Рейтинг@Mail.ru

Мартов и Абрамович

Сказка про белого бычка

Существуют на свете два молодых человека – прекрасных, как майское утро, и обаятельных, как принцы из волшебной сказки… Это – Мартов и Абрамович. Они – эсдеки. Они издают газету "Социалистический Вестник". И носятся слухи, что эту газету даже кто-то читает. Летом ее тираж больше, зимой меньше. Летом, как известно, разводятся мухи – этот бич населения. И вот, если разложить на столе "Социалистический Вестник", он через час почернеет от дохлых мух. Очень полезно. Если же подойти к этой газете, как к материалу для чтения, то у читателя получается ощущение, какое, вероятно, бывает у голодной собаки, когда озорной мальчишка дает ей проглотить кусок сала, привязанный к крепкой бичевке, и потом начнет подергивать за другой конец бичевки. Я полагаю, что собака в этом случае питает страстное желание вывернуться наизнанку, только чтобы избавиться от навязанного ей ощущения. Те же эмоции испытывает и читатель, решивший проглотить одним духом соблазнительное издание Радика и Дудика – Мартова и Абрамовича.

Однажды я прочел в этой газете энергичный и трогательный протест против расстрелов, практикующихся советской властью. Мартов и Абрамович категорически утверждали, что расстрел эсдеков – возмутительный произвол, и что эсдеков большевики расстреливать не имеют права. О не-социалистах ничего не было сказано: значит, их расстреливать можно. Протестовали и правые эсеры против расстрелов правых эсеров, и левые эсеры протестовали тоже – против расстрела левых эсеров. Вышло как-то так, что меня – не эсдека и не эсера – может всякая каналья расстрелять, и ни эсдек, ни эсер даже не почешется. Так как я человек беспартийный, то я собираюсь сузить этот принцип еще больше: меня зовут Аркадий, и я накатаю обращение ко всему миру с протестом против расстрела всех Аркадиев. Раз человек носит поэтичное имя: Аркадий – не трожь его, скотина! Расстреливай Геннадиев и Апполинариев, если уж так тебе приспичило. Другие человеки тоже могут организоваться по своим отличительным признакам: брюнеты напишут протест против расстрела брюнетов, рыжие станут грудью за рыжих, косоглазые за косоглазых и привычные кретины за… Впрочем, последнего не надо. Уже сделано.

* * *

Однако, как говорят французы – "вернемся к нашим баранам" – к Мартову и Абрамовичу. Итак, они энергично протестуют: против расстрелов эсдеков, против удушения эсдековской прессы и против невключения эсдеков в число правящего класса. А представьте вы себе такую картину: сидят Мартов с Абрамовичем у себя в редакции, тихо, мирно испускают "Социалистический Вестник" – вдруг является депутация русских мужичков и, повалившись в ноги, голосит: – Земля наша очень велика и обильна, большевики вырезаны – придите княжить и володеть нами! Пражские эсеры позеленеют и лопнут от зависти, что не их пригласили править, но Мартову и Абрамовичу уже не до них: мало ли какие бедные родственники корчатся по передним царственных домов.

– Наша взяла! – радостно гаркнет Мартов, и тут же покосится на Абрамовича, подумав: "Эх, хватил бы тебя паралич – можно бы тогда начать устраиваться без компаньонов!"

А Абрамович крепко пожмет Мартову руку, и мелькнет в его светлой голове мысль:

– Эх, не руку бы тебе так сжать, а горло! Ведь, знаю, поеду в Москву – сейчас же за мной потащишься!

Но наружно оба будут сиять и, ужимая коленами пухлые чемоданы, пообещают делегации:

– Раз вы передаете власть в наши эсдекские руки – всякий произвол и насилие прекратятся! Долой гнет печати, долой расстрелы и Че-ка!..

* * *

Вот и Москва развернула свои пышные красоты перед двумя новыми Рюриком и Синеусом.

– С чего ж мы начнем? – спросил деятельный Абрамович.

– Надо составить коалиционное правительство!

Мартов поморщился:

– Значит, с эсерами и кадетами?

– С какой радости? Что у нас, меньшевиков мало, что ли? Составим коалиционный кабинет из меньшевиков левых, меньшевиков правых и меньшевиков так себе.

* * *

Пришел Абрамович к Мартову – лица на нем нет:

– Вы послушайте, какое хамство! Эсеры ругательски изругали нас в своей газете за то, что мы их не включили в кабинет! Можете представить – меня назвали бездарным слизняком! По-моему, эту их паршивую газету нужно закрыть навсегда!

– Ну, положим, – усмехнулся Мартов, – это недостаточный мотив для закрытия.

– А про вас написали, что вы пузатый Калигула с темпераментом скопца-менялы!

– Гм… да. Тогда мотивы для закрытия, пожалуй, достаточны. Заготовьте ордерок.

* * *

Снова прибежал Абрамович к Мартову – снова лица на нем нет. Вместо лица – трагическая маска.

– Послушайте! После закрытия нами эсеровских и кадетских газет – эти каторжники совсем на стену полезли: получил сведения, что они организуют заговор с целью нас свергнуть.

– Кукиш с маслом! – воскликнул, с царственным жестом, Мартов. – Нам нужно создать особый орган, который следил бы за общественной безопасностью и раскрывал заговоры.

– Чрезвычайную Комиссию?

– Дубовая голова! Разве можем мы воскрешать Че-ка, вызывать к жизни мрачные страницы большевизма? Нет, нужно создать Обыкновенную Комиссию.

– Значит, Об-ка?

– Об-ка – это звучит спокойно и безобидно.

* * *

Через год за границей встретились двое русских.

– Вы каким образом из России?

– Бежал от ужасов Об-ка.

* * *

Я не моралист, но я только хотел доказать читателям – что такое партийная власть. Всякий человек, говорящий «А», неизбежно произносит и следующую букву… Когда расстреливают всю Россию, а Черт Иванович протестует только против расстрела Чертей Ивановичей, такой человек у власти будет самым сугубым Нероном, только без его умения играть на цитре. Партийные люди напоминают бездарных, с болезненным самолюбием, актеров. А ведь сказано: – Не всякий император на месте Нерона был бы актером, но всякий актер на императорском месте будет Нероном.