Рейтинг@Mail.ru

Драма на море

Матросы одного океанского судна поймали акулу…

Вытащили ее крюком на палубу и распластали.

– А интересно, братцы, что у нее в желудке, – сказал судовой врач.

Бравый матрос одним ударом ножа вспорол акулий желудок, бесстрашно сунул туда руку и вытащил… человеческий череп и записную книжку в прочном коленкоровом переплете, только чуть-чуть разъеденную едким желудочным соком.

– Глянь, ребята, – сказал юнга. – Обезьяничий череп.

– Ничего подобного, – возразил доктор. – Судя по форме – это череп первобытного дикаря. Первая ступень развития.

– Не думаю, чтоб «первая ступень», – засмеялся младший офицер, – думаю, чтобы первобытный дикарь, ибо при черепе есть записная книжка. Несомненно – обладатель черепа и книжки – одно и то же лицо. А ну, поглядим… Ба! написано по-русски. Значит, компатриот! Угораздило беднягу. Послушайте-ка!

* * *

«Сыя записная книжка принадлежит члену Дрыкину.

Воскресение. Ужас, ужас и еще раз ужас. Наша старая рыбачья шхуна „Амфитрита“ пошла ко дну ко всем чертям. Спасся только начальник шестеро… Плывем в лодке – куда неведомо! Хорошо еще, что начальник захватил компас и карту… Говорит, что берег в 80 милях и если хорошо грести, то в шесть дней догребем до берега. Навались, ребята!

Понедельник. Гребем. Подсчитывали рационы. Если по два сухаря и куску солонины в день, то на 5–6 дней хватит. Гребем день и ночь.

Вторник. Гребли, гребли, вдруг встает товарищ Алеша Гайкин и говорит этот Алеша Гайкин:

– А что, говорит, товарищи, – ведь тяжелая штука эта гребля.

– Очень, говорим, тяжелая.

– Это, говорит, труд, а всякий труд должен быть организован! Поэтому, говорит, предлагаю немедленно основать профессиональный союз гребцов для защиты наших пролетарских гребцовских интересов!

Начальнику это не особо чтобы понравилось:

– Что вы, говорит, ребята! Какие там союзы? Гребите себе, и конец! Доберемся до берега – тогда что хотите делайте.

– Нет, – говорит Алеша, – это ты врешь! Тогда уже поздно будет, на берегу-то. Мы должны организоваться сейчас. Выбирай, товарищи, председателя!

Вот оно, что значит: сознательный! Сразу сказал – что к чему! Мозговитая башка.

Побросали мы весла – стали выбирать. Ну, понятное дело – Алешу и выбрали.

– В таком разе, – кричит Алеша (радостный такой), – раз вы меня выбрали, то требую восьмичасового рабочего дня, и никаких гвоздей!

А начальник – смех на него смотреть – прямо что только не плачет:

– Да с ума вы, говорит, посходили! Где же это, кричит, видано, чтобы публика чуть ко дну не идет, а сама восьмичасового дня требует?! Да я сам, своими руками, буду хоть 15 часов грести… Одумайтесь, ребята.

– Думали, – говорит Алеша, – достаточно… И раз у нас проснулось классовое самосознание, то никаких ваших разговоров не должно быть. Правильно, товарищи? Голосуйте вставанием…

Проголосовали вставанием – чуть лодку не опрокинули.

А меня секретарем выбрали. Вот-то здорово! И сам не ожидал.

Среда. Решили грести так: четыре часа до обеда, четыре – после обеда. А так как обед был не особо чтобы какой, то Алеша потребовал увеличения пайка под угрозою забастовки.

Прямо плакал наш буржуй-начальник:

– Для вас же, чертей, берегу рационы… Ведь с голоду подохнете.

– Это, – говорит Алеша, – все трефовый разговор… А раз, что пролетариат работает – он должен и сносно питаться. Иначе минимум производительности!

Четверг. Вынул нынче Алеша из кармана книжечку-календарчик, глянул в него да как крикнет – таково радостно:

– Братцы-товарищи! А ведь нынче престольный праздник! Никто не имеет такого права, чтобы заставить нас у праздник работать. Бросай весла!

Ай и голова же! Прямо сил нет.

Пятница. Нынче у нас первый день забастовки. Вся штука вышла из-за того, что Алеша предъявил начальнику от имени профсоюза требование о больничной кассе и обеспечении на случай потери трудоспособности.

Получили отказ – забастовали.

Алеша называет это: „конфликт с предпринимателем“.

Вот мозух! Где-нибудь в Англии или еще где – министром был бы, а у нас так, зря околачивается.

Суббота. Забастовка протекает – нормально.

До берега 68 миль.

Рационы – только на завтра. Если потом начальник перестанет кормить – поломаем весла.

Алеша так это и называет: „Порча орудий производства“.

Появились акулы.

Этой сволочи еще чего надо?

Воскресенье. Рационы прикончили. Надо же питаться трудящему человеку.

Акулы прямо с ума спятили. Шныряют около лодки день и ночь никакого им 8-часового рабочего дня нет!

Алеша чивой-то притих, а море, наоборот, разыгрывается. С запада желтая туча ползет, стерва, прямо как живая…

Акулы прямо чуть не через борт прыгают… Алеша даже одну кулаком по морде хватил.

Воскресенье (вечер). Буря. Алеша чего-то плачет.

– Простите, говорит, братцы, меня окаянного… Через меня все подох…

До чего сволочевый вал – чуть лодку не перевернул!

Акулы…

Братцы, что ж это так…»

* * *

От последней буквы записи тянулся длинный нервный карандашный хвост – будто кто-то помешал секретарю профсоюза дописать слово.

Дальше шли чистые листки.

* * *

– Какая странная история, – прошептал доктор, швыряя череп через борт. – И ужаснее всего, что никто от этого не выиграл!..

Офицер возразил:

– Как никто? А акулы?