Рейтинг@Mail.ru

Ищут комнату

По всему угрюмому зимнему побережью звенит один и тот же надрывный крик:

– Дайте комнату!

Но нет комнаты…

«И висела ночь без исхода»…

На последней странице газеты в правой ее стороне толпой собираются бледные призраки безысходно ищущих, и еле-еле слышишь в сутолоке жизни их бескрасочный шелест:

– Дайте же комнату…

Впрочем, не все публикации вялы и бескрасочны… В последнее время жизнь научила ищущих придавать своим стонам яркую, пышную, красочную оболочку:

«3000 руб. тому, кто укажет комнату, безразлично где».

«Дайте комнату! Буду отапливать своими дровами всю квартиру».

«За комнату буду готовить и себе и хозяевам обед из своего провианта, а также научу любой музыке».

Есть и сложные объявления:

«Ищу комнату. Если с отдельным ходом – отдам хозяйке свои новые лаковые открытые туфли и японские ширмы. Если же отдельный ход и центр города прибавлю еще перламутровый бинокль и право брать продукты в кооперативе „Одно удовольствие“. Тут же продается беличья шубка, рипсом».

А вот расчет на психологию:

«Указавшему комнату уплачу 1000 руб. франками».

Человек, так сказать:

«Берет на валюту».

А вот публикация, прямо умилительная своей наивностью, беспочвенностью и полной бесцельностью:

«Ищу комнату для одинокой. С предложениями (?!) обращаться на имя М. С.».

Разве во время воя тропической бури можно услышать жужжание комара?

Таких же результатов достиг бы лондонский Дрюри-Ленский театр, если бы анонс о своем спектакле вывесил на верхушке пальмы в центре африканской пустыни Калахари.

Бедная наивная «одинокая».

Тогда уж понятнее эти две строки:

«Если вы порядочные люди, дайте комнату одинокому!»

Тут хоть вопль слышится, какой-то шум производит человек: авось, кто-нибудь и преклонит свое ухо.

* * *

Один мой приятель, человек очень серьезный, не мальчишка, не вертопрах, – вертелся, вертелся без квартиры, мучился, мучился, изучал, изучал быт и психологию газетных публикаций о комнатах, да, вдумавшись хорошенько во все это дело, – и бухнул в газете объявление:

«Согласен жениться на хозяйской дочери за комнату. Возраст безразличен, цена безразлична, все безразлично, кроме комнаты! Адресуйте предложения руки и сердца и комнаты – туда-то»!

Большого ума человек был мой приятель: в тот же день к нему явился пожилой господин.

– Я по поводу своей дочери.

– И комнаты, конечно? – осторожно добавил мой приятель.

– Ну, само собой разумеется. Одно без другого не будет.

– А-а. Очень приятно. Хорошенькая?

– Ничего себе, росту небольшого, но зубки…

– К черту зубки! я о комнате спрашиваю: комната хорошенькая?

– Ничего себе. А дочь, можете представить, такая способная: кончила за четыре класса…

– Светлая?..

– М…м… Как вам сказать? скорее, каштановая.

– Обои, что ли?

– Нет одна. У меня единственная.

– Обои, вы говорите, каштановые или что?!

– Волосы.

– Чьи?!

– Дочкины.

– А чтоб вас! Я вас о серьезном спрашиваю, а вы мне о пустяках.

– Ах, вы о комнате? Да ничего… светловатая. Она у меня все перебирала, не хотела выходить, вот и доперебиралась! Досиделась до того, что рада и втемную…

– Как втемную? Чего втемную! Вы же говорите: светловатая.

– Я говорю о замужестве. Засиживаться долго нельзя.

– Что? Ну, до часу-то можно. Пока горит электричество?

– При чем тут электричество?

– Если гости придут.

– Моя дочь не такая.

Мой приятель задумчиво пожевал губами и спросил:

– Теплая?

– То есть температура? Нормальная, что вы! 36,5.

– Ах ты. Господи! Да на дочке вашей я все равно женюсь; чего вы мне ее расхваливаете. Вы лучше о комнате расскажите.

– Виноват, я все-таки хотел бы, чтоб все вышло вроде как по любви… Все-таки я отец.

– А я квартирант. Это почище будет! Кстати, самовар будете давать?

– Полный гарнитур! Рубашек кружевных 6, панталон…

– Бросьте, папаша! Пойдем лучше, посмотрим…

– Она еще не одета.

– Комнату, папаша, комнату!

* * *

Комната оказалась премиленькой, чего нельзя было сказать о невесте, но приятель мой чувствовал себя на седьмом небе:

– Ведь я три месяца спал на трех мыльных ящиках да неделю под прилавком обувного магазина! Наконец, нашел тихую пристань!

Но… Когда молодые вернулись из церкви и уселись за брачный стол вкупе с полдюжиной родственников – молодая жена нежно поцеловала мужа где-то между ухом и затылком и сказала:

– Ну, Гришенька, справим мы медовый месяц – нам на это и недельки довольно – да и отправимся на поиски…

– Чего?

– Квартиры. Не можем же мы вдвоем, да еще с прислугой, жить в одной комнате!..

* * *

Прокурор плакал навзрыд и заявил, что он не обвинять, а защищать будет убийцу.

Присяжные собрали в его пользу тысячу рублей, а окружной суд вынес приговор: «Признать убийство совершенным в целях самозащиты и умоисступления. Подсудимого оправдать».

– А с тюрьмой как же? – огорченно спросил оправданный Гриша.

– Вы свободны. Больше в тюрьму не вернетесь.

– Жаль. Может бы, в сумасшедший дом посадили?

– Нельзя. Вы нормальны.

– Ну, в контрразведку.

– Вы свободны!!!

– Значит, опять на мыльные ящики? Ну, и суд у нас в России!