Рейтинг@Mail.ru

Пролетарское искусство

(Лекция, прочтенная Никандром Хлаповым на собрании Колпинской комячейки)

Дорогие товарищи и те вот, что позади семечки лускают! Я скажу несколько слов за пролетарскую музыку. Как я четыре года проторчал сторожем при уборной в консерватории, то будучи назначен спецем. И еще я скажу, что нигде нету такого буржуазного засилья, как у музыке. Товарищи! Почему нам, пролетариату, они всучили балалайку об трех струнах, а себе позабирали рояли, где этих струнов натянуто столько, сколько у этого рыжего, что сидит супротив мене – и волосьев на голове нет?! Почему?! Да и то вам скажу, товарищи, что с этими роялями у них одно жульничество. Как известно, у всякой музыке есть семь нот, так называемая гамма, а они, черти не нашего бога, столько там нот понаделали, что другой – шустрый-шустрый – а еле двумя руками управляется! Да еще ногой чего-сь жмет у низу. Где ж тут справедливость! Да ежели одно пианино поперек распилить, так из его для народа восемь штук узеньких можно наделать. Нам, товарищи, этих Шубертов-Мубертов не нужно, а ты нам давай это самое наше, настоящее, пролетарское! Опять же черненькие, которые сквозь по роялю пересыпаны! Нам три струны, альбо, как у гитаре, семь, а себе и черненькие, и беленькие? Говорят – это полутоны. А что нам с их шубу шить, што ли? Как говорится – ни шерсти, ни молока. Я онадысь пробовал по одним беленьким подбирать и «Понапрасну мальчик ходишь» и «Ой, не плачь, Маруся – ты будешь моя» – и одних беленьких совершенно предовольно! Здорово выходит. Для чего ж черные? Только зря затуманивать классовое самосознание пролетариата?! Нам-то небось балалайки липовые или с какого-нибудь ясеню, а себе на слонячьей кости чуть не сто клавишей закатывают. Ей-бо, право. Убьют слона и делают из его клавиши. За что? А, может, слон такой же человек, как и мы с вами?! Одно зверство и безобразие. А возьмите ихние ноты? Нарочно там такого напутано, что на стену полезешь, разбирамши! И все ни к чему, все ни к чему. Почему они свои закорючки пишут на пяти линейках? Почему не на одной? Все от пьянства. Потому пьяному по пяти половицам легче пройти, чем по одной – вот они и шпарют свои крючки то вверх, то вниз – один смех. Прямо, как курица лапой по бумаге ходила. А ты мне на одной линейке все изобрази – вот тогда я посмотрю, какой ты музыкант! Опять же диезы и бемоли… Он, сволочь, их семь штук с левого боку насует, а я это имей в виду? А если я не желаю!? Вот буду жарить без бемолей – и конец! Так этого им, видите, еще мало: бекары выдумали! «Какие такие бекары, позвольте вас спросить?» – «Это, говорит, отказ». Почему отказ? Трудящему пролетариату ни в чем отказу быть не должно. И все-то они, черти собачьи, крутят, все вертят, как бы понепонятнее. Видали, ребята, скрипичный ключ, что с левого боку стоит? Этакую глисту закрутили, что ей ни начала, ни конца не видать! Нешто это ключ? Не видал я таких ключов! А по-моему, так – ежели уж тебе нужно какую штуковину для блезиру поставить – так зачем заковыристый ключ? Ставь простую отмычку! И понятней и легче. Правильно я говорю, товарищи? То-то и оно. А ихние паузы! Ежели ты уж взялся играть – так играй честно, без жульничества, подряд, а нечего зря лапой по полу стучать, а то другого можно так стукнуть, что и свет замакитрится. Заканчивая свою лекцию, я могу только одно сказать: русский пролетариат уже просыпается и, когда он проснется окончательно и без остатка – он такую музыку покажет, что все эти Чайковские, Маяковские, Мечниковы и Бечниковы – у гробах переворотются!

Бурные аплодисменты комячейки.