было войны, он проводил врем€ на охоте за дикими кабанами и тиграми. ¬ода из лесного ручь€ и кусок хлеба служили ему пищей, седло -изголовьем.

Ќаконец, через три п€тилети€, в один из тех дней, когда выезжала на колеснице богин€ смерти, глашатаи объ€вили народу им€ јль-»сса.

Ќесметна€ толпа еще с утра стекалась на огороженную стеною площадь перед храмом, где јль-»сса ожидали последние испытани€. ≈го им€ было у всех на устах. ¬се знали, что сама богин€ смерти, не видима€ никем, смотрит теперь из тайной амбразуры храма на площадь.

ќтмерили рассто€ние в двести локтей, вбили в землю щит с п€тью воткнутыми в него стрелами и дали јль-»сса громадный лук... » јль-»сса при громких криках восторга расщепил своими п€тью стрелами п€ть стрел на щите.

ѕотом вооружили јль-»сса кривым кинжалом и на площадь выпустили голодного, разъ€ренного бенгальского тигра.

јль-»сса на глазах всего народа, истерзанный страшными когт€ми, облива€сь кровью, перерезал горло свирепому хищнику и наступил ногой на его труп...

Ќаконец толпа расступилась, и јль-»сса подвели злого варварийского жеребца. ƒикий, черный, с пламенными ноздр€ми, он еще никогда не носил на своей спине оскорбительного бремени. Ўестеро конюхов едва удерживали его. ќн злобно визжал, водил вокруг огненными глазами и дрожал своей атласной кожей.

јль-»сса спокойно подошел к нему и вз€лс€ за холку.  онюхи разбежались. Ќарод в ужасе и см€тении бросилс€ в стороны... ¬ один миг јль-»сса уже сидел на коне. —начала гордое животное только тр€слось от злобы и оскорблени€... „ерез минуту конь и всадник скрылись из глаз народа.

ѕрошел целый час томительного ожидани€, когда, наконец, вдали показалс€ јль-»сса на взмыленном и покрытом пылью коне. ¬арварийский жеребец шаталс€ от усталости, но был послушен јль-»сса, как ручна€ овечка.

»спытани€ јль-»сса кончились.

¬ полночь его, одетого в драгоценные одежды, умащенного ароматами ¬остока, отвели в храм и оставили одного. ќн слышал на улицах рев народа, все более и более приближающийс€ к храму. Ёто богин€ объезжала город на своей колеснице, запр€женной белыми слонами.

ѕотом в храм вошли два верховных жреца Ц столетние старцы с волосами белыми, как снег. ∆рецы опустились перед јль-»сса на колени, облобызали его ноги и потом, вз€вши за руки, повели в св€тилище. “ам среди фантастической восточной роскоши возвышалось золотое ложе...  урильницы благоухали ароматами јравии и ѕерсии... причудливые фонари лили волшебный свет..; в золотых клетках качались пестрые св€щенные птицы, шелковые ткани т€желыми складками одевали стены...

∆рецы безмолвно удалились, закрыв лица руками. јль-»сса ожидало блаженство и через двенадцать часов Ц мучительна€ смерть.

√де-то далеко за стеной раздалось нежное и сладостное пение женского хора. ћассивные двери слоновой кости распахнулись... и медленно вошла сама богин€ смерти в длинных белых одеждах, окутанна€ покрывалом.

јль-»сса кинулс€ к ней, дрожащими руками распахнул легкую ткань, закрывавшую лицо, и окаменел от ужаса и изумлени€...

ѕеред ним сто€ла др€хла€ старуха, сморщенна€, беззуба€, со слез€щимис€ глазами и потухшим взором.